Обсудить или помочь?

12.11.2018 795 (0)
Обсудить или помочь?
Обсудить или помочь?

В итоге они развелись. А жаль, была красивая пара. Когда они жили вместе, никто не мог подумать, что между ними что-то не так. А теперь, как волки на свежую падаль на слухи сбежались соседи и знакомые. Каждый из них так и знал. Каждый из них все это предвидел. Ясное дело проблема была в муже… Хотя, попадись ему другая жена… Это все она была виновата. Не могла удержать такого мужика! Сейчас таких днем с огнем не найдешь. Проворонила счастье! Проворонила!

А они, каждый со своей болью разошлись, разъехались, разлетелись далеко-далеко. Они были далеко физически и все же продолжали жить друг у друга в мыслях. Каждый из них пытался доказать сам себе, что сделал правильный шаг. Да, для этого нужно было набраться смелости, наглости, злости. Но она ведь имеет свойство накапливаться и ждать своего выхода. И вот очередная ссора, взрыв вулкана и — развод, пока не передумали.

— Она никогда не понимала меня. Хотела сделать из меня кого-то другого, вылепить образ игрушки-супермена. Было бы неплохо стать им, но нужно обильное здоровое питание… хотя бы раз в день, ну хотя бы раз в неделю. Нужна рядом счастливая женщина, красивая гордая, только моя. Да я и сам вроде не такой уж плохой. Мне часто хотелось ответить ей иначе, но эти постоянные жалобы, жалобы, жалобы. Они делали из меня тряпку. Мне не нужна женщина, которая будет вытирать об меня ноги. Мне нужна та, рядом с которой я обрету крылья.

— Он оказался таким грубым чурбаном. Я думала, что он герой, а он просто надувной шар. Нажмешь, и выйдет из него весь воздух. Мне было сложно, я не спала ночами рядом с колыбелью, а он вместо того, чтобы сделать мне кофе, молча уходил на работу. Я не успевала сварить себе яйцо и отрезать кусок хлеба, а он ни разу не догадался заказать пиццу и накормить голодную мать своего ребенка. Мог бы вспомнить, что он отец и вывести дочурку на коляске, хотя бы на часок… Нет, у него видите ли нет сил. Он считает, что раз я дома, значит отдыхаю 24 часа в сутки.

У каждого из них была мама. А толку? Свекровь рассказывала невестке, что она не умеет правильно любить ее сыночка, а теща подливала бензина в пилу вечного двигателя. Вот и теперь, каждая из них твердила своему чаду: «Ну что сделаешь, любовь зла, полюбил змею, полюбила козла. Забудь, расслабься, это не твой уровень».

А малышка? Малышка любила и маму и папу. Она нежно тянула руки к отцу, терлось личиком о его щетину. И замирала. Вот он секрет вечного счастья. У папы на плече чувствуется сила, надежность, стабильность. Этот запах останется с ней навеки, как аромат уверенности в себе в своей неповторимости, избранности, уникальности. Такой аромат исходит только от отца, вернувшегося с работы.

Вдоволь надышавшись, девочка переползала к маме. От нее пахло теплом, любовью, едой. Мама чаще бывала рядом, могла даже поднять голос, но это мелочи. Малыши умеют различать, где настоящая мама, а где обманщица-усталость, которая любит влезть в мамину домашнюю одежду.

Скоро она начнет понимать, задавать вопросы. Что мы ей ответим?

— Если я скажу ей, что папа плохой человек, она не поверит.

— Если я скажу ей, что мама оказалась глупой женщиной, она будет плакать. Я не допущу слез моего маленького ангела. Мой дедушка говорил так: «Мама отругала, папа должен пожалеть, папа разозлился – пусть мама успокоит».

Что делать? Делать ли что-либо?

Когда-то раввин рассказывал, при разводе семейной пары, плачет жертвенник. Как может плакать предмет, который изо дня в день видит сырое мясо, кровь животных? Даже если бы он был одушевленным предметом, его чувства должны были огрубеть от бесконечных жертвоприношений. Они огрубели, но не настолько, чтобы не ощущать огромную душевную боль, рану, сделанную не на теле, а на душе. Есть ли лекарство, способное ее излечить?

К кому обратиться? Их вдоль и поперек обсудили все друзья и знакомые. Некоторые даже проявили сочувствие. А толку? Каждый из них барахтается в своей луже, если не называть ее зловонной ямой.

Может антидепрессанты? Они способны на время заглушить любую боль. А дальше? И вообще, как наши предки жили в мире и согласии, рожали много детей, справлялись с войнами и голодом и до последних дней оставались вместе?

Есть ли где-нибудь ответ на все эти вопросы?

Он не мог больше оставаться наедине со своим немым диалогом. Он начал вслух разговаривать сам с собой. Больше было не с кем. Ему казалось, что голова вот-вот взорвется от перенапряжения.

— Ок, я не собираюсь к ней возвращаться. Но я, все же, пойду к раввину и задам ему все эти вопросы. Пусть он мучается в поисках ответа. Я не сделал ничего плохого, почему все эти мысли так прочно поселились в моей голове?

Сидя в прохладном кабинете раввина, он дал волю своим словам. Чем больше он говорил, тем больше ему казалось, что рав пытается скрыть улыбку. Это возмутительно, даже здесь его слова не воспринимают всерьез.

— Рабби, почему вы улыбаетесь.

— Не переживай сынок, я не смеюсь над тобой. Я внимательно слушал каждое твое слово. Уже второй раз.

— Я не понял? Я что начал повторяться?

— Нет, дорогой мой. Но у меня есть для тебя небольшая радостная новость. Совсем маленькая, как лучик света в конце туннеля.

— Какая?

— Вчера, со всеми этими вопросами ко мне пришла твоя бывшая жена. И я подумал, а может, вы завтра придете сюда вместе? Ведь для каждого из вас у меня приготовлен один и тот же ответ.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Библиотека » Наши авторы (другие статьи):