Фонарик в темноте

08.09.2004 2643 (0)

1.

Додик пытался заснуть, но у него не получалось. Он жалел маму. Мама вечером плакала, хоть и пыталась это от него скрыть. А плакала она потому, что по телевизору показывали очень страшные новости.

Мама вошла в комнату и сказала:

— Ты еще не спишь? Ну-ка засыпай быстренько, а то будешь завтра спать на уроках!

— Мама, — спросил Додик, — а террористам отомстят?

— Конечно! — сказала мама. — Давай-ка засыпай.

— И они больше никогда-никогда не будут нападать?

— Если мы сумеем их победить, то не будут.

— А как их победить? Посадить их всех в тюрьму?

— Если бы мы смогли собрать всех террористов и посадить в тюрьму, было бы хорошо. К сожалению, всех террористов не поймаешь.

— А что же делать? — огорчился Додик.

Мама села на стул рядом с кроваткой сына.

— Вот послушай, — сказала она. — Представь себе темную-темную комнату. В ней живут страшные звери.

— Террористы?

— Да. Террористы. Они прячутся в темноте, потому что боятся выйти на свет, где их могут узнать и поймать. Поэтому они после своих черных дел всегда возвращаются в темное логово. А теперь представь себе, что в это логово каким-то образом попал свет. Взошло солнце за окном. Или кто-то вошел туда с фонарем. Те из них, кому удалось спастись от света, заползли в темный-темный угол, такой темный, что туда не проникает слабый свет фонаря. А если мы захотим совсем уничтожить этих зверей, мы должны усилить огонь в фонаре.

На этом месте мама заметила, что малыш заснул. Она накрыла его получше и вышла из комнаты.

А Додику снился фонарь, в котором горел огонь. Фонарь стоял на пеньке посреди леса, а вокруг были темные заросли, в которых скрывались хищники. Он боялся их и не знал, как раздуть огонь в фонарике. А потом вдруг увидел, что у него это как-то само собой получилось. Тьма раздвинулась, и Додик попал в красивый светлый город…

Наутро он сообщил маме, что почти знает, как раздуть фонарь, прогоняющий террористов. Ночью во сне у него это получилось. Но он немножко забыл, как он это сделал.

— Я тебе скажу, как это делается, хочешь? — откликнулась мама. — Этот фонарь разжигается при помощи добрых чувств и добрых дел. Если ты любишь или жалеешь кого-то, или кому-то от всей души помогаешь, или говоришь добрые слова, то твой фонарик разгорается сильнее и прогоняет тьму.

— А где он, этот фонарик? — решил уточнить Додик.

— Он у тебя в сердце. У каждого в сердце есть фонарик, который горит то ярче, то слабее. Вот его ты и увидел сегодня во сне. Понятно?

Додику было все понятно, и он невероятно вдохновился тем, что случайно овладел тайным оружием, позволяющим улучшать мир.

2.

По дороге в школу, во дворе, он встретил Яэль. Она торопилась на автобусную остановку и кивнула ему на ходу.

Яэль была невестой его брата Томера, который сейчас служил в армии. Додик представил себе Томера на посту и вдруг понял, как он может сделать доброе дело.

— Привет! — сказал он Яэль.

Та остановилась и оглянулась.

— У меня есть к тебе просьба, — продолжил Додик. — Позвони, пожалуйста, прямо сейчас моему брату и скажи ему, что ты ждешь его и скучаешь.

— Не волнуйся, я звонила ему вчера! — ответила девушка. — И вообще, я звоню ему каждый вечер в семь часов, мы так с ним договорились.

— И больше никогда не звонишь, только вечером в семь часов? — уточнил мальчик.

— Ну да, а зачем еще? — удивилась Яэль.

— Значит, если ты позвонишь ему не в то время, когда вы договорились, а прямо сейчас, то он очень обрадуется и поймет, что ты на самом деле его очень любишь!

Яэль остановилась. Вдали к остановке подошел автобус и тут же отъехал. Спешить было некуда. Внезапно она поняла, что в ее торопливой жизни и на самом деле появился кусочек времени для дополнительного Добра. Конечно, ей не трудно лишний раз позвонить и обрадовать Томера! Какой молодец этот мальчик, его брат! Интересно, почему он вдруг об этом подумал?

Она вынула телефон и стала набирать номер.

3.

Водитель старой «Субару» нервничал. Если на этот раз все пройдет спокойно, он, пожалуй, бросит это дело. Если, конечно, хозяева разрешат…

Двое его пассажиров, впрочем, нервничали еще больше. Их, конечно, хорошо подготовили, и теперь они воспринимали действительность сквозь густой туман. Но цель свою каждый из них знал хорошо. С ними как следует отработали те последние их шаги, которые они должны пройти после того, как высадятся из машины. Каждый из них должен был зайти в кафе, и дальше направиться вверх, в рай и в объятия к гуриям, забрав с собой как можно больше неверных.

«Субару» приближалась к пропускному пункту, где стояли солдаты, и водителю становилось все хуже и хуже. Ох, не минует его эта доля! Конечно, ничего страшного, из тюрьмы вскоре выпустят. Да вот только не сорвались бы случайно эти парни на заднем сидении, не наделали бы глупостей раньше времени. Их, конечно, хорошо накачали, но именно поэтому они и могут все перепутать…

Впрочем, оказавшись в двух шагах от солдат с автоматами на пропускном пункте, водитель почти успокоился. Только один из охранников смотрел в его сторону, остальные, нагнувшись к серой «Мазде», о чем-то беседовали с ее пассажиркой, громко смеясь. Ну, а этот, который собрался было их проверять, похоже, просто задремал. Теперь тихо, только бы не спугнуть. Пусть он проснется позже, когда они будут уже по ту сторону…

4.

А Томер на самом деле засыпал. Так случилось, что ночь он провел без сна, и теперь с трудом держался на ногах на своем дежурстве. Он проверял автомобили, выезжающие с «территорий». Завтра предстоял отпуск домой, завтра он увидит маму, Додика, Яэль…

Он внимательно вглядывался в водителей и пассажиров проезжающих автомобилей. Но веки смежались, и уже не было сил держать их открытыми.

Он окинул взглядом колонну автомобилей, выстроившихся на проверку. Вроде, ничего подозрительного. Разве что вон та «Субару»… Да нет, все в порядке. Да и, пока эта «Субару» доберется до узкого проезда, рядом с которым он сидит, можно успеть вздремнуть, всего-то две секунды… Ну, три… Если он сейчас себе это позволит, то потом сможет держаться более бодро. Да, конечно, это правильно…

Резкий звонок телефона, забытого в кармане, вывел его из дремоты. Он как раз досматривал сон, и там была улыбающаяся Яэль…

Он встрепенулся. Нет, конечно, отвечать на звонки сейчас нельзя. Какие уж тут разговоры, когда эта «Субару» наполовину миновала узкий проход в барьере и собиралась рвануть с места, а в ней… Ох, ему совсем не понравились те, кто сидел в ней на заднем сиденье!

Томер встал и сделал шаг к автомобилю, делая ему рукой знак остановиться.

И одновременно все участники сцены все поняли… Два пассажира поняли, что в действие вступает «вариант В», и, прислушиваясь к зовущим голосам гурий, принялись возиться со своими смертоносными поясами. Водитель громко закричал: «Нееет!!!» — и тут же подумал, что одно хорошо — никто из своих не узнает, как он испугался…

А подошедший к ним солдат, мгновенно осознав, что ничего уже сделать не успеет, мысленно попрощался с невестой и прошептал слова молитвы.

5.

Ангел-хранитель Томера отчаянно тянулся с неба к маленькому фонарику, горящему в сердце младшего брата его подопечного. Это был самый яркий огонь из всех, которые он различил в окрестностях. Если бы только ему удалось соединить с ним его собственный факел, все было бы спасено. Но пока он был бессилен, ибо Чудо не может спуститься с неба, если ему не подставлена снизу лестница.

Додик же с самого утра вовсю разжигал свой тайный огонек. Он подарил соседу по парте красивый заграничный карандаш, который тому так нравился. Потом подошел к учителю и просто так сказал ему, что он сделал все уроки, потому что ему было интересно. Потом помог дежурному мальчику навести порядок. Потом опустил в коробку для пожертвований все свои сбережения. И после каждого доброго дела он ощущал, как фонарик в сердце разгорается все сильнее.

И еще ему все время казалось, будто кто-то сверху шепчет ему: «Еще! Еще, пожалуйста, чуть-чуть!».

А потом у них начались занятия, а перед ними, как всегда, молитва. Додик обычно молился честно, но не очень-то сосредоточенно. Но сегодня он решил сделать приятное Богу! И он обратился к Нему так искренне, что буквы из молитвенника, уцепившись одна за другую, поднялись прямо в небо…

Ангел-хранитель его брата Томера сделал последний отчаянный рывок и ухватился за внезапно взлетевшую снизу лестницу из букв. Он протянул к ней свой факел, и огонь Небесного Чуда достиг земли.

6.

Никто, конечно, не мог объяснить, почему у обоих смертников пояса, начиненные взрывчаткой, не сработали. «Чудо!», — говорили все. — «Просто чудо! Ну, ты, Томер, и везунчик!»

— Но почему ты не ответил на мой звонок утром? — спросила Яэль своего жениха, солдата-отпускника, с которым только что произошло такое чудесное, такое невероятное Чудо.

— А, так это ты звонила? Прости, милая, я был на дежурстве! — ответил он.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Библиотека » Наши авторы (другие статьи):