Нигун «Ты избрал нас» («Ато вехартану»)

22.04.2021 270 (2)
Нигун «Ты избрал нас» («Ато вехартану»)
Нигун «Ты избрал нас» («Ато вехартану»)

Автор нигуна «Ты избрал нас», Ребе ШЛИТА, комментирует его так: в этом нигуне две мелодии. Одна соответствует работе праведников, другая — раскаявшимся («баалей тшува»). Разница, по словам Ребе, состоит в том, что «баалей тшува» упорны и настойчивы; их путь не гладкий, но они проходят его, всякий раз возвращаясь и исправляя ошибки. Поэтому и мелодия их состоит из повторов.

Если мы обратимся к музыкальному тексту нигуна, то отметим: да, тема «баалей тшува» действительно звучит согласно описанию Ребе Короля Мошиаха. Однако, и мелодия, соответствующая служению праведников, также построена на повторе каждой фразы!

Отличие же в том, что мелодия «баалей тшува» повторяется «дословно», абсолютно без всяких изменений, тогда как раздел, посвященный работе праведников, строится по вопросно-ответному принципу (окончания фраз находятся как бы в диалоге друг с другом).

Подобная структура вызывает вопрос: где же динамика «тшувы»? Почему не показано, как работа над собой трансформирует действительность? Как, по словам мудрецов, искреннее раскаяние ретроспективно превращает грехи в заслуги? Почему путь «баалей тшува» в нигуне изображен статичным и не результативным?

Думается, разгадка кроется вот в чем. Нигун «Ты избрал нас» показывает работу не с внешним миром, а со злым началом внутри самого человека. Как известно из книги «Тания» (глава 27 и др.), полностью подчинить злое начало под силу лишь праведникам (что мы и слышим в первом разделе нигуна, где мелодия, по мере продвижения, подвергается изменениям и развитию). Обычный же человек находится в постоянном противостоянии ему. Алтер Ребе отмечает: может случиться, что борьбе этой не будет конца в рамках отдельно взятой человеческой жизни.

Эта ситуация и воспроизводится в звуках второго раздела нигуна, мелодия которого повторяется без малейших сдвигов. Это полностью противоречит идее человека, совершающего «тшуву», то есть, как говорит Ребе в описании этого раздела, проходящего путь дважды и исправляющего свои ошибки. Не слышно в этой мелодии исправлений. Слышно — хождение «по граблям», бесконечный «день сурка», когда от раза к разу поднимаешься против злого начала, а оно ни на йоту не сдает позиции. И выхода из этой матрицы нет.

Там же, в 27 главе, Алтер Ребе советует не грустить по этому поводу: ведь, Всевышнему доставляет огромное удовольствие видеть, как человек изо дня в день противостоит обратной стороне святости. И, как знать, возможно, лично ты и создан именно для того, чтобы всю свою жизнь заниматься именно этим? Алтер Ребе приводит притчу об этом, упоминая о «любимых блюдах», которые Ицхак просит Эсава приготовить ему. «Блюда» в множественном числе — потому, что есть два вида пищи: острая и сладкая. И оба доставляют радость, каждая в свое время.

В другом месте есть аналогичная притча о короле, у которого есть шикарный дворец. Но в лесу, после охоты, он ему ни к чему. Там ему нужен скромный домик, где можно отдохнуть. И радости он доставляет не меньше шикарного дворца.

Об этом же рассказывает и словесный текст нигуна (фрагмент праздничной молитвы «мусаф»): «Ты нас выбрал». Выбрал — для определенной задачи. Аспект выбора проявляется при наличии двух одинаковых объектов. Если, к примеру, передо мной лежат два яблока, красное и зелёное, и я предпочту красное из-за нелюбви к зелёным, это ещё не совсем выбор: я просто исключаю неподходящие варианты. Выбор — когда передо мной два одинаковых яблока, и я беру одно из них только потому, что таково мое желание.

Внешне, телесно, все люди устроены одинаково: две руки, две ноги, два глаза. При этом, одно тело Всевышний выбирает, чтобы вложить в него душу для соблюдения 613 заповедей, а в другое — душу для выполнения 7 заповедей сыновей Ноаха. В одно тело помещает душу праведника, которая сможет подчинить себе материю. А в другое — душу иного склада, задача которой — сдерживать напор злого начала без всяких перспектив на победу. И нет причин грустить, что ты создан не тем, кем предпочел бы быть. Есть смысл радоваться, что ты — тот, кто ты есть, потому что так выбрал Создатель, потому что в этом выборе раскрылось Его желание и наслаждение.

По этой аналогии построены и обе мелодии нигуна. Несмотря на принципиальную разницу воплощаемых образов (праведники и «баалей тшува»), они совершенно не контрастны. Почему каждая из них стала символом такого типа служения, а не другого? Таково желание автора. Всевышний выбирает, какие типы души вкладывать в идентичные тела, а создатель нигуна — какие смыслы закодировать в идентичные мелодии. Они (обе эти мелодии) вообще мало выразительны. Смысловой акцент здесь сделан не на них, а на структуре, на наличии (или отсутствии) повторов и изменений.

Вследствие статичного повтора каждой фразы, раздел «баалей тшува» оказывается лишенным развития музыкальной мысли. Здесь нет диалога, интонационных прорастаний. Этот раздел построен на сопоставлении нескольких фрагментов, соединённых друг с другом чисто «механически», без всякой интонационной логики. Так нанизывают бусины на нитку, так сшивают друг с другом пестрые лоскутки ткани, так соединяются между собой в случайном порядке стёклышки калейдоскопа. Интонации и фразы лишены логики повествования, а значит — функции. О чем говорит такой прием? Как это ни странно может показаться на первый взгляд, — о святости.

Судите сами: с подобной структурой мы встречаемся в нигунах «а-Нерот», «Пильпуль», «Ине ма тов».

Что объединяет эти нигуним? Идея святости. Ханукальные свечи не предназначены для утилитарного пользования, их светом можно только любоваться и наслаждаться. Изучение Торы (в идеале) не преследует никаких практических целей: мы учим ее «ради нее самой».

Настоящая любовь к ближнему не зависит от «пользы», которую этот ближний может принести. Любовь — это когда «хорошо и приятно сидеть братьям вместе».

Путь «баалей тшува» — это та же святость. Он ценен не результатом (который, видимо, недостижим), а самим процессом, доставляющим радость Создателю.

В пользу святости «говорит» и другое интересное свойство нигуна «Ты избрал нас». Мелодии его второго раздела невозможно остановить. Закончив одну, автоматически «выходишь» на пение следующей, и так по кругу. Можно ли сказать, что это — олицетворение «Сизифова труда», коим является борьба «баалей тшува» со злым началом? Но ведь аналогичный «вечный двигатель» мы слышим в кульминации «Лехатхила арибер», в нигуне «Акафот».

В обоих примерах движение по кругу — не бессмысленная инерция, а звуковая иллюстрация так называемого «окружающего света» — это Божественной энергии столь высокого уровня, что человеческое сознание ее не в состоянии воспринять и «ухватить».

Поэтому, перефразировав классика, скажем: если «баалей тшува» существуют, значит, это кому-нибудь нужно.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читайте еще на эту тему: