25 Менахем-Ава 5781 года, третий день недели, гл. Реэ

Нигун «Коль доди дофек»

6703 (0)
Нигун  «Коль доди дофек»
Нигун «Коль доди дофек»

Нигун Алтер Ребе «Коль доди дофек» встречается в «Сефер нигуним» в двух вариантах: №5 и №211. Второй вариант — это уточненная версия с добавлением нескольких разделов. В этой манере пел хасид р. Эльханан-Дов Морозов и так поют на фарбренгенах Ребе.

То, что Ребе ШЛИТА сделал выбор в пользу одного из вариантов, говорит о том, что он — не просто один из возможных, а более правильный. Тогда получается интересный парадокс: первый из трех томов «Сефер нигуним» (который вышел в свет с одобрением Ребе РАЯЦ) считается наиболее точным, так как работа над последующими изданиями проводилась гораздо быстрее. Но версия нигуна «Коль доди», находящаяся в нем, как оказалось, нуждается в уточнении и дополнении. Какой же из двух вариантов — «настоящий»?

Разобраться в этом нам поможет музыкальный анализ.

Сказано, что в духовных мирах «Дворец нигуним» расположен по соседству с «Дворцом тшувы». Но нигун «Коль доди дофек» имеет к тшуве еще более непосредственное отношение. Ребе говорит о нем, что он обладает способностью очищать душу хасида («Нигуней ХАБАД», стр. 9). Мителер Ребе, говоря о нем, отмечает, что Алтер Ребе мог проникнуть в душу хасида и искоренить из нее все неподобающее.

Далее Мителер Ребе приводит удивительно точную (как мы не раз встречаем у глав ХАБАДа) интерпретацию музыкального текста «Коль доди дофек». По его словам, первый раздел нигуна — это «Г-сподь Б-г истины — Он Г-сподь жизни, и истина Б-га навеки». Второй раздел: «Зачем душа спускается в тело? Потому что пожелал Святой Благословен Он, чтобы было у Него жилище в нижних (мирах)». Смысл третьего раздела по мнению Мителер Ребе связан с выполнением человеком его предназначения. Оставшиеся разделы нигуна второй глава ХАБАДа обобщает как «продолжение».

Теперь попробуем «подставить» характеристику нигуна, данную Мителер Ребе, к обоим вариантам его музыкального текста.

Первый раздел в обоих вариантах одинаков. Его мелодия движется по звукам тонического трезвучия — главной опоры лада — состоящего из всех трех его устойчивых ступеней. Это вызывает ассоциации с одним из ключевых слов в характеристике раздела — «эмет» (истина). Известно хасидское толкование этого слова: оно состоит из первой (א), средней (מ) и последней (ת) букв еврейского алфавита. Это говорит о том, что истина — связующее звено, объединяющее начало, середину и конец.

Второй и третий разделы в двух вариантах нигуна различны. В первом из них (№5 в «Сефер нигуним», назовем его «вариантом Ребе РАЯЦ») оба раздела поднимаются в тональность доминанты (находящуюся на пятой ступени по сравнению с основной). Слово «поднимаются» здесь неслучайно. Переход в тональность доминанты всегда воспринимается как движение вверх, просветление, преодоление границ. Но характеристика, данная этим разделам Мителер Ребе, имеет совершенно противоположную направленность. Второй раздел — это вопрос хасида «зачем душа спускается в тело?» и ответ о жилище в нижних мирах. А третий раздел, говорящий о выполнении предназначения, тоже подразумевает наш, нижний мир (где же еще его, это предназначение, выполнять?). Но не будем делать поспешные выводы. Спуск души в тело, как известно, существует ради подъема. И, выполняя предназначение, данное Всевышним, человек выходит за границы своего «Я» и поднимается на новую высоту. Такую, которую даже тема «Истины Всевышнего» (назовем условно так первый раздел нигуна) не может достичь.

Обратимся теперь ко второму варианту (№ 211 в «Сефер нигуним», «варианту Ребе Короля Мошиаха, главы нашего поколения»).

Второй раздел (условно — «тема спуска души в нижний мир») построен на яркой интонации восходящей малой септимы. Эта интонация обладает тремя качествами:

1. Это — диссонирующий интервал. У слушателя он ассоциируется с душевным дискомфортом, горечью.

2. Это резкий скачек, охватывающий большой диапазон.

3. В результате этого скачка мелодия кардинально меняет свое «местонахождение»: из низкого регистра попадает в более высокий, с неустойчивой ступени — на устойчивую.

По описанию эти качества напоминают... три этапа тшувы:

1. Горечь из-за отдаления от Источника Жизни

2. Желание одним прыжком преодолеть это расстояние

3. Исправление своего положения, «взятие» новой, небывалой духовной высоты.

Интересно заметить, что «контур» этой интонации напоминает шофар (один конец узкий, другой — широкий), звуки которого также пробуждают нашу душу к тшуве (тот самый «Голос Возлюбленного», обозначенный в названии нигуна) и выводит ее из теснин на простор.

Акцент на понятии тшувы — весомый аргумент «в пользу» правильности этого варианта нигуна. Мы помним, что и составитель нигуна Алтер Ребе, и его сын Мителер Ребе отмечали особую взаимосвязь идеи тшувы с нигуном «Коль доди». (Кстати, в обеих версиях музыкального текста «Коль доди» есть еще одно выражение идеи тшувы. Говоря о нигуне «Ата бэхартану» Ребе ШЛИТА отмечает, что настойчивое повторение каждой фразы ассоциируется с целеустремленностью Служения «баалей тшува». Так вот, в нигуне «Коль доди» каждая фраза повторяется дважды. В данном контексте это свойство может ассоциировать также и настойчивость, с которой Всевышний стучит в наши сердца, чтобы их к этой тшуве пробудить).

Еще один «аргумент за»: эта же интонация используется в том же контексте в нигуне «Душа спускается в тело». Как видим, подобие налицо: горечь отдаления от Источника, понимание необходимости подъема, его острое желание и осуществление. И, конечно, почти буквальное совпадение словесных текстов (мы помним: второй раздел — это и есть ответ на вопрос: зачем душа спускается в тело).

Третий раздел (условно — тема выполнения предназначения) представляет собой плавное нисходящее движение мелодии. После душевной бури «бааль тшува» находит душевный покой именно в исполнении своей задачи.

Итак, казалось бы, вопрос решен в пользу правильности второго варианта. Музыкальный анализ предоставил неоспоримые факты точной связи его музыкального текста и словесной характеристики, данной Мителер Ребе.... Но впереди нас ждет еще более интересное открытие. Два «недостающих» раздела, добавленные во втором варианте («тема тшувы» и «тема выполнения предназначения»), — это ни что иное, как полная (немного измененная) цитата нигуна «Иштафхут а-нефеш» р. Менделя из Витебска. Этот нигун — выражение любви «собрания душ Израиля» и стремления их к Святому, благословен Он.

Цитирование нигуна р. Менделя полностью проливает свет на интересующий нас вопрос. После сделанного «открытия» мы можем предположить: оба варианта нигуна верны, каждый для своего времени. Вариант Ребе РАЯЦ по определению не может быть неточным. Не говоря о том, что он — глава ХАБАД и глава своего поколения, Ребе Йосеф-Ицхак был очень близок с р. Эльхананом Морозовым (из уст которого взята как раз вторая версия нигуна). Наверняка они встречались не на одном фарбренгене, и Ребе РАЯЦ имел много возможностей услышать, как именно р. Эльханан поет «Коль доди дофек». Выбор первого варианта, следовательно, не результат нехватки информации, а осознанный выбор. Выбор заложенной в нем идеи «месирут нефеш» (преодоления себя, спуска ради подъема), которая преобладала в то время.

Глава нашего поколения имеет другие цели. Поэтому и выбор его — в пользу второго варианта. Варианта, наиболее полно воплощающего идеи тшувы и любви к ближнему. О тшуве разговор уже был, поэтому рассмотрим подробнее аспект любви к ближнему («Аават Исраэль»).

Во-первых, любовь к ближнему символизирует сам прием цитирования — когда человек настолько убирает свое «Я» перед тем, кого любит, настолько духовно объединяется с ним, что думает его мыслями и говорит его словами.

Во-вторых, Алтер Ребе и р. Мендель в реальной жизни были близкими друзьями, знаменитым учениками Магида из Межирич и соратниками по «распространению источников». Но, судя по биографии, тип Служения у них был различным. Р. Мендель — один из первых хасидов, возрождавших жизнь на Святой Земле. А р. Шнеур-Залман из Ляд — один из первых распространял тайны Торы в доступной для людей форме.

Об этом мы можем узнать и из составленных обоими праведниками нигуним. Нигун р. Менделя выражает стремление еврейских душ ко Всевышнему, а нигун Алтер Ребе — голос Творца, «спустившегося», чтобы эти души разбудить. Иными словами: направленность Служения р. Менделя — снизу вверх, а Алтер Ребе — сверху вниз. Пример такой «пары» соратников в ТАНАХе — Аарон и Моше. Во время Дарования Торы Всевышний уподобился жениху, а еврейский народ — невесте (та же символика, кстати, лежит в основе «Шир а ширим», фрагмент которой использован в нигуне «Коль доди дофек»). И Аарон был тем, кто готовил «невесту» подняться навстречу «Жениху», а Моше сопровождал «Жениха», спускавшегося к «невесте».

Место встречи этих двух видов служения — два «добавленных» раздела в нигуне «Коль доди дофек», его логическая и эмоциональная кульминация. И наш Ребе выбрал именно этот вариант — с цитатой нигуна р. Менделя — потому что он полнее отражает суть работы нашего поколения (тшува, любовь к ближнему) и ее цель — объединение материального и духовного, евреев и Всевышнего. А значит — выполнение Его желания иметь жилище в нижнем мире и начало эпохи окончательного Освобождения.

Да удостоимся мы видеть это своими глазами вскорости, в наши дни!

Ноты первого варианта нигуна
Ноты первого варианта нигуна

Ноты второго варианта нигуна
Ноты второго варианта нигуна

Опубликовано: 15.01.2011

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter