21 Менахем-Ава 5781 года, шестой день недели, гл. Экев

О ребецн Хая-Мушке…

04.02.2021 396 (0)
О ребецн Хая-Мушке…
О ребецн Хая-Мушке…

Вообще раньше идея женской энергии отсутствовала в суровом мужском мире хасидов, и никто не придавал значения красивой квартире, красивой жене, красивым сосудам и т.д. Но в нашем поколении женщины реально становятся венцами своих мужей. И вот — пример. Это ребецн Хая-Мушка, супруга Любавичского Ребе Короля Мошиаха.

Когда началась Вторая мировая война, Ребе и ребецн были во Франции. Брат Ребе находился в Англии, и ему нужно было доставить документы. Ребецн выпало выполнить эту ответственную миссию. При пересечении границы немецкий солдат спросил ребецн, как ее фамилия. «Шнеерсон», — ответила Хая-Мушка. Тогда солдат спросил, как ее девичья фамилия, и снова получил в ответ: «Шнеерсон». И на вопрос, какая именно девичья фамилия была у ее матери, ребецн тоже ответила «Шнеерсон», чем очень озадачила солдата. Этот эпизод я упомянула не случайно. Мне кажется, именно он символизирует всю сущность ребецн Хаи-Мушки. Быть не просто самой по себе, а быть частью чего-то великого. Быть частью Хабада с самого рождения и до самой последней черты.

Как-то в гости к ребецн пришла пара с маленьким ребенком. Пока родители были заняты разговором, ребенок исследовал комнату. Не найдя ни одной игрушки, он спросил ребецн: «Ребецн, а где ваши дети?». Его родители очень смутились, ведь они знали, что у Ребе и ребецн нет детей. Но Хая-Мушка просто подвела своего маленького гостя к окну, и указав на группу хасидов, сказала: «Вот они, мои дети!» И это были не просто слова… А когда ребецн спросили, кому принадлежит библиотека ее отца, Ребе РАЯЦа, она не раздумывая ответила: «И книги, и сам мой отец принадлежат хасидам!» Ребецн с полной уверенностью могла добавить, что она в этом плане как ее отец принадлежит хасидам, но о себе ребецн предпочитала не говорить.

Сегодня мы со всех сторон слышим, что человек должен в жизни чего-то добиться. Стать кем-то, занять место. Людей измеряют количество подписчиков в социальной сети и количеством долларов на банковском счету, мы все время куда-то спешим и ставим бесконечные галочки в таких же бесконечных списках планов на жизнь. «Если о тебе никто ничего не знает — значит, ты не существуешь», — пытается доказать нам жизнь, а мы в свою очередь всеми силами пытаемся доказать ей и самим себе, что нас еще рано списывать со счетов.

Но вот наступает 22 Швата, и мы, женщины, останавливаемся посередине очередного марафонского забега. Кто-то собирает чемоданы и летит в Нью-Йорк, кто-то просто собирается с подругами, зажигает свечи памяти и вспоминает о первой леди ХАБАДа. О той, которая всей своей жизнью показала нам, как можно быть великой, оставаясь незаметной. И память о ребецн дает нам силы попробовать хоть немного стать похожей на нее. Силы остановиться и заглянуть внутрь себя, а не только наружу.

Анат Брусиловская вспоминает рассказ своей учительницы Ханы Каминецкой, как маленькой девочкой та в Пурим пришла к Хая-Мушке, чтобы отдать ей «шалахмонес», переданный бабушкой. «Ребецн тогда дала нам с братом по конфете, и я конечно же, свою конфету спрятала в карман, потому что стеснялась есть в доме у Ребе. — рассказывала Хана Каминецкая. — Тогда ребецн сказала нам произнести благословение на конфету. Я развернула конфету, а обертку зажала в руке. Ребецн заметила это и провела меня на кухню, показав, где мусорное ведро. — Неужели ты думаешь, что у нас дома нет мусорного ведра? — шутливо спросила она. Именно в ту минуту я почувствовала себя у ребецн Хая-Мушки как дома».

Этого ребецн всегда и добивалась. Точно так же, как любящая мать хочет, чтобы ее детям было хорошо рядом с ней, ребецн всеми силами старалась создать непринужденную обстановку, когда к ней приходили гости. Она заранее узнавала, чем они интересуются, и заводила разговор именно на эти темы.

Многие рассказы о ребецн Хая-Мушке мы узнали только после того, как ее не стало. У нас почти нет ее фотографий — она всеми силами избегала объективов и известности. Но у нас есть память о ней и ее огромная любовь ко всем нам…

22 Швата мы зажигаем памятную свечу в честь ребецн. Мушка, Хая — любимые имена во многих семьях. Мушка — это древнее арамейское слово, отсюда — мускус, ароматическая смола. Да будут приятны Всевышнему наши дела так же, как приятно благоухание Храмовых ароматов!

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter