22 Хешвана 5782 года, пятый день недели, гл. Хаей Сара

Не хлебом единым

Любое живое существо — растение, животное, человек — нуждается в пище для поддержания жизни. Создатель обеспечил пищей всех живущих на земле. Солнечный свет и дождь способствуют произрастанию растений из почвы; растения составляют пищу животных; люди питаются растениями и животными.

5380 (0)
Не хлебом единым
Не хлебом единым

Любое живое существо (растение, животное, человек) нуждается в пище для поддержания жизни. Создатель обеспечил пищей всех живущих на земле. Солнечный свет и дождь способствуют произрастанию растений из почвы; растения составляют пищу животных; люди питаются растениями и животными.

Природа в целом делится на четыре группы, или «миры»: неживая природа, растительный мир, животный мир и мир человека. Нижние группы поддерживают высшие.

Тот факт, что пища поддерживает жизнь, настолько «естественен», что большинство людей принимает это как явление, само собой разумеющееся. Люди едят и пьют, когда они голодны и хотят пить, не задумываясь над чудом, заложенным в процессе питания. Редко люди задают себе вопрос, а то и вовсе не спрашивают себя: как это хлеб, вода, молоко, яйца, мясо и другая подобная пища, которые сами безжизнены, дают жизнь живым существам? Может ли кто-либо дать другим то, чего у него самого нет?

Мы, евреи, обучены смотреть на обычное повседневное явление питания совсем иначе. Нас учат не считать это явление само собой разумеющимся.

Прежде всего, каждый здравомыслящий человек может понять, что должна быть разница между тем, как едят животные и тем, как должны принимать пищу люди. Разница состоит не только в «умении сидеть за столом» или в том, что люди пользуются вилкой и ножом, а животные нет; не заключается разница и в том факте, что люди, как правило, варят свою еду или добавляют к ней соль и перец и т.п., чтобы сделать пищу вкуснее, а животные едят сырую пищу.

Люди вообще сознают, что они должны добывать себе пищу честным и приличным путем. Много людей, особенно занимающиеся сельским хозяйством, сознают свою зависимость от Б-га в деле получения своего насущного хлеба. Однако, если люди едят только ради самой еды, попросту, чтобы удовлетворить потребность своего организма в питании, то они тогда по существу ничем не отличаются от безмолвного животного. Наоборот, в этом случае преимущество на стороне животного, ибо животные никогда не переедают, в то время как люди часто обжираются, навредив этим самим себе.

Мы, евреи, обучены совсем другому отношению к еде. Нас учат смотреть на пищу не как на самоцель, а как на средство к достижению цели. Наша цель в жизни — это служить нашему Творцу, а для этого необходимо иметь здоровое тело и здоровый дух. Само собой понятно, что служение Б-гу включает также служение нашему ближнему, — наши обязанности к нашим ближним являются частью наших обязанностей к Б-гу.

Поэтому перед тем, как мы едим что-нибудь, мы произносим благословение, благословляя, Б-га за данную нам пищу, причем каждый вид пищи имеет свое особое благословение. Благословления эти напоминают нам, что мы не только зависимы от Б-га во всем, что касается нашего питания, но что сам прием пищи является частью нашего служения Б-гу. По этой же причине мы произносим благословение также и после еды, и опять-таки не только для того, чтобы выразить Б-гу нашу благодарность за то, что Он дал нам возможность насытиться, но и для того, чтобы напомнить самим себе о необходимости употребить полученную от съеденных продуктов энергию на дело служения Б-гу.

Помимо всего этого, — теперь мы переходим ко второму моменту, — имеется также более глубокий и более значительный взгляд на процесс питания, который учит относиться к пище с чувством уважения настолько, что порча пищевых продуктов должна считаться грехом, почти наравне с осквернением святыни. Это будет лучше понято при рассмотрении поставленного нами выше вопроса: «Как может пища, которая сама по себе безжизненна, давать жизнь?»

Наша святая Тора, названная Законом истины, потому что она дана нам Б-гом истины, дает нам ответ на наш вопрос, а именно: «Не хлебом единым жив человек, а всяким изречением уст Б-га живет человек».

Смысл этих мудрых слов (как он подробно изъяснен в учении хасидизма), следующий:

Когда Б-г сотворил мир и все, что в нем, из ничего, все было создано словом Божьим, приказанием «Да будет!».

Но процесс созидания словом Божьим ничуть не подобен человеческому процессу «созидания». Когда человек создает вещь, скажем, — стол или стул, мастер вещи может не обращать затем никакого внимания на сделанную им вещь; изготовленный человеком стол или стул не распадается сам по себе после того, как мастер оставил его. Причина этого ясна: человек ничего не сотворил из ничего. Он применил готовый материал, в данном случае дерево, клей, гвозди и т.д., который существовал раньше независимо от мастера. Он только изменил форму материала.

Б-г же сотворил вещи из ничего; они были созданы повелением Б-га, и только это приказание «Да будет» и дает вещам их существование. Следовательно, созданные вещи постоянно зависят от этого Божьего приказания. Стоит только этому повелению исчезнуть, как сразу же все вещи, вся вселенная, перейдут в их первоначальное состояние — превратятся в ничто. Сами по себе они не будут существовать ни единой секунды. Другими словами: сотворение мира Б-гом было не единовременным актом, после которого все созданное осталось существовать само по себе; сотворение мира является постоянным процессом. Приведем простой пример: если приставим лестницу к стене, лестница останется в наклонном положении только до тех пор, пока существует ее опора — стена. Стоит стене упасть, упадет и лестница, ибо лестница по своей «природе» не может оставаться в наклонном положении без опоры. Таким же образом не может существовать что-либо без особой Б-жественной силы, поддерживающей это существование. Вот, что означают слова нашей утренней молитвы: «Б-г], по благости Своей, возобновляет ежедневно, постоянно бытие первозданное».

Эта Б-жественная «сила», которая находится во всем, что существует, является чем-то подобной «душе». Из сказанного выше ясно, что даже так называемые неодушевленные («мертвые») предметы, как камни, например, имеют «душу», а именно «Б-жью искру» или силу, которая и есть реальная суть самой вещи. Мы не можем, конечно, видеть эту «душу», в той же мере, как мы не можем видеть душу живого создания, ибо мы не можем видеть духовное нашими плотскими глазами. Но мы тем не менее твердо знаем без всякого сомнения, что без такой души ничто не может жить или существовать.

Все это верно, конечно, и по отношению к продуктам питания. Пища, которую мы употребляем, это не просто материальная вещь. Она обладает «искрой» Божьей. И вот, эта Божественная сила, заложенная в продуктах питания, она-то и дает нам жизнь. Материальная часть пищи становится нашей «костью от кости и нашей плотью от плоти»; однако только духовная часть съеденного продукта, «то, что исходит из уст Б-га» — вот это питает духовную часть нашего бытия, давая нам жизнь и душевную силу думать, говорить и совершать добрые, святые дела.

В свете сказанного выше ясно, почему отношение евреев к еде резко отличается от отношения других народов к пище. Мы рассматриваем еду как средство привязаться к нашему Создателю через Божественную «искру» в пищевых продуктах; это несколько подобно способу нашей привязанности к Б-гу, когда мы выполняем Его заветы — одеваем Тфилин, носим Цицит и т.п. Ибо в кожаных футлярах и ремешках Тфилин, как и в шерсти Цицит или в цитрусовом плоде Этрог и т.д. имеется Божья «искра», благодаря которой мы получаем «питание» и средства существования для нашей Божественной души.

Теперь мы лучше поймем, почему еврейский народ — народ святой. Мы являемся святым народом потому, что привносим святость в нашу повседневную жизнь не только тем, что соблюдаем святые религиозные заповеди, завещанные нам Б-гом, но и нашей едой и питьем и всем, что мы делаем в строгом соответствии с указаниями нашей святой Торы. Руководящей линией нашей является — «Познай Его (привяжись к Нему) всеми своими путями», как указал наш великий учитель Рамбам в своем знаменитом Кодексе.

Таким образом, нет разрыва в нашей повседневной деятельности между тем, заняты ли мы едой и питьем и т.п. или заняты молитвой, изучением Торы или выполнением какой-либо другой заповеди. Мы действительно в состоянии оценить чувство, выраженное словами «Вы — дети Превечного, Б-га Вашего», Дети всегда дети, а не при случае только. Точно так же нам нужно и вести себя как дети Божьи не только в то время, когда мы заняты Б-жественными делами, но и во всей своей повседневной жизни, чем бы мы ни были тогда заняты. Это единственный путь добиться полного единения и согласованности с Б-гом, с окружающим нас миром и самим собою. Вот почему еврейский народ получил название «Единственного народа на земле», ибо он обладает единством и гармонией не только в «Божественных» делах, но также и в «земных» делах.

Незачем, конечно, напоминать, что все сказанное выше обусловлено кошерной пищей, продуктами, которые разрешено нам Б-гом употреблять в пищу. Еврей, который не соблюдает кошерности, ставит себя в более низкое положение, чем животное или зверь, ибо последние не нарушают Божьих законов в еде. Но, даже употребляя кошерную пищу, если прием пищи происходит без святости, которую Тора требует от еврея, как указано выше, то такая еда понижает человека и превращается в простое кормление животного!

Имеется здесь еще один важный пункт. Когда еврей ест кошерную пищу и только таковую, тщательно произнося соответствующую благословение до и после еды и т.д., то он не только возвышает свою собственную жизнь до уровня святости, но он также «возвышает» свою долю в природе. Неодушевленнная природа, растения и животные, составляющие эту пищу, превращаются в нашу собственную плоть и кровь, то есть в энергию и жизненную силу употребляющего эти продукты, и ими он служит Творцу всей Вселенной.

С другой стороны, если кто-либо злоупотребляет энергией и жизненной силой, полученной из съеденных продуктов питания, он не только сам деградирует, но тянет за собою вниз и всю окружающую природу.

Изложим это более понятно: когда еврей получил к обеду приготовленную надлежащим образом в соответствии с Еврейскими Законами курятину, он способствует тому, чтобы эта курица служила Б-гу через него; и не только сама эта курица, но и та пища, на которой она выросла. Если же он употребляет полученную от съеденной курицы энергию на преступления, чтобы воровать или грабить и т.д., курица может с правом спросить его: «На каком основании ты отнял у меня жизнь и впутал меня в преступления, которые я никогда не совершила бы сама?!»

Наши мудрецы учат нас рассматривать обеденный стол как «мизбеах», алтарь, и прием пищи как служение Б-гу. На самом деле. Написано ведь: «Это стол, который пред Превечным». Наше мытье рук перед едой, наше чтение берахот при мытье рук (включая слова «Который освятил нас своими заповедями»), наше благословение над хлебом, обмакивание отрезанного ломтя в соль, — все это отражает Божественную службу некогда в Храме.

Ибо в Храме коэны обязаны были освящать свои руки (и ноги) водой и произносить определенные благословения перед Божественной службой; на жертвенник можно было приносить только кошерных животных после их умерщвления предписанным образом и приготовления согласно требованиям Еврейского Закона. Каждая жертва до ее сожжения обсыпалась дозой соли. Жертвы в Храме приносились на алтаре не только из среды кошерных животных, но и из представителей растительного мира, а также мертвой природы. Таким образом, более низкие миры возвышались до уровня святости. Тем самым вся природа, которая на первый взгляд состоит, казалось бы, из разных вещей «отдельно» от Б-га — сведена к одному и тому же миру святости; человек и его мир вновь объединены в Б-ге и с Ним.

Это, таким образом, «обратная сторона медали», определения евреев как «единственного народа на земле», еврей, который проводит свою повседневную жизнь по предписаниям Торы, вносит «единство» даже в земные материи.

Опубликовано: 18.09.2005

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter