28 Менахем-Ава 5781 года, шестой день недели, гл. Реэ

Солдат дома Давида из Цфата

356 (0)
Сокращенное адаптированное изложение: Эстер Кей Источник: «Солдат» №40 стр. 34-38
Солдат дома Давида из Цфата
Солдат дома Давида из Цфата

Несколько интересных вопросов задал по поводу беседы Ребе Короля Мошиаха о солдатах дома Давида известный преподаватель из йешивы в Ришон-ле-Ционе р. Шимон Вайцендлер, о чем написано в журнале «Хайяль» («Солдат»).

Кто является Мошиахом? Почему поют «Выйди, друг мой, навстречу субботе?» Как стать солдатом дома Давида? Что произошло в неделю, когда читали главу «Шмини» в 5756 году?

Ребе переносит нас в атмосферу 16 века, в эпоху расцвета цфатской каббалы. Очень сильное ожидание Мошиаха, трепетное предчувствие. Начнем с последнего вопроса и объясним, что целью произнесения беседы было раскрыть на примере учеников и поздних последователей АРИ концепцию солдата дома Давида и тем самым принести в физический мир уже начавшие спускаться в Песах того года влияния великого света и закрепить их тут, внизу. При этом Ребе употребил редкие для него выражения — поразительные по силе, яркости, остроте, если сравнить с другими и даже последующими годами.

Беседа была на исходе субботы и как раз тот день был 28 Нисана — это не случайное совпадение.

Сами выражения и мощь их под стать другому подобному моменту — тоже 28 Нисана, только уже в 5751 году. Да, да, та самая знаменитая беседа о немедленном раскрытии Мошиаха благодаря усилиям десяти верных хасидов.

Кроме того, в обоих случаях мы видим указание на личность самого Мошиаха и на связь между Освобождением и встречей субботы. И еще: указывается на преемственность лидеров поколений от АРИЗАЛа, которому посвящено много материала в этой беседе, и до последующих звеньев в процессе Освобождения, ее этапов. Они перечислены также в «Мемуарах» Ребе РАЯЦа.

В примечаниях лектор также привел много ссылок на большую роль рабби Хаима Витала, о котором его младший современник и исследователь р. Шломо Шлумиль сообщает: «Весь мир свидетельствует о нем, что нет другого такого, как он. Но все знания по каббале сокрыты и спрятаны у него…Разве только 600 листов удалось взять и опубликовать в самой Святой Земле».

Отвечу на это (я, Эстер Кей) что, во-первых, рабби Хаим Виталь был на момент самовольного изъятия у него 600 листов уже год (а именно — 1585 г.) как в глубокой коме, а как только произошло окончание списывания и листы вернулись на место у его изголовья, он тут же выздоровел и встал — как ни в чем ни бывало! А во-вторых, тот ученик, который произвел это изъятие, Йеошуа Бин Нун, дав указание брату каббалиста и наняв переписчиков за свои деньги, — ушел из жизни вскоре после этого события. Не исключено, что это бы произошло с самим рабби Хаимом Виталем, если бы он инициировал опубликование.

Поэтому р. Шломо Шлумиль, путешественник, прибывший в Цфат в 1608 г., не может сетовать на пассивность или скрытность рабби Хаима Витала. Да и человек, о котором идет речь, — не «один из учеников», а глава объединения всех йешив, который вызвался быть для рабби Хаима не только соратником, но и прислуживал ему как простой слуга.

Но продвинемся далее по материалам статьи.

Преемственность показывает, что после АРИЗАЛа эта форма чудотворного влияния и тенденция раскрыть Мошиаха имелась у «нистарим» (скрытых праведников) и обладателей Имени. Затем — у р. Баруха, отца Алтер Ребе, и самого Алтер Ребе.

Начнем, вслед за Ребе ШЛИТА и Ребе РАЯЦем (если у последнего все изложено открытым текстом, кто за кем следовал и кто какой вклад внес, то у Ребе приведена лишь одна история и в ней дан намек на вывод, к которому она подводит) мы возвращаемся в Цфат 16 века, 1571-72 гг., когда АРИ и его 10 учеников по обыкновению встречали субботу в поле в окрестностях города Цфата. Вы можете спросить: разве Цфат — вместо Иерусалима? Да, получается, что так: маленькой моделью Иерусалима стала галилейская столица. И не только Иерусалима!

Концептуально важно понять, что они именно обходили город 7 раз (город в том виде, как он существовал в то время) по аналогии с завоеванием Йерихона народом во главе с Йеошуа Бин Нуном на стадии унаследования Земли Израиля. Как известно, на 7-й день рухнули стены крепости Йерихона, значит — здесь тоже АРИ и его ученики боролись с какими-то аналогичными преградами.

АРИ был одет в 4 вида одежды белого цвета, кафтан и прочие одеяния, подобающие встрече субботы.

Тут спрашивается, в какой именно момент обхода с пением «Леха Доди» обратился АРИЗАЛ к ученикам с просьбой «Не взойдете ли со мной сейчас в Иерусалим?» Было это до встречи субботы или после?

И ответ, который по большинству приведенных в ссылках мнений был дан, — до встречи субботы с пением.

То есть, как только они собрались, чтобы начать свое шествие в честь субботы и пение гимна, сразу имела место эта сцена.

Вообще, вопрос: какие основания были у АРИ предпочесть именно этот гимн во время встречи субботы, если он не принимал большинства современных ему авторов подобных молитвенных песнопений.

Рабби Шломо Алькабец, свояк рабби Моше Кордовейро, был одним из самых старых людей в Цфате наряду с рабби Йосефом Каро, он стоял у истоков цфатского учения каббалы (до-лурианской).

В его гимне в честь субботы ясно видны мессианские настроения и параллель между народом Израиля, которому надо встряхнуться, отряхнуться от праха, восстать и встретить своего избавителя (потомка Переца — «а-Парци», потомка Давида из Бейт-Лехема — «Бейт-а-Лахми»), и между Шхиной, которая воссоединяется со своим женихом.

В сносках приведено множество ссылок: «Бен Иш Хай», РАШАШ, «Прославление АРИЗАЛа» на идиш и Послания р. Шлумиля. Последнему автору отдается предпочтение, так как он связал желание АРИЗАЛа оказаться в Иерусалиме с раскрытием Мошиаха и ролью его самого как избавителя, в отличие от других биографов, которые этого не подчеркнули. На идиш даже написали, что АРИЗАЛу просто хотелось помолиться у Котеля, не более того. Саму историю о несостоявшемся походе в Иерусалим — когда ученики АРИ не проявили однозначной готовности — вы можете прочесть на нашем сайте. Она описана в 4-х вариантах в разных источниках.

Одна из версий и, как выясняется, наиболее яркая в плане настроения Мошиаха, дана в письмах р. Шмумиля. Если уж мы упоминаем приехавшего из Моравии р. Шлумиля, то он действительно многим пожертвовал ради каббалы, обивал пороги домов в течение года, когда попал в Цфат, и потом был связан с традицией р. Исраэля Саруга, дочь которого взял замуж и в приданое получил означенные рукописи ученика АРИЗАЛа. От того же источника берет начало книга р. Нафтали Герца «Царская долина», которую Ребе цитирует и считает достойной доверия.

У Магида из Межирича ученики должны были брать специальное разрешение, чтобы забираться в гущу текстов по каббале в том случае, если тексты не от рабби Хаима Витала (или из отредактированного им самим фонда записей АРИЗАЛа), а от других учеников.

Автор лекций подметил сходство между Моше-рабейну и Ари, которое выражено в обычаях Бен Иш Хай: в сносках указана параллель между «тикуном» (ночью исправления) в честь 7 адара — днем Моше-рабейну и между 5 Ава, днем возвышения АРИЗАЛа.

Далее автор подчеркивает, что р. Шлумиль ставит правильный акцент при изложении истории о желании АРИЗАЛа подняться в Иерусалим: что без готовности учеников и их согласия немедленно все бросить и пойти за ним не могло состояться раскрытие Освобождения!

Самого р. Шлумиля автор называет настоящим солдатом дома Давида: он очень хотел подняться в Святую Землю, добивался согласия жены, но она отказалась, тогда он дал гет жене, заплатил сколько нужно за воспитание дочери, буквально все бросил и переехал в Галилею, чтобы заниматься раскрытием источников цфатской каббалы. Действительно, солдаты из дома Давида должны были давать условный гет своим женам (всему мирскому, материальному). Для них не должно существовать ничего, кроме воли посылающего их монарха.

Далее. Для чего Ари и ученикам его нужно было оказаться в Иерусалиме? Именно для того, чтобы пройти все этапы — очищения пеплом рыжей телицы, восстановления Храма и приношения жертвенных животных. А не просто провести субботу в Иерусалиме (как могло показаться из разных фрагментов, где приведена эта история).

Мошиах бен Иосеф

Мы знаем из записей рабби Хаима Витала, что в деревне Гуш Халав на могилах Шмайи и Автальона АРИ сказал: «Молитесь за Мошиаха бен Эфраима, чтобы не умер молодым». «Мы не сообразили, что он говорит о себе», — сетует рабби Хаим... А откуда еще, из какого поведения и каких слов АРИЗАЛа ученики пришли к выводу, что он — Мошиах?

Благодаря книге «Хесед ле-Авраам» (р. А. Азулай) мы узнаем, что АРИЗАЛ не мог зайти в Иерусалим после того, как в нем проявилась искра Мошиаха: он мог появиться там только как освободитель. Следовательно, его желание попасть в Иерусалим означало, что именно такой момент настал.

Ранее он был с учениками поблизости от стен Иерусалима и рассказывал им точно, что внутри города, где могила пророчицы Хульды, где Захария и т.д.

Пользование техникой полета на облаке также означало момент Освобождения, как Ребе очень часто говорит на субботних фарбренгенах — «И поднимемся на облаках в Иерусалим, град святой», поскольку такая форма передвижения не противоречит субботе (с некоторых точек зрения). «И это — как прыжок в воздухе», — добавляет Ребе.

Сама необходимость задействовать учеников в процессе Освобождения тоже означает, что АРИЗАЛ — именно Мошиах бен Йосеф. Он не заставляет никого силой.

Ребе неоднократно говорит о возможности сразу — еще до предсубботней молитвы — оказаться в Иерусалиме в состоянии Освобождения и принести жертвоприношение (хотя для Нью-Йорка это другое время), по расписанию часов небесного Иерусалима!

В другом послании р. Шлумиля есть тоже четкие акценты в связи с планами АРИЗАЛа очистить десятерых товарищей по учебе с помощью пепла рыжей телицы (вероятно, предполагалось сделать это руками чистых детей, которые воспитаны особым образом), поскольку нечистота прикосновения к мертвому или «шатровая нечистота» распространяется на всех, кроме них. И после очищения построить Храм и принести жертвы.

И еще одно его же письмо содержит новые детали, а именно — обход Цфата по примеру обхода Йерихона, с намерением убрать все злые силы, которые владеют пока что небесным градом Иерусалимом.

И в ходе этого шествия, уже с пением гимна субботы, неожиданно обращается рав к ученикам и просит их взойти с ним в Иерусалим.

Но расстояние до Иерусалима — около 200 км, а часть учеников желали бы прежде уведомить своих жен о том, что не будут дома на субботу. «О, горе, — произнёс АРИЗАЛ. — Ведь со времен РАШБИ не было такого подходящего момента для раскрытия Освобождения, как в этот раз» — так заканчивается этот вариант записи.

Получается, что душа АРИЗАЛа, она же душа Мошиаха бен Йосефа, спустилась в мир только ради этого момента, и вот — он упущен!

Тут приводятся слова ребе из Мункача, что уже со времен АРИЗАЛа был свет Мошиаха раскрыт в мире, уже наступил тот самый срок, о котором все время говорилось ранее в первоисточниках, что должен наступить некий назначенный час. Это он и был! Раскрытие состоялось.

Теперь что касается гимна «Леха доди»:

Предполагается, что рабби Алькабец написал его как часть встречи свадебной процессии воссоединения Творца и его Шхины, как часть мессианского обетования, и поэтому там вставлено столько терминов, говорящих именно о Мошиахе.

Суббота — это Освобождение. Встреча субботы — встреча Мошиаха. Поэтому более чем понятно, что стало традиционным исполнение этого гимна на мотив «Йехи Адонейну». Ближе к концу этого песнопения мелодия меняется и переходит в гимн Мошиаха, как он принят в наше время. Тем самым завершается и увенчивается успехом намерение прошлых поколений удостоиться Освобождения на деле.

Опубликовано: 24.05.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter