22 Хешвана 5782 года, пятый день недели, гл. Хаей Сара

Сидур — молитвенник

Большинство молитв, принятых всем еврейским народом, были составлены мужами Великого Собрания и мудрецами Талмуда. Различия в обычаях общин касаются деталей: порядка молитв, некоторых текстуальных расхождений, наличия или отсутствия литургических гимнов позднейшего происхождения.

22504 (0)
Сидур — молитвенник
Ребенок с сидуром «Теилат а-Шем» 

Большинство молитв, принятых всем еврейским народом, были составлены мужами Великого Собрания и их преемниками — мудрецами Талмуда. Различия в обычаях общин касаются деталей: порядка молитв, некоторых текстуальных расхождений, наличия или отсутствия литургических гимнов позднейшего происхождения. Этими нюансами и характеризуются все нусхаот — «варианты» молитвы, принятые в различных общинах. Наиболее широко распространены «Нусах Ашкеназ», «Нусах Сфарад», «Нусах эйдот а-мизрах», «Нусах Полин», «Нусах Тейман» и «Нусах а-АРИ».

В книгах по Каббале говорится, что в принципе существуют двенадцать вариантов, по числу колен Израилевых. Деление еврейского народа на двенадцать колен не является случайным, произвольным. Оно исторически обусловлено тем, что у нашего праотца Яакова было двенадцать сыновей. Каждое колено характеризуется своими духовными, эмоциональными и интеллектуальными особенностями, корни которых — в сфирот мира Эманации. Этот последний аспект, равно как и символическое значение числа 12, подробно обсуждается в трудах рабби Шнеур-Залмана из Ляд (Алтер Ребе). Поэтому каждый нусах отвечает особенностям духовной природы соответствующего колена. Это мнение приводится также и в алахической литературе («Маген Авраам», раздел «Орах хаим» 68; «Шулхан Арух а-Рав» 68:2).

В книге «Зоар» (часть III, стр. 170а) сказано, что над каждым из двенадцати ворот Храма было начертано имя одного из колен, и когда в эти ворота пытался войти представитель другого колена, они затворялись перед ним.

Так и в Небесном Храме, согласно Каббале, есть двенадцать ворот, и молитва попадает в него, только если человек молится согласно нусаху колена, к которому принадлежит, ибо только в этом случае молитва проходит через соответствующие ворота.

Возникает вопрос: если молитва может подняться на Небеса только через отворенные для нее ворота, что делать человеку, который не знает, к какому колену принадлежит? По какому нусаху ему молиться?

Рабби Дов-Бер, Магид из Межирича, утверждает на основании Талмуда и Каббалы, что существуют тринадцатые — «общие ворота», открытые для каждого еврея, к какому бы колену он ни принадлежал. Такие же ворота существовали в Храме, и в них мог войти представитель любого колена.

Этим тринадцатым воротам соответствует особый нусах, по которому может молиться любой еврей. Такой нусах, говорит Магид, был составлен а-АРИ (рабби Ицхак Лурия Ашкенази или АРИЗАЛ) путем синтеза различных вариантов, но, в общем, все же на основе «Нусаха Сфарад».

Но раз есть нусах, по которому может молиться любой еврей, и существуют тринадцатые ворота, через которые может пройти представитель любого колена, зачем же нужны остальные нусхаот и двенадцать ворот в Храме? Магид отвечает, что духовное своеобразие каждого колена находит полное выражение только в специально для него предназначенном пути в Храм, в молитве по своему особому нусаху. Рабби Дов-Бер из Любавичей отмечает, что по этой же причине при рассечении Чремного моря в нем образовалось двенадцать путей. Всевышний не творит чудес, в которых нет нужды. Если так, почему же понадобилось двенадцать путей, разве одного недостаточно? Дело в том, что переход Чремного моря являлся духовным актом, и как и в молитве, у каждого колена был в этом свой путь.

Но в настоящее время, когда большинству евреев не известно, к какому колену они принадлежат, «общие ворота» открыты для всех.

Хотя а-АРИ занимался кодификацией молитв, своего «сидура» (молитвенника) он не издал. Однако вместе с его каббалистическими толкованиями молитв и указаниями по медитации составленный им нусах передавался устно от учителя к ученику. С течением времени было напечатано несколько сидуров, носивших название «Нусах а-АРИ», но название это относилось в основном не к тексту молитв, а к комментариям и указаниям по медитации, основанным на Лурианской Каббале. В текстах были учтены далеко не все указания а-АРИ, и в некоторых изданиях они приближались к «Нусаху Ашкеназ». Эти сидуры были рассчитаны на людей, сведущих в Каббале, а не на широкого читателя, и зачастую не содержали огласовки.

В 1803 году рабби Шнеур-Залман из Ляд издал общедоступный сидур согласно «Нусаху а-Ари». Текст сидура был детально выверен согласно указаниям Талмуда и позднейшей Алахи, а также Лурианской Каббалы, однако не включал каббалистических комментариев.

В тексты сидуров всех нусхаот, печатавшихся на протяжении веков, вкралось множество ошибок. Рабби Шнеур-Залман тщательно проверил каждое слово и внес необходимые поправки, приведя текст в соответствие с нормами ивритской грамматики и синтаксиса, которым он придавал большое значение.

Передают, что рабби Шнеур-Залман скрупулезно исследовал шестьдесят различных сидуров и выбрал вариант, наиболее полно отвечающий требованиям Алахи и Каббалы.

Чтобы сделать сидур общедоступным, рабби Шнеур-Залман включил в него краткое изложение законов и обычаев, относящихся к молитве и связанным с нею обрядам. Иногда алахические решения, включенные в сидур, расходятся с решениями, содержащимися в «Шулхан арухе», составленном им. В этом случае следуют указаниям, приведенным в сидуре, так как он был составлен позже «Шулхан аруха».

Новый сидур был встречен с большим интересом и за десять лет после выхода в свет был переиздан дважды.

В 1816 году, через три года после кончины рабби Шнеура-Залмана, его сын и наследник, рабби Дов-Бер из Любавичей, выпустил новое издание сидура, дополнив его толкованиями в духе хасидизма.

Титульный лист сидура «Теилат  а-Шем»
Титульный лист сидура «Теилат а-Шем»

Рабби Авраам-Давид Лавут, известный ученый и автор алахических трудов, выпустил в конце прошлого столетия новое издание сидура рабби Шнеура-Залмана, которое назвал «Тора Ор» (предыдущие издания сидура не имели особого названия, лишь один именовался «Сборник молитв на весь год по нусаху а-Ари»). Он дополнил книгу, включив в нее отрывки из Торы, которые читают в будние дни в синагоге, «слихот» (молитвы, произносимые в дни постов и перед Рош а-Шана) и др. В тех случаях, когда в тексте встречаются цитаты из Танаха, Талмуда и других источников, в подстрочных примечаниях содержатся соответствующие ссылки. Кроме того, рабби Авраам-Давид Лавут исправил опечатки, допущенные в предыдущих изданиях. Наиболее важное дополнение в этом сидуре — комментарий «Шаар а-колель», который сам по себе является важным алахическим трудом. В нем приводится, со ссылками на Талмуд, книгу Зоар, Алаху и Каббалу, обоснование избранных рабби Шнеур-Залманом вариантов текста молитвы и алахических решений.

В дальнейшем выходило много различных изданий этого сидура. Одно из них было опубликовано в 1918-1920 годах в Ростове-на-Дону, где тогда жил рабби Шолом-Дов-Бер, пятый Любавичский Ребе. Этот сидур был назван «Теилат а-Шем».

Его отличительной чертой является то, что алахические указания, включенные рабби Шнеур-Залманом в первое издание сидура, дополнены на основании его же «Шулхан аруха». Кроме того, все молитвы были напечатаны полностью (во многих сидурах повторяющиеся фрагменты молитвы печатаются только там, где они встречаются в первый раз, а затем дается только ссылка на это место), так что нет необходимости прерывать молитву для поиска пропущенного фрагмента.

Опубликовано: 30.12.2003

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter