4 Тевета 5782 года, четвертый день недели, гл. Ваигаш

Обязанность отца и сына в отношении обрезания по мнению «Минхат Хинух»

Автор «Минхат Хинух» говорит, что прежде всего заповедь обрезать сына лежит на отце, как учится из слов Талмуда, а если отец не обрезал его — это заповедано сделать раввинскому суду.

282 (0)
Обязанность отца и сына в отношении обрезания по мнению «Минхат Хинух»
Обязанность отца и сына в отношении обрезания по мнению «Минхат Хинух»

Автор сборника «Сефер а-Хинух» («Книга Воспитания»), перечисляя заповеди, насчитывает три в книге «Берейшит»: 1. Плодиться и размножаться (глава «Берейшит»); 2. Заповедь обрезания (глава «Лех Леха»); 3. Запрет есть вертлюжью жилу (глава «Ваишлах»).

Хотелось бы привести в отношении заповеди обрезания некоторые моменты из книги «Минхат Хинух» («Вклад в воспитание»), фундаментального законодательного труда, который написал р. Йосеф Бабад в качестве развернутого комментария на «Сефер а-Хинух»:

Обязанность отца обрезать сына учится из сказанного в трактате «Кидушин» 29а и у РАМБАМа («Законы обрезания» 1:1), где сказано так: «Заповедано отцу обрезать своего сына».

Автор «Минхат Хинух» говорит, что прежде всего заповедь обрезать сына лежит на отце, как учится из слов Талмуда, а если отец не обрезал его — это заповедано сделать раввинскому суду («бейт-дин»).

И так же (то, что основа этой заповеди на отце ребёнка) учится из РАМБАМа (закон 2) из слов, что не обрезают ребёнка без ведома отца (разве что тот не делает своему сыну обрезание умышленно).

Насчёт взрослого сына, «Минхат Хинух» сомневается — снялась ли обязанность его обрезать с отца или эта обязанность остаётся на отце всё время (хотя из слов «Сефер а-Хинух» немного и следует то, что эта обязанность существует только в отношении маленьких детей).

И решение вопроса в отношении того, есть ли обязанность у отца обрезать взрослого сына влияет на ряд нюансов, например, таких как:

1) Если обязанность на отце есть, то если он моэль — он обязан обрезать своего сына самостоятельно (по мнению ШАХа в «Хошен Мишпат» 382:4, который считает, что в таком случае запрещено отдавать привилегию сделать обрезание сына другому человеку).

2) Также от того, на ком лежит обязанность (на взрослом сыне или на отце), зависит то, кто кому должен будет дать 10 монет «зеувим»: отец сыну или сын отцу (по мнению СМА, который считает, что если человек «схватил» заповедь у того, на ком лежит основная обязанность — «схвативший» должен заплатить 10 монет).

3) Если обрезание можно сделать только за плату, кто должен платить (если обязанность на отце — отец, если же на нем нет такой обязанности, то он не обязан в большем чем каждый другой еврей — см. «Шулхан Арух» раздел «Йоре Деа» гл. 261).

Очевидно, говорит «Минхат Хинух», основная обязанность обрезать (даже) взрослого сына лежит на отце, ведь Талмуд перечисляет такие обязанности отца по отношению к сыну, как «обрезать, выкупить, женить...», а «женить» ведь касается уже взрослого возраста, значит обязанность отца обрезать и выкупить сына тоже касается в том числе и взрослого сына!

Однако это нуждается в дальнейшем анализе, поскольку в отношении остальных вещей, таких как выкупить и женить, обязанность отца в отношении сына учится из строк, в которых не упоминается, что ребёнок маленький, в то время как обязанность отца сделать ребёнку обрезание учится из строки про Авраама («Берейшит» 21:4), где сказано, что Ицхак был на тот момент восьмидневным ребенком («На восьмой день обрезал Авраам своего сына Ицхака...»)

Из этого можно сделать вывод, что когда мы говорим о взрослом сыне, возможно Тора обязала обрезаться только его самого, при этом не обязав его отца сделать ему обрезание.

«Минхат Хинух» продолжает, и говорит, что очевидно можно привести доказательство из «Тосафот» («Кидушин» 29а). Что имеется ввиду? Талмуд говорит, что освобождение женщины от обязанности обрезать своего сына мы учим из того, что в «Берейшит» 21:4 сказано: «На восьмой день обрезал Авраам своего сына Ицхака, как и заповедовал ему Б-г». Написано «ему», и не написано «ей».

«Тосафот» задаёт вопрос: зачем учить из этой строки освобождение женщины от обязанности обрезать сына? Ведь заповедь обрезания — это повелительная заповедь связанная со временем («мицват асэ шеазман грама»), (а женщины от таких заповедей свободны), ведь ребёнка обрезают на восьмой день (значит это заповедь, связанная со временем).

Ответ «Тосафот» следующий: с восьмого дня и далее эта заповедь непрерывна, поэтому нельзя сказать, что это заповедь, которая связана со временем, и следовательно освобождение женщин необходимо учить из другого места, а именно из строки про обрезание Авраамом Ицхака.

Если же сказать, что отец не обязан обрезать взрослого сына, то получится, что это заповедь, связанная со временем: да, заповедь обрезания постоянна, но то, что лежит на отце в отношении сына — это другая заповедь, и время влияет на то, что у неё есть временное ограничение — годы до того момента как сын повзрослеет, ведь какая нам разница — семидневная длительность заповеди лулава или тринадцать лет (пока повзрослеет сын) — и то и то связано со временем.

А значит возвращается вопрос: зачем учить освобождение женщин из строки про Авраама (если и так мы говорим о заповеди, связанной со временем)?

Выходит, мы вынуждены сказать, что отец обязан обрезать сына в том числе и когда сын повзрослел, и тогда мы не можем сказать, что речь идёт о заповеди связанной со временем, а для того, чтобы выучить освобождение от этого женщин, нам требуется строка про Авраама и Ицхака («Берейшит» 21:4), которую Талмуде и приводит, говоря об освобождении женщины от обязанности обрезать сына.

При этом было дано и много других ответов на вопрос «Тосафот»...

Есть ли у женщины обязанность обрезать сына?

Из трактата «Кидушин» 29а и «Шулхан Арух», раздел «Йоре Деа» 261:1 следует, что на женщине не лежит обязанности в отношении этого, поскольку сказано («Берейшит» 21:4): «На восьмой день Авраам обрезал своего сына Ицхака, как и повелел ему Б-г». Сказано «ему», а не «ей».

РАМБАМ не говорит об этом открыто, но так следует и из его слов («Законы обрезания» 1:1), где он пишет, что обязанность (сделать обрезание) лежит на отце, на раввинском суде и на самом (человеке), из чего следует, что на женщине этой обязанности нет.

«Тосафот» там («Кидушин» 29а) задают вопрос: зачем нужно выводить это из строки «ему» (а не «ей»), почему не выучить это из того, что обрезание — это повелительная заповедь, связанная со временем, и на возможную сложность, что это заповедь, в обязанности исполнить которую нет перерыва (и как же тогда можно сказать, что это одна из заповедей, связанных со временем, от которых женщины свободны) даётся ответ, что ночь — это не время обрезания поэтому мы всё же можем сказать, что это заповедь, связанная со временем. Так зачем же тогда необходимо учить освобождение женщины от обязанности (сделать сыну обрезание) именно из строки (про Авраама)?

«Тосафот» отвечают, что это учение идёт в соответствии с мнением р. Элиезера сына р. Шимона (в трактате «Йевамот» 72а), согласно которому обрезание не в своё время допускается делать ночью. Это убирает класификацию «заповеди, связанной со временем», и поэтому освобождение женщин учится именно из строки про Авраама и Ицхака.

Мы же, которые идём по мнению мудрецов, считаем, что женщины и так от этого свободны, поскольку это повелительная заповедь, связанная со временем, и мудрецы не выводят их освобождение из строки про Авраама и Ицхака.

«Тосафот» на трактат «Мегила» (20а) приводят ещё один ответ, и говорят, что поскольку речь идёт о повелительной заповеди (за неисполнение которой) полагается наказание карет, то даже по мнению мудрецов возможно что женщины в ней обязаны, несмотря на то, что это заповедь, которая связана со временем.

И несмотря на то, что наказание «карет» относится к самому тому, кто необрезан, а не к отцу необрезанного, в силу того, что речь идёт об особо сильной повелительной заповеди («асэ алим»), с которой связан «карет», и в отношении которой были заключены 13 заветов, можно было бы подумать, что и женщины в этом обязаны. Чтобы доказать, что это не так, и требуется учить освобождение женщин из строки про Авраама («ему, а не ей»).

РИТВА в своём комментари на трактат «Кидушин» (см. там же) пишет, что женщины свободны от повелительных заповедей, которые связаны со временем если эта заповедь связана с их телом. Так, например, женщины свободны от заповеди сукки и лулава.

Но здесь же мы говорим не об обязанности, связанной с их телом, а об обязанности обрезать сына. И как раз для того, чтобы выучить, что женщины всё же освобождены от этой обязанности, и нужно толкование строки про Авраама («ему, а не ей»).

Далее «Минхат Хинух» приводит слова «Сефер а-Микне» на трактат «Кидушин», где сказано, что хоть у женщины и нет обязанности обрезать ребёнка в качестве своего сына, тем не менее на ней лежит обязанность обрезать ребёнка как и на любом другом человеке из народа Израиля.

Обязанность обрезания для сына, который вырос

Если сын вырос, обязанность обрезаться также лежит и на нём, и более того, (невыполнение этой обязанности) связано с наказанием «карет». Из РАМБАМа следует, что это наказание вступает в силу только после смерти, а по мнению РААВАДа необрезавшийся взрослый сын подлежит «карет» сразу, но если обрежется, освободится. И очевидно, что этого же мнения придерживается и автор «Сефер а-Хинух», см. также «Кесеф Мишне».

Опубликовано: 15.10.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter