СБП. Дни Мошиаха! Сегодня 29 Элула 5782 года, первый день недели, гл. Ваейлех | 2022-09-25 01:00

Какие работы запрещены в праздник, а какие разрешены

Что такое «млехет авода», «млехет охель нефеш» и «махширей охель нефеш». Действует ли в праздник запрет «амира ле-нохри» (говорить нееврею сделать запрещённую еврею работу) как и в субботу? Почему разрешили в праздник перенос вещей из одного владения в другое, а также зажигание огня (от существующего)?

215 (0)
Перевод: Моше-Залман Забродин Источник: «Шулхан Арух а-Рав» гл. 495
Какие работы запрещены в праздник, а какие разрешены
Какие работы запрещены в праздник, а какие разрешены

1. Следующие шесть дней [речь идет о праздниках, установленных Торой; о втором дне праздника в диаспоре сообщается в следующей главе] имеют статус праздника: первый и седьмой день Песаха, Шавуот, Рош а-Шана, а также первый и восьмой дни Суккот, и каждый кто в эти дни исполняет трудоемкую работу («млехет авода»), подлежит плетям по Торе, как сказано: «Всякую трудоёмкую работу в них (то есть в эти дни) не делайте», а каждый, кто в эти дни не делает трудоёмкой работы, исполняет повелительную заповедь, поскольку в отношении этих дней употребляется слово «шабатон», что подразумевает «швут», отдых от работы.

2. Что называется трудоёмкой работой? Так называется всякая работа, которая не производится с участием еды или напитков, а также которая не является необходимой для еды или напитков: например, если человек потушил свечу, построил некое строение, вырыл яму и т.п.

Однако работы, которые связаны с пищей или напитками не подпадают под категорию трудоемкой (запрещённой в праздник) работы, например: жатва, молотьба, делание снопов, веяние, отбор, молотьба, просеивание, замес, выпекание, шхита, варка, сбор винограда, выжимка (плодов), ловля, а также перенос из одного владения в другое — все эти виды работ производятся с участием самой пищи или напитка, и поэтому когда человек получает удовольствие от пищи или напитка, считается что он получает удовольствие и от самой работы (которая была выполнена для нужды пищи или для другой нужды праздника, как будет объяснено далее).

Эти и подобные им работы называются «работа, необходимая для приготовления пищи» («млехет охель нефеш»), и Тора разрешает выполнение таких работ в праздник для нужды употребления пищи в сам праздник, как сказано (Шмот 12:16): «Но только то, что съедается каждым человеком, только это можно делать для вас».

Зажигание огня также входит в категорию «млехет охель нефеш», несмотря на то, что можно было бы подумать, что хоть зажигание огня и необходимо для нужды приготовления пищи, тем не менее, эта работа не выполняется с самой пищей, ведь человек поджигает древесину и готовит на ней пищу (так что можно было бы подумать, что зажигание огня — это только лишь подготовительная работа), тем не менее, поскольку благодаря огню пища становится пригодной к употреблению, а под розжигом подразумевается или разжигание огня (от существующего) или увеличение существующего огня, тот огонь, который человек зажёг или увеличил, варит пищу и делает ее пригодной к употреблению — поэтому разжигание огня и относится к категории «млехет охель нефеш», работы, которая необходима для приготовления пищи.

3. Мудрецы получили традицию, что поскольку Тора разрешила выполнять работы, необходимые для приготовления пищи, она разрешила их полностью, даже если они выполняются не для приготовления пищи необходимой для праздника. Однако, чтобы эти работы были разрешены, в них должно быть хотя бы немного нужды в праздник, даже если эта нужда не связана с употреблением пищи, но речь идёт о том, что сам человек получает физическое удовольствие, или же речь идёт о проходящей заповеди, чье время именно в праздник. В данном контексте, исполнение такой заповеди считается равным физическому удовольствию. При этом физическое удовольствие должно быть равно относящимся ко всем евреям («шаве лехоль нефеш»), как будет объясняться в главах 511 и 512.

4. О какой ситуации сказаны эти слова? О ситуации, когда тело получает удовольствие от самой работы, которая выполняется для праздника, например, как в ситуации, когда человек выносит свои вещи из частного владения в общее владение, поскольку ему нужно их использовать в общем владении, или же когда человек зажигает свечу, чтобы под ее свет делать действия, необходимые ему в этот день. И так же в случаях, подобных этим, даже если речь и не идёт о приготовлении пищи.

Однако если человек получает в праздник удовольствие не от самой выполняемой работы, а от вещи, которая благодаря работе улучшается и становится годной для использования, например если человек делает шампур, чтобы на нем жарить, удовольствие он получает не от самого шампура, а от того, что было на нем пожарено, или же если человек рубит бревно на мелкие щепки, чтобы зажечь с их помощью огонь под кастрюлей — он получает удовольствие не от самих щепок в отношении которых была выполнена работа, а от вареного блюда, которое сварилось благодаря выполненной работе.

В этих и подобных им случаях несмотря на то, что работа (по созданию шампура или получению щепок) направлена на приготовление пищи,которая необходима ему в праздник, тем не менее, поскольку работа в этих случаях происходит не с участием самой пищи («охель нефеш»), а с вещью, которая позволяет сделать пищу готовой к употреблению, такие действия называются «махширей охель нефеш» (действия, которые делают возможным приготовление пищи), и осуществлять их в праздник запрещено по Торе, даже если не сделав эти действия человек останется без еды и ему придется поститься в праздник. Учится это из того, что сказано (Шмот 12:16): «Только это должно делаться вами» — «это» (то есть такое действие, от которого человек получает удовольствие напрямую), а не действие, которое является подготовительным.

О чем это сказано? О подготовительных действиях, которые можно было сделать в канун праздника, например новый шампур можно сделать в канун праздника (и даже если человек был чрезмерно занят в канун праздника, так что у него не было свободного времени, чтобы сделать шампур, он мог его сделать еще раньше, за несколько дней до праздника), и так же в подобных ситуациях.

Однако если подготовительное действие невозможно было сделать в канун праздника, как в ситуации, когда шампур сломался в сам праздник, или даже если шампур сломался до праздника, но человек не мог его починить из-за некоего фактора, который был полностью вне его контроля («онес гадоль»), разрешено починить этот шампур в праздник, как сказано (Шмот 12:16): «То, что делается для вас», что мудрецы истолковали как «для вас — для всех ваших нужд», включая подготовительные работы («махширим»), которые невозможно было выполнить до праздника.

5. Все это касается «махширин», подготовительных действий, но что касается работ, необходимых для приготовления пищи, даже если их можно было выполнить до праздника, по Торе разрешено выполнять их в сам праздник.

Однако мудрецы постановили, что всякая работа, которую человек мог выполнить до праздника, и если это не связано ни с ущербом, ни с ухудшением вкуса если бы ее выполнили до праздника, — такую работу можно делать в праздник только если человек сделает ее с небольшим изменением по отношению к тому, как он делает эту работу в будние дни. И это даже если человек забыл (выполнить эту работу до праздника), или был занят так, что у него не было на это свободного времени, тем не менее, поскольку человек не находился под влиянием независящих от него факторов («онес»), выполнять такую работу в праздник запрещено (кроме как измененным способом, как сказано выше).

Однако разрешено (в праздник) замешивать, печь, делать шхиту и варить обычным образом как в будние дни, поскольку если сделать эти действия до праздника, будет убыток или недостаток во вкусе, так как не похож хлеб, замешанный и испечённый сегодня на хлеб, замешанный и испечённый со вчера, и не похоже вареное блюдо, сваренное сегодня, на блюдо, сваренное с предыдущего дня, а также не похоже мясо животного зашхитованого вчера на мясо животного зашхитованого сегодня.

И также (в праздник) разрешено зажигать огонь (от существующего огня), если он необходим человеку для действия, которое он не мог сделать до праздника без убытка и ущерба, или же если огонь ему необходим для освещения, а также других целей, как объясняется в главах 511 и 514.

6. Однако запрещено в праздник варить виды пищи, в отношении которых нет ущерба и порчи вкуса если их приготовить до праздника, как например сухие плоды, которые обладают лучшим вкусом если их сварили со вчера.

Подобно этому в праздник запрещено замешивать пищу, вкус которой не портится если ее замесили в канун праздника, как например то, что на немецком языке называется «вермизлин», а в наших краях — «локшен» (вермишель), а также все подобное этому.

7. А почему мудрецы запретили вышеупомянутые действия? Из опасения, что возможно человек не станет исполнять работы, связанные с приготовлением пищи, которые он может сделать в канун праздника и отложит их на праздник, день отдыха, в результате чего получится, что вместо того, чтобы радоваться в праздник, праздничный день у него будет занят выполнением этих работ.

8. И по этой же причине (чтобы человек не воздерживался от радости в праздник), не запретили перенос вещей из одного владения в другое, несмотря на то, что это можно было сделать в канун праздника, так что благодаря этому разрешению человек сможет увеличить в радости праздника, вынося и внося вещи, исполняя свои желания, и не будет подобен тому, чьи руки связаны.

9. И по этой же причине, чтобы человек не воздерживался от радости праздника, мудрецы запретили (в праздник) жатву, молотьбу, образование снопов, развеивание и отбор различных видов зерна, которые обычно отбирают сразу в большом количестве, а также измельчение видов пищи, которую измельчают в жерновах, и обычно сразу в большом количестве, (также запретили) просеивание, отсоединение от присоединенного к земле, что является производной работой сбора, а также выжимку продукции, что является производным от молотьбы, поскольку при выжимке (твердая) пища или жидкость отсоединяется от места своего произрастания.

Все эти работы и их подкатегории, а также все действия, запрещённые мудрецами в субботу в связи с этими работами, как ограда, чтобы человек не сделал саму запрещённую работу — запрещено делать и в праздник, даже измененным способом и даже если их невозможно было сделать в канун праздник.

Причиной этих запретов является то, что обычно данные работы выполняют в большом объеме в один день для того, чтобы употреблять в пищу на протяжении многих последующих дней, потому что, когда речь идёт о жатве, человек обычно сжинает всю продукцию своего поля сразу, а также сразу собирает весь виноград. Это же касается создания снопов, молотьбы, отделения, отбора и измельчения зерна: обычно это делается в большом количестве за один раз, также это касается просеивания муки, а также давки винограда и олив.

В свете этого мудрецы опасались, что если разрешить человеку исполнять эти виды работ в праздник, он будет трудиться и для нужд будних дней, так что у него не будет свободного времени для радости в праздник.

Также мудрецы запретили в праздник ловлю, поскольку в большинстве случаев охотятся не для нужды сегодняшнего дня, а для нужды завтрашнего, потому что при приготовлении пищи человек не полагается на сомнение, поймает он сегодня что-либо на охоте или нет, ведь возможно такое, что он не поймает ничего, поэтому обычно охота производится для нужд следующего дня.

Также мудрецы запретили доить животное в праздник, потому что дойка также производится на много дней вперед, так как человек обычно доит сразу всё своё стадо.

Тем не менее мудрецы разрешили измельчать соль и специи, а также отделять друг от друга различные виды «китниёт», потому что обычно это не делают в большом количестве на много дней, но только для нужд того дня, в который производится это действие.

При этом следует иметь в виду, что все, что можно сделать на кануне праздника, разрешено делать в праздник только измененным образом, как объясняется в главах 504 и 510.

10. Всякое действие, которое запрещено делать в праздник — запрещено говорить нееврею, чтобы он сделал это действие, поскольку запрет мудрецов говорить это неееврею в праздник таков же, как и запрет в отношении этого в субботу.

11. Не перевозят груз на животном в праздник, и этот запрет не из-за того, чтобы еврей давал своему животному отдых в праздник, и оно не занималось выносом вещей из владения во владение, ведь и самому человеку в праздник разрешено выносить вещи из одного владения в другое. Причина же запрета мудрецов не перевозить груз на животном заключается в том, чтобы человек не относился к празднику пренебрежительно, ведя себя так как в будничный день. Более того, в праздник животных не используют вообще, как будет объяснено далее.

12. Подобно тому, как в субботу запрещено использовать животных и деревья, присоединенные к земле, так же эти запреты действуют и в праздник, как объясняется в главах 305 и 336.

13. Уже было объяснено в законах субботы, что запрет мукце в субботу относится только к: 1) «Мукце мейхамас хисарон кис» — то есть мукце, отложенное из-за того, что в отношении него существует вероятность финансового ущерба, как было объяснено в главе 308; 2) «Мукце мейхамас исур» — нечто отложенное из-за запрета, то есть некий отложенный посредством действия человека объект, который запрещено передвигать в сумерки. Например, лампа, зажженная для субботы; 3) Мукце наподобие фиговых плодов и изюма, которые подняли на крышу, чтобы они там высыхали, и человек отстранил от них своё внимание, поскольку длительный промежуток времени они негодны для приема в пищу.

Что же касается остальных вещей, которые годятся для какого-либо использования — разрешено передвигать их в субботу, даже если речь идёт о мукце из-за отвращения («мукце мейхамас миус») и мукце, приготовленном для продажи («мукце мейхамас шеомед лисхора») — эти и подобные им вещи разрешено передвигать в субботу, как было объяснено в главе 310, см. там. Однако в отношении перемещения таких вещей в праздник мнения авторитетов («поским») разделились.

Одни авторитеты считают, что всё, что разрешено передвигать или есть в субботу, разрешено передвигать и также есть в праздник, а то, что запрещено передвигать или есть в субботу, запрещено передвигать и есть также и в праздник, если только речь не идёт о переносе (запрещённой вещи), который необходим для того, чтобы съесть разрешённую пищу, поскольку в такой ситуации перенос будет разрешен, подобно тому, как разрешены все виды работ, которые необходимы для употребления пищи, см. гл. 509.

А есть авторитеты, которые считают, что как мукце из-за запрета, кроме того, что было отложено действием человека на момент сумерек [потому что этот тип мукце и так запрещен по всем мнениям], так и мукце из-за отвращения, а также мукце, отложенное для продажи или же вещь, которую поместили в хранилище и в намерениях человека пользоваться этим (брать от этой вещи) только по прошествии большого количества времени — запрещено передвигать, кроме как если это необходимо для употребления разрешённой пищи. Мнение этих авторитетов основывается на том, что поскольку законы праздника не так строги как законы субботы, мудрецы запретили передвигать мукце в праздник, чтобы человек не стал относиться к празднику пренебрежительно.

Согласно их мнению, животное, которое предназначено для дойки или курица, предназначенная для несения яиц, а также бык, предназначенный для пахоты — запрещено делать им шхиту в праздник, если не предназначили их для этого (то есть для шхиты) в канун праздника.

(А в чём заключается их предназначение для шхиты в праздник?) В том, что в канун праздника мысленно решили в отношении их, что они пойдут в пищу, и таков же закон в подобных ситуациях.

Согласно мнению других авторитетов, всякое мукце, которое разрешено передвигать в субботу, разрешено передвигать в праздник, однако всё, что имеет статус «нолад» запрещено передвигать как в субботу, так и в праздник.

А что такое «нолад»? Это вещь, которая сейчас не годна для того, для чего она была годной в сумерки.

Например сосуд, который разбился в субботу или праздник, и осколок от него невозможно использовать для того, для чего можно было использовать сосуд когда он был цел, но (сейчас) он годен только для чего-то другого, например если сосуды, которые использовались для жидкостей разбились или продырявились в праздник или субботу, и теперь осколки невозможно использовать для жидкостей, но только для твердой пищи или для других вещей — запрещено передвигать эти осколки в субботу или праздник, в который они образовались, поскольку возможность использовать (разбитый сосуд) для этой цели образовалась, родилась, в субботу или праздник, а в предыдущий день данный сосуд не был предназначен и уготован для этой цели.

Ещё один пример — кости, которые отсоединились от мяса в субботу или праздник: несмотря на то, что они годны в пищу собаке, запрещено передвигать их в тот день, когда они отсоединились от мяса, поскольку в предыдущий день они были присоединены к мясу, и считались как само мясо, которое предназначается в пищу человеку. Теперь же, когда они отсоединились, они годны в пищу не человеку, а собакам, и это считается «нолад».

И таков же закон в случаях, подобных этому.

Что касается закона, следует устрожить в отношении «нолад» в праздник, поскольку есть мнения, согласно которым в праздник запрещено даже мукце [подробности того, о каком мукце идет речь, уже объяснялись выше].

Однако в субботу можно разрешить даже «нолад», поскольку таково основное мнение.

[При этом необходимо отметить, что в 305:32 Алтер Ребе пишет, что абсолютно новый объект, который ни в каком виде не существовал до субботы, и возник в субботу, запрещен как «нолад» даже в субботу.]

Что же касается передвижения мукце в праздник, в этих странах обычай облегчать, но тот, кто устрожит в отношении мукце в праздник — пусть придет на него благословение.

14. Когда нечто считается мукце только из-за мысли человека, так что он отстранил свое внимание от употребления в пищу и использования этого объекта, как например корова, которую человек предназначил для дойки — это животное отставлено в праздник только из-за того, что человек не имеет намерения употреблять само это животное в пищу (смотри главу 505, где говорится о том, что это влияет на закон даже в соответствии с нашей практикой облегчать в отношении мукце в праздник), поэтому если в день до праздника человек мысленно решил, что будет употреблять это животное в пищу, даже если он не озвучил это, посредством этой мысли животное считается уготованным для употребления в пищу и его разрешено забивать (шхита) даже согласно мнению тех, которые запрещают мукце в праздник, поскольку эта мысль убирает предыдущую мысль (о предназначении этого животного только для дойки), и таков же закон во всех случаях, подобных этому.

Однако что касается объектов, которые стали мукце (не из-за мысли), а из-за действий человека, например фиговые плоды и виноград, которые человек поднял на крышу, чтобы они там высыхали, впоследствии став сушеными фигами и изюмом, закон следующий: если в отношении них релевантно предназначение (для употребления в пищу), как например в ситуации, когда в текущем состоянии они годны в пищу для некоторой части людей, хотя часть людей их в этом состоянии и не будет употреблять в пищу, то для того, чтобы можно было их есть в праздник, необходимо предназначить их для этого накануне праздника, как объясняется в главе 310. И это же касается и других плодов, которые разместили на крыше для высушивания. Данное предназначение необходимо сделать в канун праздника, по мнению тех, которые запрещают (передвигать) мукце в праздник.

Для данного предназначения и подготовки недостаточно одной лишь мысли, но требуется ещё и действие, абсолютная подготовка: (в канун праздника человек должен мысленно определить какое количество плодов он будет брать в сам праздник), выделить конкретное место среди плодов из которого он только и будет брать в праздник, пометить (сделав знак) начало и конец этого места и сказать: «Отсюда и досюда я буду есть в праздник».

Если же человек не сделал отметок в канун праздника, а просто сказал: «Отсюда я буду есть завтра» — эти слова не лишат плодов статуса мукце, который они приобрели посредством действия человека, когда он поднял их на крышу для высушивания, поскольку этим действием человек сделал эти плоды отстраненными (мукце) от употребления в пищу в праздник.

15. Запрещено в первый день праздника делать абсолютную подготовку (плодов и т.п.) в которой есть действие, для того, чтобы есть плоды во второй день праздника вне Земли Израиля, несмотря на то, что если человек преступил и совершил (эту подготовку), считается что его действия сработали, и разрешено есть эти плоды во второй день праздника, ведь мудрецы ввели второй день праздника в диаспоре из-за сомнения, что возможно первый день праздника — будний день, и получается, что для использования в праздник эти плоды были подготовлены в будний день. И тем не менее изначально («лекатхила») в первый день праздника невозможно сделать в отношении этих плодов абсолютную подготовку, поскольку невозможно сделать обозначение (места), на котором расположены эти плоды мукце, ведь в праздник запрещено их передвигать, и даже прикасаться к ним запрещено, если только это не делается для разрешённой вещи, как было объяснено в главе 308.

Однако что касается такого мукце, для подготовки которого нет необходимости в действии, например животное, предназначенное для дойки, или плоды, которые предназначены для продажи, согласно тем мнениям, которые запрещают передвигать мукце в субботу — разрешено делать им подготовку в первый день праздника из двух вне Земли Израиля, для того, чтобы их можно было употребить в пищу во второй день праздника.

Подготовку же с одного дня праздника на другой запретили только в отношении такого объекта, который вследствие подготовки улучшается и становится доступным для получения от него удовольствия человеком. Например, запрещено в первый день праздника приносить вино из подвала для того, чтобы делать на это вино кидуш ночью второго дня праздника, потому что если второй день праздника на самом деле — будний день, получается что человек в праздник готовит то, от чего будет получено удовольствие в будний день.

Однако подготовка мукце в первый день праздника разрешена, ведь если свят второй день праздника, и, следовательно, мукце в этот день запрещено, тогда первый день праздника будний, и получается, что человек делает подготовку с буднего дня на праздник. А если свят первый день праздника, то будним является второй день праздника и, следовательно, мукце разрешено в этот день без всякой предварительной подготовки, так что подготовка, которую человек делает в первый день праздника ничего не улучшает и не называется подготовкой вообще, поскольку она и не подготавливает объект к употреблению, и не способствует большей доступности объекта в плане получения человеком от него удовольствия. На какую ситуацию это похоже? На то, когда в шабат или праздник человек берет в руки разрешённую вещь и говорит: «Эту пищу я съем завтра», и нет в этом действии запрета делать приготовление в шабат или праздник на будний день.

Опубликовано: 18.08.2022Комментарии: 0
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter