СБП. Дни Мошиаха! Сегодня 28 Элула 5782 года, суббота недели, гл. Ницавим | 2022-09-24 11:19

Ограничения, которые касаются приготовлений в первый день праздника для второго

Основы запрета и первый, разрешенный мудрецами, способ приготовления пищи в первый день праздника для нужд второго (или буднего) дня при условии, что человек получит от нее удовольствие в (первый) день праздника.

153 (0)
Перевод: Моше-Залман Забродин Источник: «Шулхан Арух а-Рав» гл. 503
Ограничения, которые касаются приготовлений в первый день праздника для второго
Ограничения, которые касаются приготовлений в первый день праздника для второго

1. Всякий вид работы, необходимой для приготовления пищи («млехет охель нефеш»), которая была разрешена в праздник, была разрешена только если человек исполняет ее для того, чтобы получить удовольствие (от этой работы) в сам праздник, однако запрещено печь, делать шхиту и варить для того, чтобы съесть (эту пищу) в будний день.

Если же человек испёк, сделал шхиту, сварил, или же сделал некую другую работу, необходимую для приготовления пищи, для нужд следующего дня, даже если речь идёт о ситуации, когда за праздником следует суббота — такой человек подлежит наказанию плетьми по Торе.

2. О чем это сказано? О ситуации, когда человек выполнил работу в праздник близко к ночи, таким образом, что в сам праздник от этой работы никаким образом уже невозможно было получить удовольствие, однако если в сам праздник еще можно от нее получить удовольствие, то даже если человек не хочет получать от нее удовольствие в праздник, и делает эту работу лишь для будничного дня, такой человек по Торе свободен от наказания, несмотря на то, что эта работа (по приготовлению пищи) ему не нужна в праздник, поскольку он уже съел всю свою праздничную трапезу. (Освобождение этого человека от наказания объясняется тем, что) если бы к нему сейчас пришли гости, которые сегодня ещё не ели, то эта работа была бы необходимой (чтобы приготовить пищу для них), и этому человеку разрешено бы было ее делать (для гостей), поэтому эта работа называется «млехет охель нефеш» (работа, необходимая для приготовления пищи).

И несмотря на то, что сейчас у этого человека нет гостей, по Торе не запрещено делать эту работу.

Тем не менее, мудрецы запретили исполнять такие работы, и тот, кто исполняет одну из них, подлежит плетям за бунтарское поведение.

3. И даже действие, которое вообще не включает в себя исполнение работы, например мытьё посуды и тому подобные действия — запрещено делать это и подготавливать в праздник для нужды буднего дня.

Данный запрет в том числе касается ситуаций, когда за праздником следует шабат (и человек в праздник хочет сделать действия для нужд шабата), если человек не сделал эрув тавшилин, а также если за праздником следует второй день праздника в диаспоре или даже если следующий день — это второй день Рош а-Шана — все равно вышеуказанный запрет остаётся в силе, поскольку второй день Рош а-Шана вместе с первым представляют из себя одну святость и являются одним продолжительным днём в отношении устрожения, но не облегчения, ведь (в нашу эпоху) мы сведущи в отношении установления месяца, и знаем, что согласно Торе первый день праздника свят, а второй день праздника — будний, так что делающий приготовления в первый день праздника для нужд второго дня делает приготовления в праздничный день для буднего.

И поэтому необходимо быть осторожным, чтобы в первый день праздника не приносить вино, которое необходимо для того, чтобы (впоследствии) сделать на него «кидуш» ночью второго дня праздника, а также не искать в свитке Торы в первый день праздника тот текст, который необходимо читать во второй день праздника или же (который необходимо читать) в шабат, который следует за праздником, и это даже если человек сделал «эрув тавшилин», поскольку благодаря «эрув тавшилин» разрешено готовить пищу, которая необходима для трапез в шабат, но «эрув тавшилин» не позволяет делать другие приготовления для шабата, как объясняется в главе 393.

4. Двумя способами разрешили мудрецы исполнять работу, необходимую для приготовления пищи («млехет охель нефеш») в праздник для нужд буднего дня, при условии, что в праздник человек получает удовольствие от части результата этой работы.

Первый способ — это когда человек делает всю работу одновременно: например если он наполняет большую ёмкость водой и ставит ее на огонь, несмотря на то, что в сам праздник ему нужно только небольшое количество (один кувшин) воды (а не вся вода в большой ёмкости) — так делать разрешено, поскольку в момент исполнения работы, то есть когда человек размещает ёмкость с водой на огне, вся работа происходит одновременно и он не добавляет никакой работы для нужд буднего дня.

При этом, во время варки воды человеку запрещено говорить, что остаток воды будет для буднего дня, но необходимо варить просто, не озвучивая этого.

И более того, если в праздник человеку не нужен даже один кувшин той воды, которую он варит в праздник, ему разрешено схитрить и сказать «мне нужен один кувшин горячей воды», и тогда разрешено варить большую ёмкость воды несмотря на то, что ему (от нее) нужно использовать только один кувшин горячей воды в праздник.

При этом человек должен исполнить то заявление, на котором была основана его хитрость, и использовать в праздник кувшин воды, которую сварил.

5. Второй разрешенный способ заключается в следующем: если часть работы, от которой человек получает удовольствие в праздник, улучшается благодаря той части работы, которая для нужд буднего дня — в такой ситуации даже если исполнение всей работы не происходит одновременно, это разрешено.

Каким образом? Разрешено наполнять ёмкость мясом, несмотря на то, что в праздник человек нуждается только в одном куске, и несмотря на то, что после того, как он разместил кастрюлю на огне, он добавил в неё ещё мяса, и даже если человек переместил содержимое маленькой кастрюли в большую кастрюлю и добавил к её содержимому — всё это разрешено. И несмотря на то, что человек добавляет в работе для нужд буднего дня, так делать всё же разрешено, поскольку варево улучшается благодаря большому количеству мяса в кастрюле, и получается, что то, что предназначено для нужды праздника, улучшается благодаря тому, что предназначено для нужд буднего дня, и получается, что вся работа — для нужды праздника. Однако при этом запрещено озвучивать во время варки, что остаток предназначается для нужд буднего дня, но варить нужно просто, не озвучивая этого.

6. Если же у человека в праздник нет никакой нужды в содержимом некоей кастрюли, поскольку у него есть пища в других (кастрюлях), и варит он только для нужд буднего дня, для нужд второго дня праздника или для нужд субботы (который следует за праздником), если человек не сделал процедуру «эрув тавшилин», то даже если он хочет поесть от содержимого этой кастрюли, ухищрение не сработает вообще, поскольку в данной ситуации он ест из этой кастрюли только лишь для того, чтобы разрешить варку (а не из-за того, что он нуждается в пище, которая находится в этой кастрюле).

Речь идёт о ситуации, когда работа исполняется человеком не одновременно, то есть после того, как он поставил кастрюлю у огня, он добавил в неё мяса для нужды следующего дня. В таком случае получается, что он добавляет работу для нужд следующего дня, и хотя то, что он ест от содержимого этой кастрюли в сам праздник, улучшается благодаря этой добавке работы (для нужд следующего дня) — это улучшение недейственно, поскольку в данной ситуации человек вообще не нуждается в этом улучшении, ведь (речь идёт о ситуации, когда) у него нет никакой необходимости есть в праздник от содержимого именно этой кастрюли, а это сделать он желает только для того, чтобы разрешить варку для нужд следующего дня.

Если же человек исполняет всю работу одновременно, то есть сразу положил в неё всё мясо и поставил на огонь, так что во время исполнения работы, то есть размещения кастрюли на огне, работа исполняется одновременно, разрешается прибегнуть к ухищрению и сказать «я поем из содержимого этой кастрюли сегодня», даже если по факту он не нуждается в этом — тем не менее разрешено ему варить то, что в этой кастрюле ради этого приёма пищи, поскольку Тора не сделала различия в отношении работы для «охель нефеш» между ситуациями, когда у человека есть необходимость есть, и ситуацией, когда у него нет такой необходимости, но он всё равно ест. Поскольку же то, что человек ест в праздник, он варит одновременно с остальным мясом, которое он варит для нужд буднего дня, и при этом он ничего не добавляет для нужд буднего дня, так поступать полностью разрешено.

При этом пусть человек не озвучивает то, что остальное мясо он варит для нужд буднего дня, поскольку вышеуказанное разрешение достигается путем ухищрения, ведь на самом деле у него вообще нет необходимости есть от содержимого этой кастрюли.

Если же ситуация обстоит так, что человек не прибегает к ухищрению, но на самом деле нуждается в небольшом количестве мяса из кастрюли, ему разрешено сказать, что остальное мясо — для нужд буднего дня, поскольку нет в этом никакого нарушения вообще, ведь ему действительно нужно немного мяса и это небольшое количество он одновременно варит с остальным мясом, и вдобавок к этому, то небольшое количество (которое ему нужно для праздника) улучшается благодаря остальному мясу.

7. В наши дни люди делают так, что варят в первый день праздника утром для нужд вечера второго дня праздника, полагаясь на то, что они немного пробуют от этой пищи в первый день праздника, и при этом они не осторожны в том, что открыто говорят о том, что варят для нужды ночи второго дня праздника. Необходимо предупредить их, чтобы они были осторожны в этом вопросе (и не озвучивали этого).

Также необходимо предупредить их, чтобы они не добавляли мяса после того, как поставили кастрюлю на огонь. Причина этого в том, что поскольку от содержимого не едят (полноценно), а только лишь немного, получается, что (добавкой) человек добавляет работу для нужд второго дня, а прибегать к ухищрению разрешено только если вся работа исполняется одновременно.

8. И также необходимо предупредить их, чтобы они поступали так только в первый день праздника для нужд второго дня праздника, поскольку в таком случае речь идёт о нужде для радости в праздник, но пусть не варят, пользуясь этим ухищрением, во второй день праздника для нужд буднего дня, поскольку есть устрожающие мнения, согласно которым запрещено пользоваться ухищрением вообще, кроме как в ситуации, когда человек действительно нуждается в небольшом количестве мяса — если у человека именно такая ситуация, тогда ему мудрецы и дали разрешение прибегнуть к способам, которые мы объяснили выше.

А тот, кто особо заботится о своей душе, пусть следует мнению устрожающих даже когда речь идёт о первом дне праздника и нуждах для второго.

9. И даже по первому мнению, разрешение прибегать к ухищрению относится ко времени до утренней трапезы, поскольку тогда человек варит мясо, всё из которого ему может пригодиться, и если бы он захотел, то мог бы съесть его во время утренней трапезы.

После утренней трапезы разрешение прибегать к ухищрению относится только к ситуации, когда человеку действительно нужен один кусок мяса, и тогда ему разрешено добавить в кастрюлю ещё куски, даже один за другим, и несмотря на то, что он делает это для нужд буднего дня, поскольку то, что необходимо для нужд праздника улучшается благодаря большому количеству мяса, всё это считается нуждой для праздника.

10. И даже перед тем, как съесть утреннюю трапезу, разрешение прибегать к ухищрению относится только к ситуации, когда речь идёт об одной кастрюле, но запрещено варить один вид в двух кастрюлях, пробуя понемногу от содержимого каждой из них. Поскольку вкус того, что содержится в каждой из них идентичен, то, что человек пробует от содержимого двух кастрюль, он может попробовать только лишь от содержимого одной, и получается, что содержимое второй кастрюли варится для нужд буднего дня.

Однако разрешено варить несколько разных блюд в разных кастрюлях до съедания утренней трапезы (в первый день праздника для нужды ночи второго его дня), и в такой ситуации достаточно того, что человек попробует из каждой кастрюли пищу объёмом с маслину («кезаит»), и достаточно даже дать попробовать ребёнку, согласно первому мнению, которое является основным, как было объяснено.

[«Кезаит» — мера объема. В соответствии с мнением р. Наэ — 28.8 см. куб].

11. И всё это относится к ситуации «изначально», но постфактум, если человек уже сварил в праздник для нужд буднего дня, даже после съедания утренней трапезы, и даже если он сварил в разных кастрюлях, при условии что речь идёт о разных блюдах (в каждой кастрюле другое блюдо), в такой ситуации человек может попробовать в праздник из каждой кастрюли пищу объёмом с маслину («кезаит») и можно будет есть содержимое сразу после окончания праздника. В таком случае нет необходимости ждать какое-либо (дополнительное) количество времени (чтобы это стало разрешено). И несмотря на то, что этот человек осуществил варку, преступив запрет, мудрецы его не оштрафовали, поскольку он попробовал от содержимого каждой из кастрюль в праздник, так что варка, которую он осуществил, не была полностью для нужды буднего дня.

И даже если человек не попробовал ничего из того, что в кастрюлях, но во время варки он думал, что попробует от того что содержится в каждой из них, если он произвел варку до утренней трапезы, можно будет есть их содержимое сразу после окончания праздника, поскольку варка была сделана с разрешением, так как в намерениях человека было попробовать содержимое каждой из кастрюль.

12. Однако если для нужды буднего дня человек сварил в двух кастрюлях одно и то же блюдо с идентичным вкусом, то даже если он это сделал до утренней трапезы, полагаясь на ухищрение, желая съесть пищи объёмом с маслину («кезаит») от содержимого каждой из кастрюль, и даже если он съел пищу объёмом с маслину от содержимого каждой из них, или же прибег к ухищрению тем что сказал «возможно придут ко мне гости и мне понадобятся две кастрюли с пищей», закон таков: как если он поел от их содержимого в праздник, так и если он этого не сделал — их содержимое запрещено ему и его домочадцам навсегда. Поскольку, раз он разрешил самому себе воспользоваться ухищрением, которое запретили мудрецы, есть место опасению, что и в следующий раз он поступит так же, а также и другие люди последуют его примеру, поэтому мудрецы его оштрафовали. Однако остальным людям разрешено есть эту пищу сразу после окончания праздника.

13. И всё это говорится о ситуации, когда человек прибег к ухищрению, полагая, что поступает в соответствии с разрешением мудрецов, но тот, кто варит в праздник для нужды буднего дня, нарушая закон сознательно, пища (которую он сварил) будет разрешена сразу после окончания праздника даже для самого сварившего её, поскольку раз он нарушитель и нарушил закон сознательно, нет опасения, что другие могут последовать его примеру и станут сознательно преступать закон, да и сам нарушитель одумается и раскается. Поэтому в данной ситуации мудрецы его не оштрафовали, и также в отношении того, что он преступил и сварил в праздник, мудрецы не посчитали нужным подвергнуть его штрафу, учитывая то, что речь идёт о запретах праздника, которые не так строги, как запреты субботы, за нарушение которых полагается штраф, как объясняется в главах 318, 323 и 339. И подобный закон мы находим в отношении ситуаций, когда человек делает работы, связанные с «охель нефеш» (приготовлением пищи) для нужд буднего дня, или же для нужд субботы, который следует за праздником, хотя человек и не сделал «эрув тавшилин», или для нужды второго дня праздника.

Опубликовано: 13.09.2022Комментарии: 0
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter