2 Тевета 5782 года, второй день недели, гл. Ваигаш

Еврей — злодей и нееврей — праведник?!

У меня есть два соседа. Один приличный, интеллигентный, аккуратный итальянец. Другой — грубиян и хамло, постоянно завязанный с какими-то нечистыми историями с возвращающимися чеками, вызывом полиции, побоями и руганью, но зато он — еврей.

8324 (5)
Еврей — злодей и нееврей — праведник?!
Еврей — злодей и нееврей — праведник?!

В недельном разделе «Толдот» рассказывается о том, что у Ицхака и Ривки родились два сына-близнеца: Яаков и Эйсав. Эти еврейские ребятишки не стали дожидаться появления на свет и начали конфликтовать друг с другом еще в материнской утробе. Мидраш рассказывает, что во время беременности Ривка испытывала нестерпимые боли, которые объяснялись тем, что когда она проходила мимо храма идолопоклонников, Эйсав пытался вырваться наружу, а когда проходила мимо дома, в котором служили единому Б-гу, болезненное стремление появиться на свет раньше времени проявлял Яаков.

Родились два брата тоже специфическим образом. К моменту появления на свет они уже осознавали важность первородства, поэтому каждый старался оказаться в руках у повитухи первым. В итоге, Эйсаву, более физически сильному, удалось вырваться вперед, но за его пятку крепко держался Яаков. Это был знак. Новорожденной двойне суждено было стать родоначальниками двух народов, борьба между которыми продолжается до самого последнего времени по принципу «когда один поднимается, другой падает». От Яакова произошел весь еврейский народ (12 его сыновей основали знаменитые 12 колен), а от Эйсава произошла большая часть племен, населяющих Европу.

Из дальнейшего повествования Торы мы узнаем о том, как каждый из братьев реализовал свои природные склонности. Яков стал праведником, во всем следовавшим по стопам Ицхака и Авраама, и прожил непростую жизнь, от начала и до конца посвященную самоотверженному служению Б-гу, выполнению заповедей и созданию еврейского народа.

Эйсаву же хотя бы внешнего приличия хватило только на первые 13 лет. Дожив до совершеннолетия, он моментально изменил свой жизненный путь и в один день совершил (чего мелочиться) сразу три самых страшных греха: убийство, идолопоклонство и прелюбодеяние. В этот же день Б-г забрал душу Авраама — знаменитого деда Яакова и Эйсава, дожившего к тому времени до добрых 175 лет. Он умирает, чтобы не видеть, как его внук выходит на дорогу злодеяний.

На похороны Авраама пришло огромное количество скорбящего люда, в том числе и некогда изгнанный Авраамом из дома его первый сын Ишмаэль. Во время траурной процессии Ишмаэль пропустил вперед Ицхака, признавая тем самым его право на наследование, являвшееся до сих пор предметом их спора. Таким образом, Тора сообщает нам, что в конце жизни Ишмаэль совершил «тшуву» — раскаялся и признал в Ицхаке единственного духовного и материального наследника Авраама.

И все-таки даже раскаяние и праведность, к которой приходит в конце жизни Ишмаэль не изменяет его статуса, он по-прежнему остается неевреем. Праведным, хорошим, но неевреем. Тем удивительнее звучат слова Гемары о том, что его племянник Эйсав, без устали грешивший до конца жизни, «хотя и является вероотступником, но все-таки остается евреем». В чем же тогда заключается избранность еврейского народа? Должна ли она проявляться в поступках, и если да, то каким образом?

* * *

Однажды к Любавичскому Ребе שליט"א Королю Мошиаху пришел один американский еврей и в своей душевной простоте спросил:

— Ребе, я не понимаю, что означает, что евреи — избранный народ. У меня есть два соседа. Один приличный, интеллигентный, аккуратный итальянец. Другой — грубиян и хамло, постоянно завязанный с какими-то нечистыми историями с возвращающимися чеками, вызовом полиции, побоями и руганью, но зато он — еврей. Глядя на него, мне очень тяжело понять, что означает избранность еврейского народа. Неужели этот добрый итальянец — неизбранный, а этот еврей, терроризирующий всех вокруг, — избранный?

Ребе улыбнулся и спросил взволнованного посетителя:

— Как вы думаете, что лучше больное сердце или здоровая нога?

— Не знаю, — ответил еврей, смущенный неожиданным вопросом.

— Все очень просто. Без сердца организм не может существовать. Еврей — это сердце всего творения. Именно через него в мир приходит все хорошее или, не дай Б-г, то, что противоположно хорошему. Иногда сердце болеет, это приносит страдание всему телу, но сердце от этого не перестает быть сердцем, оно не становится ногой. И когда сердце болеет, остается только заботиться о нем и всеми силами помогать ему выздороветь.

* * *

Б-г сделал так, что способность быть сердцем передается именно от еврейской мамы (во всяком случае, таким стал духовный закон после дарования Торы). Ишмаэль, рожденный Агарью, при всей своей праведности остается неевреем не потому, что он плохой, а потому, что в глубине его души не заложена сила быть сердцем. Эйсав, принесший в мир разврат и грабеж, пренебрегший своим первородством и породивший народы, которые на протяжении многих столетий непрерывно и добросовестно мучили евреев — потомков их же собственного деда, этот самый Эйсав порожден Ривкой и потому предназначен быть сердцем и остается им, несмотря на все свои злодеяния.

Рассказывая про Ишмаэля и Эйсава, Тора учит нас правильному отношению к себе и к другим евреям. Говорят мудрецы: «Обязан каждый сказать: для меня сотворен мир». Осознание себя сердцем творения, приводит еврея к пониманию, что каждое сделанное им дело, каждое сказанное им слово и даже каждая мысль оказывает моментальное влияние на все мироздание, подобно тому, как мельчайшее изменение в структуре или всего-навсего в ритме биения сердца влияет на весь организм человека. Да и общение с другим евреем при таком взгляде на вещи строится совершенно на иных позициях: дружба с ним и любовь к нему оборачиваются благословением для всего мира, а спор и вражда, не дай Б-г, — многовековым кровопролитием (как это было в случае спора Эйсава с Яаковом). Что и говорить, с сердцем «не шутят»!

* * *

И все-таки, вся эта история должна иметь хороший конец. Мидраш рассказывает, что голова Эйсава похоронена вместе с его отцом Ицхаком в пещере «Махпела», находящейся в Хевроне (там же, где похоронены Адам и Хама, Авраам и Сара, Ицхак и Ривка и Яаков и Лея). Этот мидраш намекает, что все злодеяния Эйсава нанесли непоправимый отпечаток лишь на его тело — его материальную составляющую, но его голова — вместилище Б-жественной души, его истинная духовная сущность осталась нетронутой, и потому именно голова удостоилась быть захороненной вместе с самыми великими праведниками.

То же самое происходит и с потомками Эйсава. Именно из европейских народов приходит в иудаизм большинство геров — людей решивших принять гиюр и построить всю свою жизнь, следуя по пути Авраама, Ицхака и Яакова. Именно эти потомки Эйсава представляют собой ту «голову», которая удостаивается присоединиться к еврейскому народу и, к слову сказать, зачастую достигает самых больших духовных высот.

В Талмуде рассказывается, что гер и великий мудрец рабби Меир был посажен рабби Акивой (кстати, тоже потомком гера) в доме учения на самое почетное место, предваряя тем самым даже рабби Шимона Бар Йохая. Да и изучение самой Торы невозможно сейчас предстваить без используемого всеми перевода Хумаша (Пятикнижия) на арамейский язык, сделанного другим великим гером рабби Ункелосом.

Таким образом, мы видим, что бесценные искры еврейской души, так бездарно разбазаренные Эйсавом в итоге все-таки возвращаются на положенное им место и освещают весь мир своим светом, долгие годы ожидавшим подходящей минуты, чтобы, наконец, вырваться наружу.

* * *

Интересно, что подобные игры со светом происходят не только в пространстве душ, но еще и во времени. За примерами далеко ходить не надо. Скоро наступает месяц Кислев, буквально испещренный следующими одна за другой праздничными датами. А ведь когда-то, всего каких-то пару-тройку тысячелетий назад, все было наоборот: Кислев, знакомый нам как месяц света и надежды, считался самым темным и одним из самых неблагоприятных для евреев. Истоки такого отношения опять же таятся в мидраше о том, как два трагически не похожих друг на друга брата-близнеца Яаков и Эйсав поделили между собой сферы влияния в этом мире и во всем, что его наполняет, не обойдя своим вниманием также устройство календаря. В результате весна и осень стали достоянием Яакова, зима же и лето — перешли во владение Эйсава. Поэтому два пика еврейских праздников приходятся на весенний и осенний сезон, трагические же для нас дни, несущие память о смерти и разрушении, сосредоточены в периоды лета и зимы.

Но такое деление не может оставаться вечным, ведь и сам еврейский закон однозначно утверждает, что в эпоху Мошиаха даже самые скорбные дни поста и траура перевернутся в дни радости и веселья. И это будет знаменовать полную победу Яакова, поднятие и раскрытие в Эйсаве его «головы», а во времени — раскрытие света в том, что долгие годы считалось темнотой.

Кислев — однозначно зимний и поэтому изначально мрачный месяц когда-то был совершенно лишен праздников. Но вот пришла Ханука, и ханукальные свечи, зажигаемые по закону именно в темноте (в отличии от субботних), окрасили радужными тонами последние дни Кислева. Эйсав отступил, сдавая позиции приближающейся Геуле. А дальше — больше. На протяжении столетий силы тьмы пытались взять реванш за упущенный ими кусок спорного месяца, но раз за разом терпели поражение, вплоть до того, что в мире появилось новое течение — хасидизм, о котором известно, что он своим учением раскрывает самый возвышенный источник света, таящийся в Торе, источник, который призван подготовить мир к приходу Мошиаха и наступлению освобождения. И это значит, что у тьмы не осталось уже никаких шансов, и она попросту обречена на вымирание.

Поэтому вслед за Ханукой появляется праздник 19 Кислева, традиционно называемого «Новым годом хасидизма». День, с которого начинается распространение хасидизма по всему миру. День, несущий в себе тайну эпохи Освобождения.

А затем приходят 14 Кислева — свадьба Ребе Короля Мошиаха, 9 Кислева — день рожденья и он же день поднятия души великого Мителер Ребе. Свет с годами отвоевывает день за днем и темнота панически отшатывается к началу месяца. Но и там ее уже ничего не может спасти. 2 Кислева американский суд официально признает, что все, до этого долго оспариваемое, наследие предыдущего Ребе принадлежит не его генетическому потомку, а хасидам, т.е. его духовным наследникам. В результате бесценная библиотека книг по тайной Торе была абсолютно законным и абсолютно чудесным способом возвращена хасидской общине. С этого начался новый исторический этап, когда самые глубоко духовные идеи, такие как отношение Ребе и хасидов становятся доступны и понятны разуму человека до такой степени, что даже нееврейский суд официально признает, что вся суть Ребе проявляется в том, что он передает всего себя хасидам. (Наподобие признания Ишмаэлем за Ицхаком духовного первенства и бесспорного права на получение всего наследства Авраама).

И, наконец, свет достигает самого начала этого месяца, его главы, той точки во времени, в которой сосредоточена вся его суть — 1 Кислева. Вернувшись в этот день после продолжительной и опасной сердечной болезни к хасидам, Ребе объясняет, что суть первого дня Кислева состоит в раскрытии существования Мошиаха в мире. Ребе так же говорит о том, что раскрытие этого существования естественным образом влечет за собой всеобщее Освобождение, включающее также частные Освобождения каждого еврея от его личных проблем и неприятностей.

Мне остается только пожелать всем нашим читателям, чтобы этот особенный месяц проявил весь свой светлый и радостный потенциал и в вашей личной жизни. Чтобы все то, что еще кажется вам относящимся к области тьмы, окончательно и бесповоротно отступило, и все нуждающееся удостоились исцеления и освобождения в самом простом смысле этих слов. И чтобы мы все, наконец, вкусили от истинной свободы, которую принесет нам Ребе שליט"א Король Мошиах, в самые ближайшие дни!

Опубликовано: 18.11.2006

Темы: Толдот
Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter