16 Хешвана 5782 года, шестой день недели, гл. Вайера

Чудеса войны Судного дня больше чудес Шестидневной войны

В официальном исследовании, подготовленном в Армии обороны Израиля утверждается, что отказ Даяна разрешить полною мобилизацию резервистов ещё до начала войны, фактически привёл к её задержке на несколько часов в самом начале боевых действий, что в итоге очень дорого обошлось Израилю.

2506 (0)
Перевод для сайта: Александр Хейн
Чудеса войны Судного дня больше чудес Шестидневной войны
Сирийский и израильский танки 1973 г. фото: Opachevsky Irina / shutterstock

Известно, что Любавичский Ребе, говоря о войне Судного дня, уже в самом начале боёв заметил, что чудеса этой войны окажутся большими чудес, случившихся в Шестидневную войну.

На первый взгляд кажется непонятным, почему он счёл эти чудеса столь великими. В конце концов, мы ведь знаем, что война Судного дня оказалось очень тяжёлой. Народу Израиля пришлось в ней столкнуться с одной из самых серьезных угроз в своей истории, когда наша армия оказалась захвачена врасплох и была вынуждена сражаться с превосходящими силами мощных арабских армий, преуспевших в своём «обманном манёвре» и атаковавших в удобное для них время на выбранных ими условиях.

Однако по мере того, как мы углубляемся в данные, показания бойцов и командиров, а также в армейские исследования (равно как и те, что были проведены американцами — о них мы ещё поговорим позже), мы все глубже осознаём серьезность угрозы, которой удалось избежать народу Израиля, героизм и самоотверженность, которые потребовались от наших бойцов и масштабы божественных чудес, ставших для нас спасительными.

Беспрецедентные соотношения сил

Согласно официальному исследованию Армии обороны Израиля (копия которого находится и в руках автора этих строк), в канун войны на всей территории Голанских высот было развёрнуто всего около 200 израильских пехотинцев (без каких-либо противотанковых средств). При этом против них оказались сосредоточены колоссальные силы шести сирийских пехотных бригад, усиленных подразделениями спецназа, противотанковыми частями и отборными подразделениями полевой разведки — всего около 10 000 бойцов. Иными словами, соотношение израильских и сирийских сил составляло один к пятидесяти!

Не менее ужасными были соотношения сил и в других областях. Против 44 израильских артиллерийских орудий сирийцы развернули около 1000 пушек и ракетных установок!

В 13:55 Сирия начала войну с массированного артиллерийского обстрела, в ходе которого на Голанские высоты было обрушено невероятное число — около 25000 — снарядов. Одновременно 132 сирийских бомбардировщика вторглись в израильское воздушное пространство, нанеся серьезный удар по дозорным укреплениям (Тель-Нида, Тель-Фарес и т.д.), а также по командным центрам израильской армии.

Внезапность их атаки привела к тому, что самолеты израильских ВВС вообще не успели вступить в бой, а потому не сумели перехватить ни одного сирийского истребителя в ходе этих бомбардировок (лишь один сирийский самолет был сбит, когда закончив бомбардировку, возвращался в Сирию).

Фактически, большинство израильских военных самолётов находилось в этот момент процессе разгрузки вооружения, установленного на них незадолго до этого для нанесения «превентивной атаки» — упреждающего удара по арабским армиям, разрешения о нанесении которого отчаянно добивался начальник Генерального штаба Давид «Дадо» Элазар.

Однако, несмотря на уже поступившие из источников Моссада надежные сведения о неминуемой войне, которая вот-вот должна была начаться, премьер-министр Голда Меир и министр обороны Моше Даян не позволили Элазару нанести этот упреждающий авиаудар. В результате он был отменен, и большинство самолетов, как уже было сказано выше, находились в процессе разгрузки бомб и изменения своей конфигурации, когда включились сирены, оповещающие о начале войны.

В итоге большинство израильских истребителей в критический момент начала боевых действий оказались, по сути, нейтрализованы, и потому сирийский авиаудар был нанесен практически без помех.

На протяжении многих лет Любавичский Ребе Король Мошиах с болью говорил о том, что политический эшелон не позволил Армии обороны Израиля и ВВС атаковать первыми, из опасений того, «что скажет Америка».

Со временем были рассекречены и опубликованы многочисленные обсуждения, происходивших в то время в кабинете министров и правительстве. Вдобавок многие высокопоставленные военные и правительственные чиновники также высказались по этой теме в тех или иных интервью для СМИ. Из всего, что известно нам теперь, напрашивается совершенно ясный вывод — израильский политический эшелон действительно опасался того, «что скажут другие народы». В результате израильское руководство предпочло, чтобы армия «приняла на себя» первый удар, вместо того чтобы позволить ей атаковать врагов первыми. В полном противоречии со всякой логикой, любой доктриной ведения войны, и тому, чему учит нас наша традиция: «Пришедшего убить тебя — опереди и убей».

Хуже того, политическое руководство ещё и задержало мобилизацию резервистов. Поначалу министр обороны Даян разрешил мобилизовать лишь две дивизии, в то время как начальник Генерального штаба Элазар требовал полной мобилизации резервистов. В итоге был достигнут «компромисс» о мобилизации четырёх дивизий и всех сил ВВС.

В официальном исследовании, подготовленном в Армии обороны Израиля («История войны Судного дня», Эльханан Орен, АОИ — отдел истории, стр. 105) утверждается, что отказ Даяна разрешить полною мобилизацию резервистов ещё до начала войны, фактически привёл к её задержке на несколько часов в самом начале боевых действий, что в итоге очень дорого обошлось Израилю.

Понятно, что задержка с призывом резервистов привела к тому, что те сумели прибыть на фронт лишь с многочасовым опозданием.

Как я уже писал выше, во множестве своих выступлений Ребе упоминает тот факт, что политическое руководство отказалось от превентивного удара по врагу и от своевременного полного призыва резервистов.

Ребе Король Мошиах извлек из этого очень важный урок — народ Израиля не должен полагаться на то, «что скажут другие народы». В вопросах безопасности следует прислушиваться лишь к мнению военных экспертов и специалистов, непосредственно несущих в данный момент ответственность за эту сферу (а не к тому, что считают те или иные государственные деятели и политики, даже если в прошлом они занимали руководящие военные должности). Поэтому же и в вопросах целостности Земли Израиля, следует отдавать приоритет соображениям безопасности, а не тем или иным политическим интересам.

Тяжелая атака в глубине Голанских высот

Уже через нескольких часов после начала боев сирийцы захватили израильскую заставу на Хермоне, что нанесло серьёзный ущерб возможностям израильской разведки.

За южную часть Голанского плато несла ответственность 188-я бронетанковая бригада «Барак» (ивр. «Молния»), север защищала 7-я бронетанковая бригада «Саар ми-Голан» (ивр. «Буря с Голан»), которой пришлось вести тяжелейшие бои, названные в последствии битвой в Долине слёз. Величайший героизм горстки бойцов регулярных войск противостоял там мощному натиску сотен сирийских танков.

В южной и центральной частях Голан около 60 израильских танков бригады «Барак», почти без всякой поддержки с воздуха, встали на пути стальным волнам атак со стороны более 700 сирийских танков!

Благодаря самоотверженности бойцов и чудесной помощи небесного Провидения, малые сумели сдержать многих. Большая часть сирийской бронетехники, атаковавшей в первой волне, оказалась повреждена (это были бронетанковые батальоны, присоединенные к каждой из атаковавших в этой волне бригад пехотинцев).

К вечеру, однако, сирийцы бросили на южно-центральную часть плато силы «второго эшелона». Они включали четыре новые и свежие бригады: 132-ю механизированную бригаду и ещё три бронетанковые бригады (43-ю, 46-ю и 51-ю) примерно с 330 танками. Всё это против ничтожного количества — не более 20-30 оставшихся к тому времени в строю на этом участке фронта израильских танков!

При этом, у горстки израильских танков оставалось уже очень ограниченное количество боеприпасов. Сидевшие же внутри танкисты были изнурены долгим и тяжёлым боем с превосходящими силами сирийцев первой волны. Теперь им пришлось перегруппировать свои последние силы, чтобы сдержать вступившие в бой свежие сирийские части, угрожавшие прорвать их оборону и обрушиться на города израильского севера.

На протяжении следующих нескольких часов и без того ужасающее соотношение сил, усугубилось ещё больше.

К утру к сирийским силам, атаковавшим на юге плато, присоединилась отборная 1-я бронетанковая дивизия, а вместе с ней отдельная 47-я бригада с ещё примерно 330 дополнительными танками!

Сирийцы достигают центрального штаба

В ходе боев сирийцам удалось прорвать линии обороны на юге и в центре плато и даже подступить к центральному штабу командования Армии обороны Израиля на Голанских высотах, расположенному на перекрёстке Нафах. Находившимся там старшим командирам пришлось поспешно эвакуироваться из-за угрозы попасть в плен к сирийцам.

В отчаянном бою с крупными соединениями сирийцев, атакующими центральный штаб, погибли три старших командира 188-й бригады, отвечавшей за оборону этого участка — командир бригады полковник Ицхак Бен-Шохам, его заместитель подполковник Давид Исраэли и командир оперативного штаба бригады майор Бени Кацин, да отомстит Всевышний за их кровь.

Под утро, на фоне непосредственной угрозы захвата плато сирийцами, командование Генерального штаба отдало приказ всем базам и штабам израильской армии на Голанских высотах уничтожить все секретные материалы, находящиеся в их распоряжении (карты, шифры и т.д.).

Министр обороны Даян, осознающий серьезность ситуации, приказал немедленно подготовиться к взрыву мостов через Иордан. Даян опасался, что сирийские подразделения могут вот-вот захватить эти мосты, что, не дай Б-г, обеспечит сирийской армии беспрепятственную возможность стремительно ворваться в северную часть страны.

В отчаянии он также приказал командующему ВВС генерал-майору Бени Пеледу предпринять меры для того, чтобы «предотвратить разрушение Третьего Храма». В ВВС подготовили множество пилотов для акций «камикадзе» против сирийской бронетехники. При этом многие израильские самолеты уже были повреждены сирийским зенитным огнем.

Так или иначе, но сирийское вторжение на юге Голанского плато остановлено не было. Крупные силы противника продолжали проникать в этот район.

Вот только по причине, которая до сих пор остаётся не выясненной (и по-прежнему является предметом многочисленных дискуссий и исследований) сирийская армия замерла и остановилась на месте, так и не воспользовавшись своим очевидным успехом и не прорвавшись вперед к реке Иордан и городам израильского севера.

Так, например, 132-я бригада, ворвавшись на юг плато уже в 21:00 вечера и, не встретив сопротивления, достигла района Тель-а-Саки, после чего встала, оставаясь там, согласно официальному исследованию Армии обороны Израиля (стр. 144) до утра!

В свою очередь, 46-я бригада, также проникшая вечером в южную часть Голанских высот, уничтожила две израильские артиллерийские батареи вместе со всем их боевым составом, да отомстит Всевышний за их кровь. Эта бригада тоже могла свободно двинуться вперед, но тем не менее, оставалась на своих позициях в течение многих часов, и лишь утром вступила в бой с подоспевшими резервными частями израильской армии — бойцами 179-й бригады «Раам» (ивр. «Гром»), бригады «быстрого резерва», чьи танки ринувшись в бой, оттеснили сирийцев.

Согласно официальному исследованию Армии обороны Израиля (стр. 160) сирийская 46-я бронетанковая бригада должна была захватить мост Арика (навесной мост через Иордан к северу от озера Кинерет, названный в честь лейтенанта Арье Шамира, погибшего в 1970 году во время подводных учений неподалёку от этого места), пересечь его и развернуться уже к западу от моста. Ранним утром её передовые части вступили в бой с 96-м батальоном 179-й бригады. Затем к 10 часам утра батальон столкнулся уже с основными силами 46-й бригады, нанес им тяжелые потери и заставил отступить.

Как уже было отмечено выше, несмотря на то что сирийские силы прорвались на плато уже ночью и тогда же ночью успели провести ряд успешных сражений, они замерли и остались на своих позициях, не пройдя в сторону мостов через Иордан, и не спустившись к озеру Кинерет через Гамлу. Только это обстоятельство позволило силам резервистов успеть добраться до Голанских высот и вступить с ними в бой.

То же самое произошло с 51-й и 43-й бронетанковыми бригадами, которые замерли на своих позициях и не прорвались вперед к заранее поставленной перед ними цели — к мосту Бнот Яаков (Мосту дочерей Яакова — одному из основных мостов через Иордан к северу от озера Кинерет).

Также поступили сирийские бронетанковые подразделения, ещё утром проникшие на юг Голанских высот — 1-я дивизия и отдельная 47-я бригада.

Эта бригада перешла границу с Израилем около девяти утра, не сдерживаемая после разгрома израильских сил на юге плато, уже никакими подразделениями.

Согласно исследованию Армии обороны Израиля (стр. 160), лишь около трёх часов пополудни первые танки «Шерман» наряду с «Центурионами-Шот» 9-й резервистской бригады «Одед» (названной так в честь подпольной клички её первого командира Ури Яфе) вошли в контакт с сирийскими танками 47-й бригады, находившимися всего в 7 км. от озера Кинерет!

С вступлением в бой израильских резервных сил утром и в полдень, боевые действия, как уже говорилось, возобновились в полную силу и на юге, и в центре плато (которое до тех пор оставалось практически свободным от израильских сил).

Тринадцатого числа месяца Тишрей (10 октября) на сирийском фронте наступил перелом, начавшийся с успеха большой израильской контратаки, опиравшейся главным образом на силы резервистов, прибывавшие на фронт постепенно, часто без вооружения и без надлежащего оборудования, с множеством технических неполадок, но с самоотверженной готовностью отдать свою жизнь за народ Израиля.

Примечательно, что тринадцатый день месяца Тишрей, в который произошёл вышеупомянутый перелом на северном фронте войны, является годовщиной кончины Ребе МААРАШа, рабби Шмуэля Шнеерсона (четвертого в святой династии), автора известного хасидского выражения «лехатхила арибер» (идиш, «изначально сверху»), означающего в любой ситуации пробиваться к главной цели, не считаясь со сложностями.

Почему сирийцы не спустились к озеру Кинерет?

Однозначного ответа на этот вопрос нет и по сей день. Некоторые утверждают, что сирийцы этого, мол, даже и не планировали. Вместе с тем, закрепление и использование успеха является фундаментальным принципом ведения боя, а поэтому сирийская армия, прорвавшая систему обороны Израиля на юге Голанского плато, была обязана воспользоваться своим успехом и продвинуться, не дай Б-г, намного дальше.

Кроме того, в официальном исследовании Армии обороны Израиля, основанном на трофейных картах, представлены подробные сирийские планы, включающие захват мостов через Иордан и выход к озеру Кинерет. Эти планы также отрабатывались сирийской армией на учениях ещё до войны Судного дня, что доказывает, существовавшие у сирийцев намерения выйти к мостам через Иордан и к озеру Кинерет. Точно также и захваченные оперативные приказы сирийских бригад ясно доказывают, что именно таковы были их планы.

Ещё одна отговорка о том, что, мол, «у сирийцев закончилось горючее», также в корне лишена основания, ведь сирийцы бросали в бой как вечером, так и под утро многие сотни свежих танков с достаточным количеством топлива и боеприпасов.

Не остановили сирийцев и наши ВВС. Факт состоит в том, что, несмотря на авиаудары, сирийцы продолжали наступление и развертывание как на юге, так и в центре Голанских высот. Более того, они могли ещё продвинуться и прорваться еще дальше благодаря плотному и эффективному прикрытию, обеспеченному мобильными батареями ЗРК SA-6 (ЗРК войсковой ПВО «Куб» советского производства), сопровождавшими сирийские войска.

Следует отметить, что эта современная советская ракета была практически неизвестна нашим ВВС до войны. Поэтому у наших ВВС не было и эффективных средств её поражения.

Интереснейшее и уже рассекреченное исследование, проведённое ВВС США, ясно показывает (стр. 85) насколько незначительным был ущерб, нанесённый нашими ВВС сирийской бронетехнике. Американские эксперты обследовали 435 вражеских танков, брошенных на территории Израиля. Лишь в отношении трёх из них было достоверно подтверждено поражение с воздуха!

В прошлом это американское исследование было классифицировано как «совершенно секретное», однако несколько лет назад секретность была с него снята. Теперь оно доступно для публичного изучения: WSEG REPORT 249 (дата публикации исследования — октябрь 1974 г.).

Точно также и резервистские силы, прибывавшие на линию фронта, капля за каплей, не могли бы сдержать сирийцев, если бы те прорвались вперед всеми своими силами. Короче говоря, совершенно ясно, что остановку сирийских бригад резервистским силам приписать тоже невозможно.

Невероятные чудеса и на южном фронте

Аналогичный вопрос возникает и по поводу событий на южном фронте, где 450 наших бойцов, рассредоточенных на линии укреплений противостояли наступлению примерно 90 000 египетских бойцов. Иначе говоря, там соотношение сил было 1 к 200 в пользу наших врагов!

В первый же день боев наша армия потеряла на Синайском фронте около 200 танков (из примерно 300). Таким образом, египетская бронетехника могла с легкостью прорваться вперед, прикрытая всё теми же советскими мобильными ЗРК SA-6, поскольку резервистские подразделения Южного командования только-только начали мобилизацию и находились ещё далеко от Синая.

Но и египетская армия тоже остановилась сама по себе и не продвигалась вперёд…

Все это лишь подтверждает нам слова Любавичского Ребе Короля Мошиаха о том, что великие чудеса этой войны оказались даже большими, чем чудеса войны Шестидневной. Ведь соотношение наших сил к вражеским в этой войне были куда хуже, сама война началась внезапно для нас и резервистские силы не были мобилизованы (в отличие от того, как это было в Шестидневную войну).

Но вот же чудо: когда небольшие регулярные силы нашей армии, по сути, оказались разгромлены и остановить врага стало фактически просто некому, внезапно, враг остановился сам по себе…

Другими словами:

В Шестидневной войне чудом стала победа немногих над многими. Во время же Войны Судного дня чудо заключалось в том, что даже когда уже от немногих вообще ничего не осталось, да смилуется над нами Всевышний, и фронт был прорван, враг был остановлен… сам по себе…

Можно ли не увидеть в этом чудеса и милость Всевышнего, явленные нам ради своего народа Израиля!

Поворотным моментом на египетском фронте стала успешная операция нашей армии с прорывом вглубь египетской территории, которая началась в 20-й день месяца Тишрей.

Стоит отметить, что и этот день также связан с Ребе МААРАШем. Именно в этот день, Ребе МААРАШ — рабби Шмуэль — является хасидским гостем в праздничной сукке. Напомню, как объяснили нам лидеры ХАБАДа, что в каждый день праздника Суккот, наряду с традиционными гостями (ушпизин), посещающими каждую сукку народа Израиля: Авраамом, Ицхаком, Яаковом, Моше, Аароном, Йосефом и Давидом, приходят также и хасидские лидеры: Исраэль Баал-Шем-Тов — основатель хасидизма; рабби Дов-Бер из Межирича (Великий Магид) — наследник Баал-Шем-Това и второй лидер хасидского движения; рабби Шнеур-Залман из Ляд (Алтер Ребе) — глава движения ХАБАД и автор основополагающей книги «Тания»; Мителер Ребе (рабби Дов-Бер Шнеури) — сын рабби Шнеур-Залмана из Ляд, второй руководитель движения ХАБАД; Цемах-Цедек (рабби Менахем-Мендель Шнеерсон) — 3-й Любавичский ребе; Ребе МААРАШ (рабби Шмуэль Шнеерсон) — сын Цемах-Цедека, 4-й Любавичский ребе; Ребе РАШАБ (рабби Шолом-Дов-Бер Шнеерсон) — сын МААРАШа, 5-й Любавичский ребе.

Именно в этот — седьмой день праздничной недели Суккот, особенный и благословенный день месяца Тишрей, началась успешная операция, которая привела к разгрому египетского наступления и завершению войны Судного дня.

Если же мы посмотрим на чудеса сегодняшнего дня, с точки зрения эпохи Освобождения, мы увидим, что они еще более впечатляющие и величественные! Ведь вот же наши ненавистники на самых разных фронтах изо всех сил воюют друг против друга и терпят поражение во множестве переворотов, происходящих в наших краях в последние годы…

«Благословите Г-спода, ибо добр Он и милость Его вечна»!

Опубликовано: 23.09.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter