28 Сивана 5782 года, второй день недели, гл. Корах | 2022-06-27 04:34

28 Сивана: приезд Ребе в США

 Сила 28 Сивана: Освобождение уже здесь
 28 Сивана: 8 этапов на пути спасения Ребе
 Встреча «гостя» третьего Тамуза
 28 Сивана 5751 г.: «Освобождение уже здесь!»

Превентивный удар, который ЦАХАЛ собирался нанести в канун войны Судного дня (часть II)

Во время войны Судного дня в руки израильтян в качестве трофеев попало множество египетских документов, из которых стало ясно, что продвижение этих батарей к каналу в ходе «Войны на истощение» являлось для египтян наивысшим приоритетом.

1141 (0)
Перевод для сайта: Александр Хейн
Превентивный удар, который ЦАХАЛ собирался нанести в канун войны Судного дня (часть II)
МиГ-21

Последние месяцы египетско-израильской войны 1967 года

Как уже рассказывалось в предыдущей части статьи, прекращение огня, которым завершилась война с Египтом 1967 г. (так называемая «Война на истощение»), стало большой стратегической ошибкой. В последовавшей затем войне Судного дня Израиль, заплатил за неё жизнями лучших своих сыновей. Зенитные батареи, развёрнутые египтянами в непосредственной близости от Суэцкого канала, серьёзно подорвали возможности наших ВВС оказывать поддержку с воздуха наземным силам. В результате на дислоцированные с израильской стороны канала немногочисленные регулярные подразделения ЦАХАЛа в первых волнах египетской атаки обрушился сокрушительный вал вражеского натиска — порядка 90 000 вражеских солдат.

В первой части подробно описывалось и то, как категорически против подписания соглашения о прекращении огня выступал Любавичский Ребе Король Мошиах. Он был убеждён в том, что это приведёт к немедленному выдвижению египетских зенитно-ракетных батарей к Суэцкому каналу и к ужасным последствиям в будущем.

К сожалению, израильское правительство проявило безответственность, позволив египтянам добиться беспрецедентного достижения — разместить возле канала огромный военный массив, включавший около полусотни зенитно-ракетных батарей.

Во время войны Судного дня в руки израильтян в качестве трофеев попало множество египетских документов, из которых стало ясно, что продвижение этих батарей к каналу в ходе «Войны на истощение» являлось для египтян наивысшим приоритетом.

Главы египетской армии были хорошо осведомлены о мощи израильских ВВС, нанёсших им тяжелейшие удары в ходе «Войны на истощение». Поэтому они приняли решение осуществить грандиозный проект, получивший название «Амаль» («надежда» по-арабски).

Разработанный ими генеральный план потребовал объединения едва ли не всех военных и гражданских сил Египта, включая строительные, инженерные и проектные структуры, а также морской и наземный транспорт. Все эти ресурсы были собраны вместе ради одной цели — постепенного продвижения ракетных батарей из глубины Египта к Суэцкому каналу.

Проект был разработан при содействии советских специалистов, находившихся в Египте в составе сводного воинского подразделения, направленного в рамках операции «Кавказ» для оказания помощи в противостоянии израильским ВВС.

В ходе этой масштабной инженерной операции, подобной которой в Египте ещё никогда прежде не проводилось, египетская армия задействовала тысячи строителей, рабочих и техников для возведения сотен укрепленных бетонированных траншей, в которых размещали ракетные батареи. Укрепления были спроектированы таким образом, чтобы по возможности защитить батареи от авианалётов. При этом вся сеть траншей была тщательно спланирована ещё и так, чтобы одни батареи могли прикрывать «мертвые зоны» других, создавая вместе огромную и непробиваемую систему защиты.

Египтяне стремились построить эти укрепления как можно быстрее. Поэтому для их строительства было задействованы многие тысячи грузовиков и тягачей, добиравшихся, как правило по ночам, громадными колоннами к строительным площадкам, где одновременно возводилось сразу множество бетонированных траншей. В них размещали зенитно-ракетные батареи, впервые ставшие серьёзным вызовом для наших ВВС, до того полностью уничтоживших все зенитно-ракетные батареи SA-2 (советские подвижные ЗРК С-75 «Двина»), располагавшиеся в окрестностях канала.

Египетские ВВС получили приказ обеспечивать воздушное прикрытие всего этого огромного движения на восток, к Суэцкому каналу, в то время, как флоту и артиллерии было приказано атаковать израильские цели, отвлекая таким образом силы ЦАХАЛа, чтобы те не не могли помешать продвижению проекта. Кроме того, сотни мобильных зенитных орудий сопровождали движение колонн с техникой и ракетами, защищая их на пути к строительным площадкам.

Гигантский египетский проект, задействовавший едва ли не всю транспортную систему страны, включая поезда, корабли и транспортные суда начался в середине мая 1970 года — примерно за два с половиной месяца до заключения соглашения о прекращении огня.

Вскоре небывалое по своему размаху движение на египетской территории, было замечено израильскими спецслужбами. Все силы наших ВВС были брошены на проведение беспрецедентной, опасной и продолжительной операции, необходимой для срыва советско-египетского плана.

Выбора не осталось

В Израиле понимали, что, если египетские усилия не будут сорваны, создаваемый врагом мощный защитный комплекс, станет очень серьёзной помехой для действий наших ВВС, а значит и колоссальной угрозой для небольших наземных сил, удерживающих пограничную «линию Бар-Лева», вдоль Суэцкого канала, и залогом масштабного египетского успеха в будущей войне.

В командовании ВВС было решено полностью задействовать все имевшиеся в распоряжении «Фантомы» (двухместные тактические истребители дальнего радиуса действия третьего поколения — Макдоннел-Дуглас Ф-4 «Фантом-2») и «Скайхоки» (американские лёгкие палубные штурмовики — Дуглас A-4).

Загруженные разнокалиберными бомбами — от очень тяжелых (почти двухтонных) до значительно более легких, авиагруппы сразу по несколько десятков самолетов стали отправляться в атаку.

Волна за волной они бомбили египетские укрепления, громадные транспортные колонны, зенитные орудия, скопления инженерного оборудования и строительных материалов.

Милостью и чудесами Всевышнего в первый день этих атак ни один израильский самолет не был сбит, в то время, как бетонированным траншеям, многочисленному оборудованию и зенитным орудиям врага был нанесён большой ущерб. Кроме того, был также сбит египетский истребитель.

Однако Египет не собирался прекращать своих усилий. Президент Египта Насер, да будет стёрто имя его, прекрасно осознавал важность этого проекта, недаром он бросил на это едва ли не все ресурсы своей страны. Подрядчики, инженерные компании, машины и многие тысячи рабочих день и ночь продолжали прибывать к каналу. Израильская разведка фиксировала громадные транспортные колонны, груженные оборудованием для земельных и строительных работ, двигавшиеся к линии фронта сразу из сотен мест.

Наши ВВС продолжали срывать советско-египетскую операцию, и в ходе продолжительных бомбардировок были уничтожены сотни бетонированных траншей, атакованы сотни транспортных колонн, поражены десятки зенитных батарей и сбиты десятки египетских истребителей.

В ходе этих атак также успешно применялись и новые виды вооружений — например, кассетные бомбы, сделанные израильской компанией «Рафаэль» («Таль 1»), которые Израилю пришлось разрабатывать самостоятельно после того, как США это оружие поставлять нам отказались.

Советский контингент проводит секретную операцию

Примерно через месяц, непрекращающихся израильских атак, советские власти пришли к досадному для себя выводу, о том, что реализация плана «Амаль» продвигается слишком медленно. Хотя египтянам и удалось во многих местах построить укрепления и даже разместить в них батареи, было ясно, что процесс ещё крайне далёк от завершения. Поэтому советские специалисты решили взять инициативу в свои руки и, так сказать, «в обход» египтян агрессивно продвинуть сразу всю массу ракетно-зенитных батарей к каналу.

Дезинформация и обман противника были поставлены в СССР на высокий уровень. Ещё на самом раннем этапе «Войны на истощение» военная разведка ЦАХАЛа получила информацию от спецслужб Европы и США о наличие в КГБ специального отдела, занимавшегося «идеологическими операциями» — распространением различного рода дезинформации для формирования международного общественного мнения в пользу СССР, сокрытия реальных советских намерений, запугивания противников и продвижения своих интересов в мире.

На этот раз СССР организовала широкомасштабную операцию по обману Израиля и сокрытию от его разведки своего замысла.

К слову, Цемаху-Цедеку (3-ему любавичскому ребе) приписывают слова о том, что «властитель России», являющийся одним из «семидесяти властителей народов мира» — «благоволит ко лжи», что описывается в следующей хасидской истории:

Однажды к Цемаху-Цедеку пришёл еврейский солдат, который сбежал из армии, чтобы отпраздновать праздник Песах, а теперь опасался предстоящего сурового наказания.

Цемах-Цедек на короткое время погрузился в раздумья, а затем сказал ему с озорным выражением на лице: «Знаешь, что, российский властитель ведь благоволит ко лжи. А потому пойди к своему командиру и соври ему, что, мол, ты узнал, будто бы твой престарелый дядя заболел и ты был обязан его навестить. А теперь ты просишь за это прощения». Так солдат и сказал своему командиру, и тот принял его оправдания...

Короче говоря, видимо недаром среди всех армий и секретных организаций мира, именно российская-советская армия (и спецслужбы), как в прошлом, так и теперь, известны своим невероятным мастерством обмана, лжи и дезинформации...

В ходе своей секретной операции советским военным удалось доставить на расстояние в 30-50 км от канала дюжину усовершенствованных зенитно-ракетных батарей SA-2, а также ещё две самые современные на тот момент зенитно-ракетные батареи SA-3 (С-125 «Нева»), являвшиеся буквально последним словом техники. Русские доставили эти батареи в так называемой «электронной тишине» — без использования каких-либо радиопередатчиков или других средств связи, не задействуя антенны или радиолокационные системы. Сами батареи также были хорошо замаскированы.

Лишь через три дня после начала операции — 29 июня — израильтяне с изумлением обнаружили весь ракетный массив, развёрнутый почти на самой границе.

Теперь Израиль столкнулся с мощной сетью батарей, не только защищающих друг друга, но и уже способных обеспечить частичное прикрытие египетских войск возле канала.

Израильские военно-воздушные силы стали готовиться к противостоянию этой новой и крайней серьезной угрозе. Была проведена подробная аэрофотосъёмка и развернуты подразделения радиоэлектронной борьбы. Вслед за тем боевые эскадрильи вступили в противоборство с грозным ракетным комплексом, возникшим на нашей границе в ходе этой секретной советской операции против Израиля.

Милостью Всевышнего наши атаки оказались результативны. Удалось уничтожить некоторые из батарей. Однако, впервые наши ВВС понесли потери. За один день были сбиты сразу два «Фантома». Хуже того, большая часть батарей осталась в строю. При этом русские постарались быстро залатать дыры в своей защите, возникшие из-за уничтоженных батарей. Так что концентрация советских ракетно-зенитных батарей вскоре была полностью восстановлена. Их опять было 14 или 15.

Заинтересованность СССР в открытии канала — мнение Ребе

Много написано как разведчиками, так и военными историками об интересах Советского Союза, которые тот преследовал, вступив в «Войну на истощение» на стороне Египта против Израиля.

Ясно, что всё это, конечно же было частью его противостояния с Западом (который, в свою очередь поддерживал тогда Израиль), а также проявлением советских экспансионистских устремлений, поддержкой его главного регионального союзника, а также укреплением собственных позиций и возможностей в морской и воздушной сферах на Ближнем Востоке (и в целом в Средиземноморье) против значительных американских сил, располагавшихся в регионе.

Вместе с тем, интересно отметить, что в обращениях Ребе к главе израильской военной разведки АМАН генерал-майору Аарону Яриву (в письмах и в ходе личных встреч) Ребе подчеркивал ещё один советский интерес — открытие Суэцкого канала, что, например упоминается вот в этом отрывке («Игрот Кодеш», письмо 9775):

...Судя по всему, усилия со стороны тех, кто лишь недавно начал вмешиваться в это дело [имеется в виду СССР — прим. А.И.] предпринимаются не ради дальнейших завоеваний, но ради возможности использовать канал в своих интересах. А значит, если противная сторона придет к выводу, что использование канала невозможно, поскольку тот был разрушен и уничтожен, и даже после больших усилий будет пригоден разве что лишь для самых небольших кораблей и так далее, есть немалые шансы, что эти соображения повлияют на них соответствующим образом, в том числе, уменьшая их вовлечённость в ситуацию. И в продолжение моего разговора с вами по схожей теме, действия в указанном направлении не требует таких усилий, как массивные атаки и т.д. Это может быть сделано так, чтобы не провоцировать тех, кого не стоит провоцировать, а уж тем более, это может быть сделано кем-нибудь «другим».

Иными словами, по мнению Ребе, советское вмешательство определялось прежде всего желанием использовать Суэцкий канал (который оказался заблокирован после Шестидневной войны) в своих интересах. С этой целью они и задействовали свои военные силы. Продвигая к каналу ракетные батареи, они стремились оттеснить от него нашу военную авиацию, вплоть до полного подавления израильских позиций и в конечном итоге возобновить открытие Суэцкого канала под своим покровительством — таким образом, чтобы это отвечало их интересам.

Как уже было сказано выше, одним из советских интересов являлось увеличение собственного военного присутствия в Средиземном море, и, понятно, что открытие Суэцкого канала под их эгидой могло сослужить им для этой цели хорошую службу.

Удивительно, на мой взгляд то, что этот советский интерес, о котором пишет Ребе, не упоминается практически ни в каких иных документах, где перечисляются цели СССР в этой войне. Я обнаружил его лишь в одном месте — на одном из заседаний в Генштабе, об этом говорит генерал-майор Аарон Ярив — тот самый, которому Ребе и написал вышеупомянутые письма: «Для русских это не просто шаг, чтобы помочь Египту, это — глобальный процесс. Они хотят, чтобы в конце он увенчался их колоссальным успехом — открытием Суэцкого канала — это глобальный стратегический интерес Советского Союза».

Удивительно то, что это заседание в Генштабе состоялось в начале июля 1970 года, то есть спустя всего несколько недель после получения начальником военной разведки Израиля первого письма Ребе...

Иными словами, начальник военной разведки Израиля генерал-майор Аарон Ярив получил письмо Ребе по поводу интереса России в «Войне на истощение», заключающегося в открытии канала, и несколько недель спустя на заседании Генштаба сказал именно об этом!

Из контекста письма Ребе можно сделать вывод о том, что упомянутые рассуждения в отношении этого советского интереса были новы для генерал-майора Аарона Ярива. Именно поэтому Ребе расширил их и объяснил с нескольких сторон. Таким образом, логично предположить, что начальник военной разведки Израиля принял замечания Ребе, как новое для него соображение по поводу советского интереса и, как уже было сказано, использовал их для обоснования своей позиции на заседании Генштаба, являющегося важнейшим форумом принятия решений в ЦАХАЛе!

Новое оружие и новые методы

Несмотря на успех советской операции по размещению ракетных комплексов вблизи от канала и в целом нарастающее участие СССР в войне, дух наших бойцов не упал. Было решено искать «творческие» способы борьбы с новой угрозой. После нескольких дней обсуждений было решено обратиться к США, согласившимся предоставить нам самое современное оборудование для радиоэлектронной борьбы. Кроме того, было решено проводить авианалёты, используя так называемый метод «пращи».

Метод «пращи» состоит в том, что самолет приближается к цели на малой высоте. Затем в определённом месте он стремительно взмывает вверх, сбрасывая бомбы, прямо по ходу взлёта, полагаясь на бортовой компьютер бомбометания. После чего быстро удаляется из опасной зоны.

Атака подобным способом получалась менее точной, но обладала важным преимуществом, обеспечивая куда большую безопасность для атакующего самолета. Впоследствии были разработаны и другие методы атаки, сочетавшиеся с действиями подразделений радиоэлектронной войны, глушившими силы советско-египетского союза, отчаянно пытавшегося удержать свои позиции, а также расширить их, подводя дополнительные батареи. Русские тоже использовали системы радиоэлектронной борьбы, блокируя воздушную связь. Некоторые из их систем были выслежены и уничтожены Израилем.

Новые американские модули радиоэлектронного противодействия ALQ 71, запрошенные и вскоре полученные Израилем, являлись на тот момент самой современной моделью в сфере защиты самолётов от ракет. В израильских ВВС их прозвали «душистым горошком». Вместе с ними прибыли и американские специалисты, которые инструктировали пилотов.

Однако русские задействовали против наших самолётов свои передовые ЗРК SA-3, в борьбе с которыми эти американские системы были бесполезны. И хотя нашим ВВС удалось уничтожить 7 вражеских батарей, два израильских истребителя были подбиты. Одному самолету удалось дотянуть до базы, но другой упал. В нём погиб командир эскадрильи «Фантомов» Шмуэль Хец, да будет его память благословенна. Для Израиля гибель лётчика была высокой ценой.

Русские тоже понесли тяжелые потери в той атаке — десятки советских военных были убиты и ранены. Кроме того, они потеряли значительную часть своего созданного с таким трудом ракетного массива.

Положение же египтян было совсем тяжким. Хоть им и удалось сбить несколько наших «Фантомов», потери египтян исчислялись тысячами человек. А потому моральный и боевой дух египетской армии окончательно упал. По оценкам нашей военной разведки в Египте тогда каждую неделю погибало порядка 200 человек.

Один из высокопоставленных советских командиров полковник Борис Жаворонок, ставший свидетелем израильских авианалётов, рассказывал о настроениях египетских солдат следующее (см. «Призрак над Каиром. ВВС Израиля в «Войне на истощение» 1967-1970 гг.»):

Атака началась... когда координаты траекторий полета показали, что «Фантомы» приближаются к нам, у арабов сдали нервы, они побросали наушники, скинули шлемы и побежали из помещения вон... один из наших ребят схватил какого-то араба... и стал бить шлемом по голове, страшно при этом ругаясь...

Израиль обратился к Соединенным Штатам с просьбой предоставить больше вооружений для борьбы с новыми ракетными батареями, но Соединенные Штаты отказались, пытаясь таким образом оказать давление на Израиль, и, вынуждая принять «План Роджерса» — политический план госсекретаря США, включавший согласие Израиля на отказ от всех территорий, освобождённых в ходе Шестидневной войны, а также прекращение огня.

Несмотря на гибель Шмуэля Хеца, уже на следующий день наши ВВС предприняли масштабную атаку, в ходе которой десятки израильских истребителей уничтожили множество целей. В течение следующих нескольких дней было проведено ещё несколько крупных и успешных атак. Одной из них стал особенно успешный и знаменитый воздушный бой израильтян с советскими летчиками истребителями.

Пощёчина Советскому Союзу — операция «Гранат 20»

Фактически, это была хорошо продуманная ловушка для советских пилотов, спланированная командующим ВВС генерал-майором Моти Ходом (тем самым, который возглавлял наши ВВС и во время Шестидневной войны), в некоторой мере ещё и для того, чтобы «отомстить» русским за описанную выше гибель командира эскадрильи Хеца. Операция получила одобрение и министра обороны Даяна, хоть тот, как обычно, опасаясь конфронтации с русскими, потребовал её принятия через голосование в правительстве. Правительство одобрило, и операция «Гранат 20» началась.

В тот день — 30 июля 1970 года — наши летчики сумели заманить советских в ловушку. Сначала израильские «Миражи» (многоцелевые истребители французского производства), созданные специально для перехвата и воздушных боёв, начали боевой вылет, имитируя при этом профиль полета «совершенно невинных» самолётов аэрофотосъёмки. Соблазнённые лёгкой, как им показалось, добычей, и несмотря на предостережения пугливых и осторожных египтян, советские МиГи взлетели и ринулись к ним, надеясь без проблем посбивать беззащитных «фотографов». Дюжина советских истребителей понеслась в направлении израильтян — на самом деле, как уже было сказано — «Миражей», то есть, самолётов великолепно приспособленных и оснащенных именно для воздушного боя. К ним внезапно для русских пилотов присоединились ещё и летавшие неподалёку «Фантомы», до поры до времени, дабы не возбуждать подозрений у врага, имитировавшие полёт «Скайхоков», не предназначенных к воздушному бою.

В небе над Синаем завязался серьёзный бой. Внезапно русские обнаружили, что им противостоят лучшие израильские истребители французского («Миражи») и американского («Фантомы») производства. Был и ещё один момент, о котором русские даже не догадывались, да и не могли знать. Израильские самолёты пилотировала «сборная» самых опытных лётчиков-истребителей.

С обеих сторон в бой вступили дополнительные силы. В разгар этого масштабного сражения 10 израильским истребителям противостояли уже 21 советский МиГ-21 (на тот момент — самая передовая из моделей МиГов).

Несмотря на явное численное превосходство, советские, милостью и чудесами Всевышнего, самым явным образом проиграли этот бой. Пять советских самолётов было сбито, трое пилотов погибли, двое катапультировались — один оказался ранен, другой же был спасён живым и невредимым.

Советский Союз потерпел болезненное и крайне позорное поражение. Главнокомандующий ВВС СССР маршал авиации Павел Кутахов лично примчался в Египет, чтобы разобраться причинах поражения. С этого момента советским лётчикам было приказано воздерживаться от участия в воздушных боях.

А потому, до тех пор, пока не было объявлено о прекращении огня, наши ВВС продолжали успешно сокрушать египетские ракетные комплексы. Их действия оказались настолько эффектны, что Насер, да будет стёрто имя его, уже 3 августа прибыл в Кремль, обрушившись там с жёсткой критикой на советских военачальников, не только не сумевших нанести ощутимого вреда израильским ВВС, но ещё и понёсшим потери.

К сожалению, всего через четыре дня израильское правительство попав в расставленную Египтом ловушку, согласилось на прекращение огня. Это и предоставило Египту возможность осуществить свой план «Амаль», буквально на «блюдечке с голубой каёмочкой».

Египет нарушает соглашение, а США молчат

Соглашение о прекращении огня должно было вступить в силу в полночь с седьмого на восьмое августа. Один из израильских военных летчиков вспоминал [его рассказ приводится в Бюллетене ВВС №171], что уже в 23:55 он собственными глазами увидел зажёгшиеся огни фар больших египетских транспортных колонн, которые начали движение к каналу — в явном нарушении перемирия. Однако, в просьбе немедленно атаковать их пилоту было категорически отказано.

Сотни грузовиков, тягачей, поездов и других транспортных средств снова начали массовое движение к каналу, подвозя египетские ракетные батареи, с которыми летчики ВВС до этого времени так яростно и успешно боролись, предотвращая их приближение к израильской границе.

В течение нескольких недель десятки ракетных батарей, тысячи зенитных орудий, а также целый комплекс радаров, систем связи, разведки и радиоэлектронной борьбы были стремительно развернуты с египетской стороны канала. Все это было сделано под наблюдением и управлением советских специалистов. Первыми выдвигаемыми к самой границе батареями стали те самые, что русские в своё время подтянули в район в рамках своей секретной операции.

Кроме того, египтяне направили на границу тяжелую артиллерию и тяжелую военную технику, что являлось явным и серьезным нарушением соглашения, в рамках которого они обязались не вносить никаких изменений в свою диспозицию в пределах 50 км от канала.

Однако, самым разочаровывающим для Израиля оказалось громовое молчание Соединенных Штатов, которые сами вместе с Израилем и Египтом подписали это соглашение, став гарантом его соблюдения. Тем не менее, несмотря на огромный объем разведданных, переданных Израилем Соединенным Штатам, там отказались признавать факт нарушения Египтом соглашения. Лишь через месяц Государственный департамент США подтвердил то, что соглашение действительно было нарушено!

При этом, совершенно очевидно, что спутниковая информация, равно как и множество разных сведений из других источников (помимо израильских) находились в распоряжении США с того самого момента, как Египет начал нарушать соглашения!

К слову, поведение Соединенных Штатов было заранее предсказано Ребе...

Соединенные Штаты в тот момент были откровенно заинтересованы в сохранении соглашения, которое они подписали сами, поэтому они и не желали признавать его полный провал. Более того, Соединенные Штаты пытались тогда навязать Израилю «план Роджерса», включавший, как уже было сказано, отказ от всех территориальных достижений, обретённых Израилем в Шестидневной войне. Первым же шагом в этом направлении должно было стать прекращение огня, в том числе и поэтому Соединенные Штаты не желали признавать, что соглашение уже было нарушено, при чём с самого начала.

Многие высокопоставленные представители ЦАХАЛа и политические активисты требовали, чтобы Израиль решительно отреагировал на серьезные нарушения соглашения Египтом. Однако израильское правительство предпочло воздержаться от военного ответа, предопределив как закрепление Египтом своего успеха, так и нарастающую на границе с этим государством стратегическую угрозу. Вплоть до войны Судного дня египетский зенитно-ракетный комплекс на западной стороне канала продолжал увеличиваться. Египтяне подтянули туда множество новых и самых передовых батарей, в том числе мобильные SA-6 (советские ЗРК войсковой противовоздушной обороны «Куб»), ставшие смертельной опасностью для наших ВВС в последовавшей вскоре войне.

Важно подчеркнуть и то, что согласно информации, собранной израильской разведкой, сразу же после объявления о прекращения огня Египет начал интенсивные учения по форсированию канала. Эти навыки были успешно задействованы египетской армией во время войны Судного дня.

В заключительном армейском исследовании войны Судного дня (900-страничное исследование, находящееся в распоряжении автора статьи) говорится: «Задним числом стало ясно, что выдвижение ракет было свидетельством намерения Советского Союза дать понять Египту, что он больше не беспомощен перед атаками израильских ВВС. Размещение ракет вблизи от канала стало предварительным условием египетской наступательной инициативы в будущем».

Могла ли «Война на истощение» вестись иначе — мнение Ребе

Ещё во время самой этой войны неудовлетворительное её ведение политическим эшелоном подвергалось резкой критике. На протяжение более чем двух лет с момента окончания Шестидневной войны, несмотря на немедленно начавшиеся акты агрессии со стороны Египта, Израиль воздерживался от использования своих военно-воздушных сил из-за категорического решения политического эшелона, принятого по рекомендации нескольких высокопоставленных офицеров ЦАХАЛа. Это решение вызывало широкую критику, поскольку в результате малочисленные регулярные наземные силы ЦАХАЛа на границе с Египтом были вынуждены в одиночку противостоять намного более крупными и мощным египетским формированиям.

Лишь после того, как отряд египетских спецназовцев пересек канал, убив семерых бойцов ЦАХАЛа, взяв в плен еще одного солдата, и, уничтожив три израильских танка, было решено задействовать ВВС.

Как только израильская авиация стала атаковать сухопутные силы Египта, ей немедленно удалось резко сократить плотность египетского огня, который вёлся по укреплениям ЦАХАЛа. При этом, на ВВС были наложены очень жесткие ограничения. Фактически лётчикам позволили действовать лишь вблизи от канала. Только через полгода, по рекомендации главы армейской разведки генерал-майора Аарона Ярива, было получено разрешение на нанесение ударов по целям в глубине Египта.

Генерал-майор Ариэль Шарон тоже требовал усилить армейские удары по противнику, добиваясь также проведения широкомасштабных военных рейдов, подразумевавших массивное форсирование Суэцкого канала.

Заметим, что именно два этих генерала имели глубокую связь с Ребе. Многие письма, адресованные им, можно найти в томах «Святых посланий». В большинстве писем к ним Ребе напрямую касается военных вопросов.

Интересно также и то, что уже после одного из первых рейдов ЦАХАЛа в египетский тыл (операция «Изморось»), проведенного по настоянию двух этих генералов, глава армейской разведки получил от Ребе письмо с поздравлением на Рош а-Шана (как ответ на аналогичное поздравление, посланное прежде Аароном Яривом Ребе), с упоминанием состоявшейся операции, в котором Ребе благословляет его следующими словами: «За удары в тылу соседей, ненавидящих Израиль, в важном для них месте».

Из этого письма можно понять, что Ребе поддерживал перенос боевых действий в египетский тыл. Заметим, что эта операция действительно вызвала изумление у египетского верховного командования, у которого не было подходящего ответа на подобные угрозы в тылу. Позже, после нескольких месяцев, в течение которых в египетском тылу были атакованы десятки стратегических целей, египтяне обратились за помощью к русским, и те, как уже было сказано, действительно прислали им в подкрепление большие силы, а также ракеты и самолеты.

Однако вместо того, чтобы продолжать наносить удары по слабым местам Египта, министр обороны Даян, испугавшись участия СССР, приказал авиации отступить назад и прекратить атаки во вражеском тылу, вопреки мнению начальника Генштаба Хаима Бар-Лева, представленному на заседании Генерального штаба (23 марта 1970 г.): «Наш главный приоритет, — полагал тогда Бар-Лев, — в том, чтобы в районе канала не было ракетных комплексов... Второй приоритет — Каир. Иными словами, надо продолжать атаковать. Если мы найдем SA-3, мы также атакуем его»).

Страх перед вмешательством России также стал одним из главных факторов в решении министра обороны отказаться от оккупации Дамаска в конце войны Судного дня. Это резко отличается от позиции Ребе, который был твёрдо убеждён в том, что русские на деле не станут вмешиваться в боевые действия, даже если Дамаск окажется завоеван, отчасти из страха перед реакцией Соединенных Штатов.

Многие высокопоставленные офицеры ЦАХАЛа также требовали, в том числе и в конце «Войны на истощение», усиления атак по Египту, исходя из ясного военного понимания того, что лишь болезненные удары, задействующие крупные армейские формирования на суше, в воздухе и на море способны привести к победе.

Похоже, что Ребе также разделял эту позицию, как показывает следующий отрывок из письма, отправленного Ариэлю Шарону после объявления о прекращении огня. В этом письме Ребе подробно описывает угрозу, исходящую от египтян, подводящих к каналу все более совершенное вооружение (уже после вступления в силу прекращения огня), и выражает надежду, что египтяне рано или поздно совершат опрометчивый шаг, который позволит Израилю отказаться от соглашения, поскольку тогда Израиль сможет защитить себя следующим образом: «Единственный способ сделать это — атаковать всей мощью, а не в пол силы, как это было до сих пор... и лишь тогда есть надежда на то, что сложится устойчивое прекращение огня и наконец наступит мир...»

Иными словами, по мнению Ребе, в «Войне на истощение» армия действовала лишь «в пол силы», и только тогда, когда армия использует в ударе по врагу всю свою мощь будет надежда на настоящее прекращение огня и мир.

Так или иначе требование двух этих высокопоставленных военных (Ярива и Шарона) об усилении ударов по Египту и о задействовании всех сил ЦАХАЛа в боевых действиях правительством выполнено не было. Даже ВВС привлекли к участию только на поздней стадии войны и с крайне жёсткими ограничениями. Практически совсем не был задействован военно-морской флот. Да и наземные войска проводили лишь очень ограниченные операции (за исключением тех нескольких, что выполнили спецподразделения). В итоге мощь ЦАХАЛа не была использована для подавления египтян и достижения победы.

Кроме того, как хорошо известно, Ребе также выступал против обоснования израильской оборонной концепции на том, что тогда было названо «линией Бар-Лева» — линии застав, построенных вдоль канала, призванных защитить от египетского прорыва. Позднее Ариэль Шарон рассказывал о своей встрече с Ребе, на которой Ребе выразил свое категорическое несогласие с защитой Синая подобным методом. В самой армии тоже были те, кто не соглашался с этой оборонной концепцией, выступая за «мобильную оборону». Война Судного дня, в ходе которой эта линия защиты была довольно быстро прорвана, также подтвердила правоту слов Ребе в этом вопросе.

Эта статья основана на открытых источниках. Частичная библиография: «Призрак над Каиром. ВВС Израиля в „Войне на истощение“ 1967-1970 гг.», Дани Шалом «Господин Разведка», бригадный генерал Амос Гильбоа (в прошлом глава исследовательского отдела Военной разведки) «Заключительное исследовании Войны Судного дня», ЦАХАЛ, Отдел истории.

Опубликовано: 31.10.20210
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter