4 Тамуза 5782 года, первый день недели, гл. Хукат | 2022-07-03 02:10

Земля за мир

После Шестидневной войны, в арабском мире царил настоящий страх перед Израилем и его армией. Сегодня, к сожалению, это уже далеко не так. Потому, что из-за наших уступок они воспринимают нас как слабаков.

3337 (2)
Земля за мир
Земля за мир

Идея обмена земли за мир является неслыханной в летописи истории. Когда еще такое было, чтобы народ, выигравший территорию в оборонной войне, сдал ее обратно тем же противникам, которые его и атаковали?

Так приведет ли к миру сдача земли? Рассмотрим ситуацию такой, какая она есть.

Еще не было случая в истории арабо-израильского конфликта, когда уступки привели бы к успокоению и к миру. Наоборот, уступки всегда воспринимались арабами, как проявление слабости и ненадежности Израиля; и, таким образом, уступки поощряли их только увеличивать свои требования. Каждое отступление под давлением приводило только к еще большему давлению, чтобы отступили еще больше.

Уже стало наигранным сценарием: арабы громогласно выставляют свои требования, а мы, из-за боязни «потери диалога» с ними, совершаем очередные уступки, соглашаясь, по крайней мере, с несколькими из тех требований. Вскоре после этого, они требуют больше, объясняя нам и всему миру, что эти новые требования являются обоснованными следствиями, вытекающими из условий, которые мы уже приняли.

Однако существует определенная логика в их доводах. В конце концов, после того как Израиль принял позицию, при которой подрыв своей собственной безопасности является допустимым явлением (чтобы только утихомирить арабов), кто может установить разумные пределы.

Если угроза для жизни не является достаточной причиной для отказа, то что может быть достаточным для ответа: «Нет, ни грамма больше»?

Настало время, когда мы должны остановиться пересматривать каждый раз нашу политику как ответную реакцию на их атаки. Мы должны заняться нашими собственными приоритетами. Мы должны понять, что существуют определенные вещи, которые просто не подлежат продаже. И не по каким-либо сентиментальным соображениям; а просто потому, что люди не идут на риск, когда сама жизнь находится в опасности.

Когда мир наиболее вероятен?

Теория «земля за мир» не просто опасна, но и не имеет под собой никакой логической основы.

Несмотря на всю неистовую риторику, исходящую из Дамаска с 1974 года, и даже при том, что сирийские войска участвовали в Ливанской войне 1982 года, еще не было ни одной атаки со стороны Сирийского фронта. Почему? Причина очень простая. Израильская артиллерия, расположенная на Голландских высотах, нацелена точно на Дамаск. Географическая местность там довольно равнинная, так что танки с пехотой могут продвинуться без особых трудностей. При такой ситуации, любой сирийский лидер подумает дважды, прежде чем начнет военные действия против Израиля. Риск уж слишком велик.

Представим себе на минуту ситуацию, если бы не было израильской артиллерии на Голландских высотах; и, наоборот, сирийские войска бы там расположились. Если бы Израиль сдал им высоты и, тем самым бы, убрал защитный фактор страха, сдерживающий их, то вероятность сирийской атаки уменьшилась бы или увеличилась?

Отдать землю за мир — все равно что обменять стратегические позиции на простой клочок бумаги. Вполне логично здесь спросить: насколько ценна эта бумага. Арабы нарушили каждый договор, когда-либо подписанный с Израилем; при этом, у них довольно плачевный рекорд соблюдения даже их собственных соглашений между собой.

Почему же мы не заявляем об этом открыто?

Почему же нам не посмотреть фактам в глаза и открыто обсудить их? Почему же Израильские руководители не признают, что с самого начала и до сегодняшнего дня все, к чему мирные процессы привели, так это только к усилению арабских позиций?

Две основные причины. Прежде всего, такое признание поставит под угрозу доверие к ним самим. Они серьезно рисковали, когда входили в переговоры и подписывали соглашения с арабами, так что теперь, они считают, что признание ими того факта, что арабы до сих пор не успокаиваются, воспримется как их собственный провал. Они спокойно могли бы открыто заявить: «Посмотрите, король голый, на нем нет никаких новых одежд; арабы не совершили ни одного движения в сторону мира»; но они опасаются, что их собственные одежды будут выглядеть довольно нечистыми. Они должны были бы признать, что своим ошибочным подходом они поставили под угрозу безопасность своей собственной страны.

Что же происходит вместо этого? Они игнорируют опасность и стараются замаскировать ее так, чтобы никто не увидел. Были случаи, когда средства массовой информации Запада сообщали о террористических атаках задолго до того, как официальный Израиль только впервые упомянул об этом. Многократно, вместо того, чтобы выставить на показ шараду арабских «мирных усилий», Израиль только сам усиливал арабскую позицию путем публичных признаний, что арабы являются «партнерами на пути к мирному урегулированию».

Однако, проблема честного разговора о процессе мирного урегулирования, кроется гораздо глубже, чем только в частных интересах лидеров Израиля, поддерживающих этот процесс. На всем протяжении своего существования, Израиль всегда заботился, в первую очередь, о том, что другие страны скажут, и только потом о своих собственных приоритетах. Вместо того, чтобы концентрироваться на вопросах нашей собственной безопасности и развития, занимаемая позиция всегда зависела от того, «Что арабы скажут? И какой может быть ответ из Вашингтона?»

После Шестидневной войны, в арабском мире царил настоящий страх перед Израилем и его армией. Сегодня, к сожалению, это уже далеко не так. Почему? Потому, что из-за наших уступок, из-за нашей неспособности подняться и заявить о своих правах на то, что нам по праву принадлежит, они воспринимают нас как слабаков. А слабый враг вызывает на себя только еще большую агрессивность.

То же самое относится и к отношениям Израиля с Америкой. Если Израиль сам не отстаивает своих собственных приоритетов, справедливо ли ожидать, что Америка будет сражаться за него? Если Израиль не протестует против постоянных арабских нарушений всех принятых договоренностей, то почему Америка должна об этом беспокоиться?

Даже когда нам нужна помощь от других стран, нам не следует пригибаться в страхе перед ними. Америка рассматривает оказываемую ей международную помощь как капиталовложение. А на любого инвестора лучшее впечатление произведет тот потенциальный партнер, который — без самодовольства и высокомерия — знает, что он хочет и что ему нужно, и открыто добивается своих целей.

Опубликовано: 08.08.2006Комментарии: 2
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter