Вакцинация от коронавируса. Позиция еврейского законодательства

22.12.2020 2397 (4)
Рав Исраэль Гальперин Перевод для сайта: Гершон Палей
Вакцинация от коронавируса. Позиция еврейского законодательства
Рав Исраэль Гальперин | Вакцинация от коронавируса

В последнее время мы все чаще слышим об успехе в разработке вакцин против COVID-19. Несколько всемирно известных фармацевтических компаний сообщили о весьма впечатляющих результатах исследований и об успехе вакцины в 90-95% случаев. С другой стороны, всеми признается, что процедуры испытания данных вакцин отличаются от стандартных, принятых в обычное время, когда имеет место гораздо более длительный процесс, и что из-за острой необходимости остановить массовое распространение коронавируса по всему миру процесс этот пришлось сократить.

Кроме этого, достоянием общественности не стали подробности случаев с побочными эффектами у привитых в ходе испытаний, как и информация о возможных проблемах со здоровьем в будущем. Все это вдобавок к извечным страхам и давнишним конспиративным теориям, связанным с прививками, которые сегодня заново приобретают популярность у части населения, живущего в неведении всего, что касается разработки вакцин.

В данной статье мы, естественно, не собираемся касаться узкопрофессиональной медицинской стороны вопроса, обсуждать, каковы, на самом деле, реальные опасения врачей, а что относится к области конспирологии. Это дело специалистов, да и достаточной информацией для подтверждения или опровержения связанных с данными вакцинами опасений мы не обладаем.

Однако точно так же, как относительно любой другой темы существует определенная позиция Торы, так же и в данном вопросе. Выяснить ее мы и предпримем попытку ниже.

Интересующий нас вопрос можно разбить на несколько подтем, мы же, однако, остановимся лишь на практической его стороне.

Итак, позволяется ли с точки зрения еврейского закона проходить прививку от COVID-19 в рамках начатой программы массовой вакцинации? Или же еврейский закон и вовсе считает ее обязательной?

Соотношение «польза-риск»

Прежде чем перейдем к обсуждению вакцины от COVID-19, стоит остановиться на вопросе прививок как таковых и посмотреть, как смотрит на него еврейский закон.

Любая вакцинация имеет две стороны. С одной, существует риск появления тех или иных побочных действий в результате введения в организм активных веществ. Таким образом, речь идет о намеренном действии человека, подвергающем его самого определенной опасности. [Известная доля опасности существует и при приеме любого лекарственного препарата, ведь все без исключения лекарства способны вызвать побочные эффекты. Однако в ситуации с лекарствами человек уже болен и не имеет иного выбора, как попробовать излечиться с помощью тех или иных лекарственных средств. Тогда как прививаются люди еще здоровые. Из-за чего вопрос о правомочности — с точки зрения еврейского закона — намеренного действия по внедрению в организм активных веществ становится еще острее]. С другой стороны же, человеческий опыт показывает, что тот факт, что Всевышний, «творящий исцеление», наделил врачей достаточной мудростью, чтобы создавать вакцины, практически свел на нет опасные и очень заразные болезни, столь распространенные в прошлом.

Вместе с этим решающую роль в этом вопросе играет соотношение риска, связанного с каким-либо лечением, с опасностью, следующей из-за отказа от него. И решение это — за врачами-специалистами в данной конкретной области.

Ведь, как известно, Тора устанавливает правило, согласно которому, во всем, что связано со здоровьем человека, следует прислушиваться к мнению врачей-специалистов. [См. «Шулхан Арух», раздел «Орах Хаим», главы 518 и 328]. Вот, как описывает правило это Ребе [«Игрот Кодеш» том 10, стр. 36]:

Известно указание нашей Торы — Торы жизни — выраженное в словах «и полностью вылечит его» [Шмот 21:19], «из которых мы учим, что даровано лекарю право врачевать». А потому, необходимо следовать указаниям врача-специалиста в данной области.

Так писал Ребе в бессчетных случаях.

(В связи с этим, стоит упомянуть написанное автором книги «Арух а-Шулхан», который отмечает, что в современном мире дозволением Торы врачевать обладает лишь тот, кто «получил на это разрешение от государства, наделившего его правом лечить больных, да и то, если нет рядом лучшего врача, чем он сам». Подобно этому, автор «Хатам Софер» писал, что у врача, признанного специалистом множеством людей, есть и большие права и большая ответственность, чем у врача обычного, в виду чего обладает он — с точки зрения еврейского закона — полным доверием).

Следовательно, в том случае, когда большинство врачей подтверждает, что (возможный) риск, связанный с вакцинацией, минимален, тогда как опасность не привитого ребенка или пожилого человека заболеть в десятки раз выше, чем опасность побочных эффектов вакцины, сделать прививку — это значит создать то самое, установленное Торой, средство предупреждения заболевания, против которого и создана данная вакцина. [Имеются в виду стандартные прививки, без каких-либо условий рекомендованные врачами и делаемые в медицинских учреждениях, лицензированных государством].

В такой ситуации авторитеты еврейского закона сходятся на том, что это, безусловно, разрешено и даже очень рекомендуемо, и что таким образом создает человек естественное средство для обеспечения здоровья. [Ведь последнее вменяет Тора человеку в обязанность]. [В одном из своих писем («Игрот Кодеш» том 14, стр. 107) Ребе отмечает, что использование лекарственных препаратов как превентивных средств против заболеваний, что включает в себя и вакцинацию, также относится к «врачеванию», дозволение заниматься которым установлено Торой]. Таково, соответственно, решение, вынесенное в свое время всеми известными раввинами-законоучителями последних поколений, мнению которых в самых различных областях еврейского закона следует весь еврейский народ: делать прививки можно и нужно.

Ничтожно малое число

В действительности, количество случаев, когда вакцины вызывали серьезные побочные эффекты и приводили к проблемам со здоровьем настолько мало, что с позиции еврейского закона рассматривать их как «реальный риск» не нужно.

Так, к примеру, мы находим постановление, что если опасность возникает в одном из тысячи случаев, реальной опасностью она не считается. И хотя подход еврейского закона к вопросам опасности для жизни очень строг, и по отношению к ним привычное правило о большинстве не применимо, и еврейский закон требует избегать даже минимальных рисков, в случае с прививками речь идет не просто о «минимуме», а о «ничтожно малом числе», которым еврейский закон позволяет пренебречь. В особенности, если польза превышает риск в несколько тысяч раз.

То, как поступает множество людей

Более того: даже если предположить, что стандартные прививки связаны с большим риском, и что назвать его «ничтожно малым» нельзя, сам тот факт, что прививки делают сотни тысяч (и даже больше того) людей во всем мире, может служить веским основанием отмести опасения, связанные с вакцинацией.

Дело в том, что наши мудрецы дают два, казалось бы, противоречащих друг другу указания. С одной стороны, они неустанно повторяют о запрете подвергать себя опасности. С другой, в некоторых случаях они предпочитают опасностью пренебречь, основываясь на словах Писания [Теилим 116:6] «хранит Б-г простодушных».

Разрешается противоречие это следующим образом. Если некие действия стали уже привычными среди людей в определенной местности и или при определенных обстоятельствах, и никто не придает значения опасности, с ними связанной, — на языке мудрецов «затоптанное (в смысле «ставшее привычным») множеством людей» — человек имеет право действия эти совершать, ибо они уже превратились в нечто совершенно естественное. Таким образом, даже если до того, как это стало привычным для множества людей, поступать так было запрещено, сам факт, что сейчас «все так делают» устраняет предыдущие опасения.

Выводя это правило, еврейский закон опирается на несколько талмудических дискуссий, как отмечает в одном из своих писем Ребе [«Игрот Кодеш» том 2, стр. 144]:

Поскольку стало это привычным для множества людей, подчиняется это принципу «хранит Б-г простодушных». (См. трактат «Шабат» 129б и ссылки в сборнике респонс Цемах-Цедека, часть «Эвен а-Эзер», п. 11].

В другом письме [«Игрот Кодеш» том 3, стр. 375] Ребе пишет:

К подобной ситуации применимо правило «Поскольку стало это привычным для множества людей» подчиняется это принципу «хранит Б-г простодушных», а потому, даже тем, кто знает об опасности, ничего не грозит, как постановил Цемах-Цедек и др.

Вместе с этим законоучители подчеркивают, что полагаться на правило «стало привычным для множества людей» можно лишь в тех ситуациях, где нет явной и ощутимой опасности. Если же опасность не вызывает сомнения, правило это неприменимо.

При этом некоторые авторитеты еврейского закона используют данное правило как аргумент в пользу разрешения делать различные операции, не смотря на связанную с ними опасность. Этим правилом обосновали законоучители и то, что можно летать на самолетах, а также вести машину на автомагистралях с очень интенсивным движением. Притом, что случаются крушения и аварии, не дай Б-г.

То же обоснование используется и в вопросе о прививках. Огромное количество людей по всему миру делают прививки, и это, несомненно, можно отнести к понятию «стало привычным для множества людей». Поэтому даже если опасения о вреде здоровью чем-то и подкреплены, прививаться можно и даже нужно. А аргумент «стало привычным для множества людей» и, как следствие, принцип «хранит Б-г простодушных» помогает отвергнуть опасения.

Позиция Ребе в вопросе прививок

Говоря в общем, и Ребе однозначно выступает за прививки, как четко видно из его писем.

В одном из них он пишет [«Игрот Кодеш» том 11, стр. 137]:

В ответ на Ваше письмо от кануна святой субботы, в котором Вы спрашиваете, как Вам поступать в вопросе прививок, которые делают теперь маленьким детям. К таким вопросам относимо правило «не отделяйся от общины», поэтому Вам следует поступить так же, как поступает большинство родителей детей, которые учатся в классе с Вашими детьми.

В другом письме Ребе пишет [«Игрот Кодеш» том 14, стр. 107]:

В ответ на Ваше письмо от 14 Хешвана (и предшествовавшее ему), в котором Вы поднимаете следующие вопросы:

1) Дозволительно ли медицинское вмешательство только по отношению к человеку больному, или же медицинские средства можно использовать и с целью предупреждения возможных заболеваний. То есть, создавать у здоровых людей иммунитет к болезням. Ответ: так постоянно поступают сегодня, в том числе, и прославленные раввины, лидеры еврейства. См. также РАМБАМ, [Мишне Тора], «Законы о нормах человеческого поведения», гл. 4. А еще, в Торе [Шмот 15:26] ясно сказано: «… ни одной из болезней… не наведу на тебя, ибо Я — Б-г, твой целитель». Следовательно, и это [предупреждение болезней] относится к понятию «исцеление» и т.д.

…3) Как поступать в вопросе вакцины Солка [от полиомиелита], прививать которую начинают сейчас детям. Здесь она используется уже много месяцев, в том числе, опять же, и среди строго соблюдающих предписания Торы евреев. Что уже снимает вопрос о ее кошерности и т.п. Естественно, следует убедиться, что используемая на местах вакцина произведена в хорошей, заслуживающей доверия лаборатории.

Последнее письмо было написано в конце 1957 года. Через несколько месяцев Ребе снова касается этой темы: [«Игрот Кодеш» том 14, стр. 343]:

По поводу того, что Вы пишете про вакцинацию, и о том, что случилось — не приведи Б-г — в результате этого в прошлом в США. Произошедший в США случай имел место в самом начале использования данной вакцины, еще до того, как ее состав был с точностью определен и т.д. Тогда как теперь прошло уже много месяцев испытаний. А поэтому после того, как будет выяснено, что вакцина произведена в заслуживающей доверия лаборатории, опасаться делать эту прививку совершенно не стоит. Напротив [рекомендуется ее делать].

А буквально через девять дней Ребе вновь пишет [«Игрот Кодеш» том 14, стр. 357]:

Подтверждаю получение Вашего письма от 11 Швата (и предшествовавшего ему) и спешу ответить на него, выделяя его из очереди даже срочных писем, из-за заданного в нем вопроса о вакцинации. Вопрос Ваш кажется мне странным, ведь уже несколько человек из Святой Земли задавали его мне, и я дал им положительный ответ. Так как здесь прививку эту делает большинство, причем успешно. Естественно, если имеются вакцины разных лабораторий, следует использовать ту, которая прошла достаточно испытаний.

Четкие критерии

Эти письма показывают нам на четкие, основанные на указаниях Торы, критерии, которыми следует руководствоваться в вопросе о вакцинации.

Прежде всего, определяющим является профессионализм и опыт врачей и фармакологов. Поэтому, в случае, когда несколько фармакологических компаний производят то же лекарство или вакцину, следует использовать продукцию самых лучших специалистов, прошедшую самые серьезные испытания. Представляется, что правило это основано на уже упомянутом выше ѓалахическом принципе, согласно которому в медицинских вопросах следует прислушиваться к мнению наилучших специалистов.

Кроме этого, Ребе подчеркивает еще один критерий: опыт многих месяцев, в течение которых здоровье сделавших прививку людей не пострадало, служит веским доводом, доказывающим несостоятельность опасений.

Однако помимо всех этих соображений Ребе отмечает и дополнительные причины, говорящие в пользу вакцинации:

Прививки делают в семьях прославленных раввинов и духовных лидеров еврейства. Это не единичные случаи, а нечто ставшее рутинным. Это должно послужить примером каждому человеку, соблюдающему Тору. Ведь их поступки — основанные на вынесенных ими законодательных решениях — доказывают правильность этого с точки зрения Торы.

И, наконец, тот факт, что вакцинацию проходит большая часть населения данной страны и т.п., показывает, что поступать так нужно всем, руководствуясь правилом «не отделяйся от общины». Тем самым, вступает в силу принцип «привычного для множества людей», и тогда не только не стоит допускать опасения, но и последовать их примеру становится (на первый взгляд) обязанностью каждого — стать частью общества. [Тем более, что исходя и из практических соображений, с увеличением числа привитых возрастают и шансы победить с помощью вакцины заболевание].

Указания Торы вечны

Стоит заметить, что тема опыта и профессионализма производителей вакцин красной линией проходит почти через все письма Ребе, связанные с темой прививок. [См. также «Игрот Кодеш» том 14, стр. 426 и др.].

В свете этого понятно, что если у человека есть возможность выбрать, какую именно вакцину он мог бы получить, ему следует предпочесть ту, о качестве которой, результатах клинических испытаний и т.д. есть больше информации.

(Как чаще всего бывает, именно подробные и доступные для всех заинтересованных в этом отчеты об исследованиях и разработке вакцин, предоставляемые фармакологическими компаниями, свидетельствуют о качестве и надежности их продукции).

Все указания Торы вечны, что относится, естественно и к приведенным выше советам Ребе. Поэтому неправильно было бы говорить, что слова Ребе касались другого времени и вакцин против других болезней. Критерии, установленные Ребе, применимы и в сегодняшней ситуации, а значит, можно и нужно делать прививку, и она и станет тем естественным средством, которое спустит с Неба Б-жественное благословение, что и остановит распространение заболевания.

Врач, который друг

Все сказанное выше относится к вакцинам, уже давно ставшим «рутинными» и доказавшим свою состоятельность на опыте огромного количества людей по всему миру. Что же касается, однако, вакцины против COVID-19, все еще мало испытанной и вызывающей опасения в силу своей ускоренной разработки, большая часть приведенных выше доводов кажется, на первый взгляд, нерелевантной.

Однако не будем забывать, что правом выносить решения в медицинских вопросах (как в смысле лечения, так и превентивных средств) обладают по Торе лишь врачи-специалисты. А поэтому, если таковые подтверждают, что уже проведенных исследований достаточно, чтобы считать новую вакцину безопасной, а выявленные на сегодняшний день — после нескольких месяцев клинических испытаний — случаи тяжелых побочных действий действительно составляют «ничтожно малое число», руководствуясь правилами Торы, делать прививку эту можно.

И вместе с тем тот, кто опасается проходить сейчас вакцинацию и хотел бы повременить с ней, пока не будут получены результаты ее более широкого применения, имеет, с ѓалахической точки зрения, право так поступить, и обязать его сделать прививку от коронавируса немедленно нелегитимно.

Если же речь идет о человеке, который с одной стороны относится к группе риска, и заражение коронавирусом может быть для него весьма опасным, да и добровольная самоизоляция слишком тяжела для него, а с другой стороны, проходить вакцинацию он опасается, самым правильным для него было бы поступить, как советует Ребе в других случаях, когда ситуация не однозначна. А именно — посоветоваться с врачом-специалистом в данной области, а лучше всего с тем, кто не просто врач, но и друг, который бы взвесил все за и против и вынес бы подходящее именно для этого человека решение.

Усилия по спасению другого человека

До сих пор мы разбирали данную тему применимо к отдельно взятому человеку и рассматривали его личные интересы и опасения. Однако нельзя забывать, что в данном случае поведение одного человека затрагивает общество в целом. Ведь прохождение вакцинации каждым отдельным человеком служит наилучшим естественным средством для того, чтобы остановить распространение вируса и предотвратить тот ужасный урон, который наносит он физическому и моральному здоровью людей.

Так вот, если бы речь шла о том, что один человек спасает другого, совершенно не подвергая себя при этом опасности, не возникало бы никакого сомнения, что поступить так он просто обязан, таков его долг, как человека, как еврея, и к этому его призывает Тора. Обязанность эта регламентируется целым рядом заповедей Торы, как повелительных, та и запретительных.

В случае же, однако, с вакцинацией против коронавируса возникает еще один, несколько иной вопрос: обязан ли человек подвергать себя опасности ради спасения другого или даже общества в целом, и если да, то насколько?

Обязанность, заповедь и позволение

Итак, сразу несколько отрывков из Талмуда могут послужить источником закона, позволяющего человеку подвергать себя опасности ради спасения других, а, возможно, и обязывающего его так поступить. Первым и главным из этих источников, неоднократно цитируемым законоучителями разных времен, является история, рассказанная Иерусалимским Талмудом [трактат «Трумот» в конце гл. 8]. Там повествуется, что рабби Ами (он же Эйми) был схвачен однажды кровожадными разбойниками. Известие об этом достигло мудрецов. Сказал рабби Йоханан: «Пусть обернут мертвеца в простыню». Иначе говоря, рабби Йоханан полагал, что спасти рабби Ами невозможно, и уже видел в нем покойника. А потому, пусть уже сейчас готовит себе саван.

Услышал об этом рабби Шимон бен Лакиш и возгласил: «Я отправлюсь спасать его! Убью ли я [их], убьют ли меня, но пойду я и буду вызволять его силой». Талмуд завершает эту историю словами: «Пошел он, уговорил разбойников тех, и выпустили они его [рабби Ами]».

Рабби Йосеф Каро, в своем комментарии на Мишне Тора РАМБАМа «Кесеф Мишне» приводит мнение автора «Агаот Маймонийот», что поступок рабби Шимона бен Лакиша учит нас закону: человек обязан пойти на риск, чтобы спасти другого от верной опасности. Он заключает: «Видится мне, что [причина поступка рабби Шимона в том, что] тому [рабби Ами] безусловно грозила опасность, а тому [рабби Шимону] лишь вероятно». Иными словами, хоть рабби Шимон и рисковал жизнью, шансы вернуться живым у него были, чего не скажешь о рабби Ами. Эти же слова написал рабби Йосеф Каро и в своем комментарии на ТУР, в конце раздела «Хошен Мишпат».

Однако при составлении «Шулхан Аруха» закон этот рабби Йосеф Каро, как ни странно, и вовсе опустил. Рабби Йеошуа Фалк Кац, комментировавший «Шулхан Арух» в XVII в., по этому поводу написал: «Поскольку [все великие] законоучители РИФ, РАМБАМ, РОШ и ТУР не привели закон этот в сочинениях своих, и опустили [рабби Йосеф Каро и РАМА] его тоже».

Некоторую ясность в этот вопрос вносит знаменитый раввин Испании, Египта, Иерусалима и Цфата XVI в. рабби Давид ибн Зимра (РАДБАЗ). В своих респонсах он отмечает, что все зависит от степени риска. Если опасность не очень велика, и шансы на успех (в спасении другого человека) реальны, человек обязан не посчитаться с ней, чтобы спасти другого от верной опасности для жизни. И если он этого не делает, он нарушает запрет Торы [«Ваикра» 19:16] «не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего». Однако если риск погибнуть превышает шансы на успех, или же они равны, обязанности подвергать себя опасности ради спасения другого нет.

Позиция Алтер Ребе по этому вопросу

Закон, определяющий обязанность одного человека по спасению другого, Алтер Ребе, рабби Шнеур-Залман из Ляд, приводит в своем «Шулхан Арухе» дважды: в разделах «Орах Хаим» и «Хошен Мишпат». Причем формулирует он его по-разному, что создает, на первый взгляд, впечатление, будто бы он сам себе противоречит.

Итак, в «Орах Хаим» [гл. 329, п. 8] Алтер Ребе пишет:

Если видит один еврей как тонет в море корабль с другими евреями, или как уносит их река, или как спасается другой еврей бегством от иноверца, обязан он, кто бы он ни был, нарушить шабат, дабы спасти их, даже если сомнительно это, сумеет ли он их спасти. Однако если же это опасно для него самого, запрещено ему подвергать себя опасности, дабы спасти ближнего, ибо сам он вне опасности. Даже если ближний его погибает у него на глазах. И хотя нельзя с уверенностью сказать, что [придя он на помощь другому] сам он погибнет, тогда как ближний его [не дождавшись помощи] погибнет непременно, сказано все же в Торе «и живи ими [законами Всевышнего]». А не ставь свою жизнь в опасность ради исполнения повеления «не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего».

С другой стороны, в разделе «Хошен Мишпат» [гл. «Ущербы телу и душе», п. 7] пишет он следующее:

Если видит один еврей, как тонет ближний его в море или подвергся тот нападению разбойников, и может он спасти его сам либо наняв для этого других людей, обязан заплатить он им, дабы спасти своего ближнего. И если есть у спасенного деньги, может он потребовать потом у того возместить потраченное им. Если же нет — да не будет это для него препятствием. А если все же воздержался он [от спасения ближнего] нарушил запрет он «не оставайся равнодушным к крови ближнего твоего». И даже подвергнуть себя возможной опасности, есть мнение, что обязан он, дабы спасти ближнего своего от верной смерти. (Другие мнение это оспаривают. Поэтому в случае этом, когда существует возможная угроза жизни, следуют [как гласит известное правило] менее строгому мнению.

Таким образом, в отличие от раздела «Орах Хаим», где в качестве закона приводит Алтер Ребе лишь то мнение, согласно которому, совершенно нет никакой обязанности подвергать свою жизнь опасности ради спасения другого человека, в разделе «Хошен Мишпат» излагает Алтер Ребе и другую позицию. Более того: первое, менее строгое мнение заключает Алтер Ребе там в скобки [подчеркивая, что оно не основное]. В прошлом уже было предпринято несколько попыток разрешить данное противоречие.

«Запрещено» или «необязательно»?

Однако прежде чем мы займемся выяснением, каков же, по мнению самого Алтер Ребе, закон на практике, необходимо остановиться на первом из приведенных отрывков и уяснить точный смысл сказанного. Итак, в «Орах Хаим» Алтер Ребе формулирует закон следующими словами: «Однако если же это [попытка спасти другого] опасно для него самого, запрещено ему подвергать себя опасности». [То, что здесь, согласно стандартному пониманию, переведено как «запрещено»], выражено в оригинале словосочетанием «эйн ло». Так вот, все дело в том, что выражение это можно понимать двояко: 1) В значении запрета. Человеку запрещено так поступать. 2) В значении отсутствия обязанности. Поступать так человек не обязан.

На первый взгляд, кажется, что и простой смысл выражения, используемого автором, и содержание всего параграфа в той форме, в которой оно изложено, говорят в пользу первого прочтения: данное действие запрещено. [Как и было, собственно, переведено выше]. И все же истолковывать так слова Алтер Ребе проблематично. По двум причинам:

1) Существуют старинные примечания к «Шулхан Аруху» Алтер Ребе [принято считать, что их авторами являются сам Алтер Ребе и его брат рабби Йеуда-Лейб, раввин Яновичей]. В них даны ссылки на источники, на которые опирался автор при изложении законов. По поводу данного параграфа там отмечено: «Исур вэ-Этер» [п. 57], «Элияу Зута» [к этому параграфу]. Обратившись к этим книгам, несложно увидеть, что их авторы придерживаются того же мнения, что и законоучители эпохи Ришоним: обязанности спасать в данной ситуации нет, но и запрета делать это нет тоже.

2) Из слов Ребе в «Ликутей Сихот» [том 28, стр. 153, прим. 19] видно, что, по его мнению, Алтер Ребе не запрещает рисковать собой ради спасения другого, если таково желание человека. Вот, что пишет Ребе:

Существует известная дискуссия касательно того, обязан ли человек подвергать себя возможной опасности, чтобы спасти ближнего. Оба мнения [по этому вопросу] приведены в Шулхан Арухе Алтер Ребе, в разделе «Хошен Мишпат». […] Но в «Законах о шабате» [т.е. в разделе «Орах Хаим»] постановил он согласно второму мнению.

Из сказанного несложно понять, что согласно обоим мнениям, приведенным Алтер Ребе в «Хошен Мишпат» позволительно подвергать себя возможной опасности ради спасения другого, и весь спор заключается лишь в том, вменяется ли это человеку в обязанность. Поскольку же Ребе пишет: «Но в „Законах о субботе“ постановил он согласно второму мнению», ясно, что он понимает слова Алтер Ребе таким образом, что и сказанное им в «Орах Хаим» имеет своей целью лишь отвергнуть неверное представление, будто человек обязан рисковать собой в данном случае. Что же до запрета так поступать, этот вопрос и вовсе не поднимается, что означает: это ѓалахой не запрещено.

Практическое решение

В продолжение приведенного выше примечания [в «Ликутей Сихот»] Ребе пишет:

При этом стоит обратить внимание на тот факт, что второе мнение (обязанности спасать нет), как и вынесенное им постановление («когда существует возможная угроза жизни, следуют менее строгому мнению») заключил он [Алтер Ребе] в круглые скобки. См. «Шеэрит Йеуда» брата Алтер Ребе [рабби Йеуда-Лейба, раввина Яновичей], гл. 6, процитировано в «Дополнениям к Шулхан Аруху» Алтер Ребе, р. «Орах Хаим», стр. 52. См. также «Кунтрес а-Шулхан» (раввина Авраам-Хаима Наэ), п. 8. Однако не здесь место для более глубокого рассмотрения этой темы.

(Ребе имеет в виду, что когда некие законодательные решения Алтер Ребе заключает в скобки, означает это, что они оставались для него под вопросом, и он намеревался вернуться к этим темам в будущем, чтобы еще сильнее углубиться в них и вынести окончательное решение).

Иными словами, Ребе представляется, что сказанное Алтер Ребе в разделе «Хошен Мишпат» не является его окончательным мнением, не смотря на то, что в разделе «Орах Хаим» он и вовсе не упоминает какие-либо другие позиции законоучителей по данному вопросу и излагает закон на основе лишь одной из них.

На деле же, даже если рассматривать сказанное Алтер Ребе в «Хошен Мишпат» как неокончательное решение, поскольку речь здесь идет о смертельной опасности для самого спасающего, ѓалаха, безусловно, не обязывает его рисковать жизнью. Таков, собственно, простой смысл приведенного Алтер Ребе правила «когда существует возможная угроза жизни [буквально: «сомнение касательно того, есть ли угроза жизни»], следуют менее строгому мнению». При этом «сомнение», о котором говорит данное правило, подразумевает не только «сомнение, опасно ли данное действие для жизни человека», но и «сомнение [выносящего ѓалахическое решение] в том, каковы, с точки зрения ѓалахи, требования к человеку, оказавшемуся в подобной ситуации».

В свете этого, если человек, следующий в своей жизни постановлениям Алтер Ребе, обращается к раввину с вопросом, как, с позиции Алтер Ребе, следует ему поступить в подобной ситуации, ответом ему будет: с одной стороны, еврейский закон не обязывает подвергать себя возможной опасности, даже чтобы спасти другого от опасности верной; с другой стороны, еврейский закон и не запрещает так поступать.

К такому же решению пришли в свое время и авторы «Арух а-Шулхан» и «Мишна Брура», а также другие известные авторитеты последних столетий.

Угроза здоровью и физические страдания

До сих пор мы рассматривали позиции законоучителей в вопросе спасения другого человека от верной смерти, когда связанно это с тем или иным риском для собственной жизни.

Теперь же стоит коснуться несколько иного вопроса: как смотрит еврейский закон на ситуацию, когда действие по спасению другого ставит под угрозу не саму жизнь спасающего, а лишь его здоровье? В том смысле, что заболев, он может потерять некий орган (или несколько), лишь часть своего тела, что жизни в целом не угрожает.

Законоучители рассматривали, конечно же, и подобные ситуации. В качестве примера ими разбирался такой случай: царь иноверцев говорит еврею: «Выбирай: или я отрублю тебе ухо или другую часть тела, от чего не умрешь ты, или же убью я другого еврея!»

Некоторые из них считали, что тот несчастный обязан пожертвовать частью своего тела ради спасения другого еврея. Другие, со своей стороны, полагали, что обязать поступить так еврейский закон его не обязывает, но «счастлив тот благочестивый человек, что сумел выстоять в этом испытании» и пошел на такую жертву.

При этом если речь идет не о потере органа тела, а лишь о физическом страдании, о боли, все законоучители сходятся в том, что человек обязан пойти на все, лишь бы спасти другого от смерти, и что это тоже подразумевается повелением Торы «не быть равнодушным к крови ближнего».

Три ситуации, три закона

Подводя итог сказанному выше, можно заключить, что, по мнению большинства законоучителей, еврейский закон выделяет три ситуации:

1) Если человек в состоянии спасти другого, жизнь которого (пусть даже не на все сто процентов) в опасности, но при этом он будет вынужден пройти через физические страдания, он обязан ими пренебречь ради спасения другого.

2) Если ради спасения другого он вынужден подвергнуть себя опасности остаться калекой, обязанности пойти на эту жертву у него нет, однако к этому призывает его принцип благочестия.

3) Если спасение другого ставит под угрозу жизнь самого спасающего, рисковать своей жизнью он не обязан. При этом если риск ниже 50% — а, по мнению некоторых законоучителей, в определенных ситуациях, даже если и выше этого — принцип благочестия все же призывает человека пренебречь собственной опасностью ради спасения другого.

Вакцинация и «спасение ближнего»

Как уже было сказано, с точки зрения еврейского закона, нельзя обязать человека подвергнуть опасности свое здоровье. Однако важно отметить, что вакцинацию одного человека ради спасения других людей и вовсе нельзя отнести к тем ситуациям, которые рассматривали законоучители. И вот почему.

Да, действительно, чем быстрее будет остановлено распространение вируса благодаря тем, кто сделал прививку, тем больше шансов на спасение от реальной опасности будет у тех, кто относится к т.н. «группе риска». Тем не менее, проходящий вакцинацию направленного действия на спасение другого человека, находящегося в данный момент в опасности, не совершает. Весь результат его действия — лишь создание, косвенным образом, препятствия тому, чтобы тот человек вообще оказался в опасности. (Что называется в наше время «коллективным иммунитетом»). Учитывая это обстоятельство, говорить, с точки зрения еврейского закона, о некой «обязанности» сложно в принципе.

При этом, поскольку каждый проходящий вакцинацию человек снижает опасность, весящую над всем обществом, его действие безусловно можно отнести к исполнению заповеди «любви к ближнему». Причем не только по отношению к отдельному индивидууму, но и к обществу в целом.

Поскольку же, как было сказано выше, ради защиты собственного здоровья и на данном этапе делать прививку против COVID-19, с точки зрения еврейского закона, можно, так как она рекомендована врачами-специалистами в данной области и была уже ими испытана, можно ее делать и ради защиты здоровья всего населения. Более того, как было сказано, это можно даже назвать исполнением заповеди.

Заключение

1. По Торе, во всем, что касается здоровья, необходимо следовать мнению врачей-специалистов в соответствующей области медицины.

2. Плановая вакцинация (прививки в младенческом возрасте и др., однозначно рекомендованные большинством врачей) по мнению подавляющего большинства авторитетов еврейского закона последнего столетия, разрешена и рекомендована.

3. Ребе обосновал и установил несколько критериев, при которых можно делать повсеместно практикующиеся плановые прививки.

4. Превентивная (профилактическая) медицина, в том числе, вакцинация относятся к (определенному Торой) понятию «врачевание». Поэтому никакой проблемы, с точки зрения еврейского закона, прибегать к помощи врачей даже с целью профилактики заболеваний, нет. На что есть пример выдающихся раввинов и духовных лидеров еврейства. (Как пишет Ребе).

5. Возникающие в результате прививок серьезные побочные действия и проблемы со здоровьем, риск появления которых равен одному к тысячи, и тем более редкие побочные действия, риск возникновения которых еще меньше, рассматриваются ѓалахой как «ничтожно малое число» и не могут служить препятствием для прохождения вакцинации.

6. Еврейский закон не обязывает человека подвергать свою жизнь опасности ради спасения другого человека от верной смерти. Тем не менее, каждый вправе так поступить (если опасность для спасающего не слишком велика). Поступок человека, пренебрегшего опасностью для себя ради спасения другого, рассматривается как акт благочестия и заслуживает награды Небес как в случае с исполненной заповедью.

7. В отношении новых вакцин против COVID-19 — ко времени написания данной статьи — еще нет достаточно четкой информации о возможных побочных действиях и связанной с ними степени риска. В виду этого, с ѓалахической точки зрения, обязывать кого-либо на данном этапе пройти вакцинацию неправильно. При этом тот факт, что вакцины были разрешены к использованию ведущими эпидемиологами, устраняет, с позиции Торы, препятствие перед привитием ими.

8. Человек вправе повременить с прохождением данной вакцинации несколько месяцев, пока не появится более широкая картина воздействия новой вакцины/вакцин на большее число людей в мире. Тогда, при благоприятном результате и успешном опыте сотен тысяч людей, появится дополнительная (кроме существующей сегодня) причина разрешить вакцинацию с ѓалахической точки зрения.

9. Обязать человека пройти вакцинацию ради «спасения общества» с позиции еврейского закона неправомочно.

Автор статьи рав Исраэль Гальперин — авторитетный раввин («посек») и религиозный судья («даян») в «Бейт Ораа» в Кфар-Хабаде и член «Института исследования еврейского закона». Перевод статьи сделан под нашу ответственность с его разрешения для эксклюзивной публикации на сайте МОШИАХ.ру.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter