22 Хешвана 5782 года, пятый день недели, гл. Хаей Сара

Один некорректный пинок террористу или Карьера под угрозой

При аресте террориста я лягнул его ногой, и это засвидетельствовали с помощью видеосъемки раболепные левые деятели. Обвиняющая сторона утверждает, что на момент нанесения удара ногой тот террорист был уже схвачен.

1057 (2)
Перевод для сайта: Эстер Кей Источник: «Сихат а-Геула» №1362
Один некорректный пинок террористу или Карьера под угрозой
Арест террориста фото: Ryan Rodrick Beiler / shutterstock

Рав Моше Антизада возглавляет общину персидских (иранских) евреев Нетании. Множество чудесных историй случилось при его посредстве в связи с письмами Ребе Короля Мошиаха. Вот что он рассказал на сей раз:

— Я закончил свой урок в центральной синагоге ХАБАДа, и, хотя тот день не был у меня приемным, должен был выслушать посетителя, который, по его словам, прибыл из Беэр-Шевы специально ради этой встречи. Мне пришлось уделить ему время, и разговор состоялся.

— У меня очень серьезные проблемы, — начал тот, — дело в том, что я узнал о благополучно разрешившемся вопросе, который тоже сильно меня беспокоил (смотрите «Сихат а-Геула» выпуск №871 на иврите), и тогда понял, что только путем обращения к Ребе в «Игрот Кодеш» будет мне спасение.

Раввин приготовился слушать.

— Мне предстоит судебное разбирательство. Я оказался в ужасном положении. Мне грозит срок 2 года или около того.

— Да что случилось? — спросил раввин.

— Я служу в пограничной полиции и мне остается лишь два года до выхода на пенсию со всеми бонусами и привилегиями офицера, достигшего выслуги — 45 лет. Но увы. При аресте террориста я лягнул его ногой, и это засвидетельствовали с помощью видеосъемки раболепные левые деятели. Обвиняющая сторона утверждает, что на момент нанесения удара ногой тот террорист был уже схвачен. Поднялся невообразимый шум. Новостные сводки, травля в СМИ, целую неделю только об этом и говорили.

...В двух словах, что было дальше. Его уволили, лишили чинов и заслуг и, в том числе, права на пенсию по выслуге лет. Начали против него суд, требуя еще и тюремного заключения.

— Рабби, вы поймите, что меня, бывшего силовика, посадить — это все равно как бросить меня им на растерзание.

...Ему было уже не до зарплаты и пенсии, которой он лишился: только бы не попасть в тюрьму, где с ним наверняка свели бы счеты повязанные круговой порукой уголовники.

...Мы сели вместе и составили письмо Ребе, чтобы получить ему благословение. В ответном письме говорилось: взять адвоката, проверить мезузы в доме и постоянным образом изучать ХИТАТ — и все это немедленно! А в конце было написано, что он сообщит хорошие новости.

...Мужчина выполнил то, что полагалось. Когда он прибыл в суд, судья сказал следующее: «Поскольку речь идет о действии, совершенном в ходе взятия террориста под арест, то к бойцу пограничной полиции никаких претензий быть не может».

— Мне вернули все мои привилегии и ранг. Но меня обязали заплатить штраф в 500 шекелей. Что я и сделал.

Рав Антизада завершает рассказ, подчеркивая чудо, которое тут произошло: «Нередко журналистские истерики могут оказывать влияние и на решение судебных органов. Однако тут, благодаря благословению Ребе Короля Мошиаха, этого не случилось. Опасность миновала».

Опубликовано: 19.09.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter