С хорошим здоровьем…

28.05.2004 2572 (0)

Началась эта история в Израиле, в декабре 1997 года. Нохум Коган, как и сотни других любавичских хасидов во всем мире, праздновал день 19 кислева — освобождение Алтер Ребе, первого Ребе Хабада, из царской тюрьмы в 1798 г. Внезапно, ближе к полудню, он почувствовал слабость и головокружение, стало тяжело дышать. Пять лет назад Нохум (ни про кого не будет сказано) перенес сердечный приступ и сейчас, опасаясь повторения, он тут же отправился в ближайший госпиталь. В приемной, ожидая вызова, Нохум вдруг побледнел и потерял сознание…

Разумеется, его в срочном порядке госпитализировали и несколько часов возили по длинным коридорам — из кабинета в кабинет, от аппарата к аппарату. Когда бесконечно долгая процедура обследований наконец завершилась, Нохума доставили на прежнее место — к кабинету врача. Измученный болью и утомительными тестами, Нохум принялся ждать результата — то есть, диагноза…

Наконец назвали его фамилию. Он зашел в кабинет. Доктор предложил ему сесть. Нохум опустился на краешек стула, предчувствуя нехорошее. Доктор посмотрел ему в глаза, вздохнул и сказал, что обследования выявили пятисантиметровую раковую опухоль на почке. Опухоль можно было бы попробовать удалить, но дело в том, что вторая почка не функционирует достаточно хорошо, поэтому — очень и очень большая вероятность летального исхода. К сожалению, утешить особенно нечем; по-видимому, душа Нохума исполнила свою миссию в этом мире, и, самое большое, на что он может сейчас рассчитывать — это максимум три-четыре недели…

Это было в пятницу. Шейна, жена Нохума, обеспокоенная длительным отсутствием мужа, решила позвонить в госпиталь. Нохума позвали к телефону. Когда Шейна услышала его голос, то поняла — что-то не так. Нохум рассказал ей все — и про обморок, и про обследования, и про результат.

Надо отдать должное, Шейна приняла информацию очень мужественно и, поскольку времени на раздумья и переживания практически не оставалось (приближался Шаббос), тут же принялась писать письмо Ребе שליט"א Королю Мошиаху. Она написала обо всем предельно кратко — муж опасно болен, у него слабое сердце, врачи сказали, что шансов нет; пожалуйста, Ребе, дайте благословение на здоровье. Она быстро открыла Игрот Кодеш (сборник писем Ребе) том 10 на странице 113 и прочла: «…он вернется с хорошим здоровьем». Далее Ребе сказал, что необходимо следовать совету врачей и дал ряд инструкций в сфере духовной…

Со следующей недели Нохум активно принялся за поиски специалистов в области раковых заболеваний. Доктора внимательно выслушивали его, смотрели заключения предыдущих коллег, делали какие-то обследования и… разводили руками. Но Нохум не сдавался. Он ходил от врача к врачу, терпеливо отвечал на одни и те же вопросы, сдавал кровь, делал стенограммы. И, наконец, один из врачей дал ему слабую-слабую надежду. Он сказал, что, во-первых, прожить с этим Нохум может (при определенном режиме, разумеется) чуть дольше, чем «пообещал» ему первый врач, а, во-вторых, ему неплохо было бы попробовать слетать в Америку, показаться со своей болезнью там. Вполне возможно, что американские хирурги согласятся провести необходимую операцию и, кто знает, может быть даже… В общем, Нохум стал готовиться к полету за океан…

Cамолeт долетел до Нью-Йорка, благополучно приземлился в аэропорту Кеннеди и выпустил пассажиров, среди которых был Нохум Коган. Едва ступив на американскую землю, Нохум вновь почувствовал головокружение и неприятную слабость во всем теле. Через несколько минут по территории аэропорта с воем промчалась машина скорой помощи, увозя Нохума в госпиталь. На этот раз Нохум был доставлен в бруклинский «Маймонидас госпиталь» и в очередной раз подвергнут обследованиям. Слабый сердечный приступ — установили врачи и, продержав Нохума еще около двух недель, выписали, порекомендовав беречь себя, то есть, побольше отдыхать и поменьше волноваться.

C тяжелым сердцем — и в прямом, и в переносном смысле, — Нохум продолжил свое путешествие, конечным пунктом которого был город Кливленд в штате Огайо. И снова — госпиталь, и снова — обследования, и снова — стенограммы, и снова — звонки домой и звонки из дома, и вопросы, вопросы, вопросы… На этот раз учитывался и еще один фактор — выдержит ли такую сложную операцию его больное сердце…

Наконец, завершив все обследования и подведя все итоги, врач пришел сообщить результат. Усталый, измученный, потерявший всякую надежду Нохум приготовился его слушать. «Вы знаете, господин Коган, — сказал врач, — я думаю, что вам нет больше смысла оставаться у нас. Все в порядке. Никакого рака у вас нет и в помине. То, что показали снимки и анализы — не более чем киста. Про операцию вообще советую забыть. Отправляйтесь домой и обрадуйте вашу жену хорошим здоровьем». Нохум слушал и не верил. Просто не мог поверить — ведь доктор практически повторил слова Ребе! «Подождите, — спросил он, — а сердце?» «Сердце? — удивился доктор. — У вас нормальное сердце. Для вашего возраста оно работает вполне неплохо». Потом улыбнулся и добавил: «Берите в сердце только хорошее, и вы проживете еще столько же».

…Был конец марта 1998 года, или, по еврейскому календарю, начало месяца нисан. Приближался Песах. Четырехмесячное путешествие по больницам заканчивалось. Нохум Коган летел из Кливленда домой, в Эрец Исроэль. Его больше не беспокоили головокружения и боли в сердце. Предсказание Ребе Короля Мошиаха полностью осуществилось. Он возвращался. Возвращался с хорошим здоровьем…

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читайте еще на эту тему: