Бриллианты для Ребе

24.11.2003 6570 (0)
Перевел:
Бриллианты для Ребе
Раздача цдоки

Эта новая традиция родилась в апрельское воскресенье 1986 года. В свой день рождения (11 Нисана) Любавичский Ребе שליט"א, рабби Менахем-Мендель Шнеерсон, начал раздавать людям знаменитые долларовые банкноты для выполнения мицвы цедока (צדקה, благотворительности), продолжая это делать каждое воскресенье.

Еженедельно к Ребе приезжали тысячи людей. Одни просили благословения в поворотный момент своей жизни, у других были серьезные проблемы, третьи нуждались в духовной поддержке. Словом, сколько людей было в очереди, столько было и причин.

Мудрецы Торы, маленькие дети, руководители еврейских общин, посетители из всех стран мира, соблюдающие и пока не соблюдающие евреи, политики — все они часами стояли в очереди, чтобы получить доллар из рук Ребе и его благословение…

* * *

«Простите, — обратился стоявший в очереди мужчина к своему соседу, — не могли бы вы мне помочь?» «Да, — вежливо ответил тот, повернувшись к своему собеседнику, — я вас слушаю». «Я здесь впервые, и не знаю, как правильно обратиться к Ребе. Дело в том, что у меня есть сложности в отношениях с моим младшим сыном. У мальчика сейчас очень трудный возраст, и я бы хотел попросить у Ребе благословения. Если бы вы помогли мне подыскать правильные слова, чтобы рассказать обо всем кратко и ясно, я был бы вам очень признателен. Мне бы не хотелось отнимать у Ребе слишком много времени».

Его новый знакомый на мгновенье задумался, а потом ответил: «Похоже, вы, понимаете, что очередь, в которой мы с вами стоим, должна двигаться. Представьте, сколько бы еще часов Ребе пришлось здесь стоять, если бы каждый, пусть даже в нескольких словах, излагал свои просьбы! Благословение «Брохо веацлохо» («благословения и удачи»), которое Ребе дает вместе с долларом, включает в себя ответ на все наши нужды и проблемы». Посетитель все понял, больше вопросов задавать не стал и про себя решил даже не упоминать Ребе о своей проблеме.

Когда подошла его очередь, он внимательно выслушал благословение Ребе и принял доллар из его рук. Эти простые слова наполнили его силой и уверенностью. Он уже собирался уходить, как Ребе, вместо того, чтобы обратиться к следующему в очереди человеку, неожиданно подозвал его, вручил еще один доллар и сказал: «Для вашего сына»...

* * *

Из израильского аэропорта Бен-Гурион выехало такси, увозя в Иерусалим двоих пассажиров. По дороге они познакомились, разговорились, и, по ходу беседы, выяснилось, что один только что прибыл из Антверпена, где, собственно, и живет, а второй оказался коренным жителем Иерусалима.

«И что же вас сюда привело?» — спросил иерусалимец своего нового знакомого. Его попутчик на секунду смутился. Европейский житель, он не привык к открытости и общительности израильтян. Прежде чем заговорить, он какое-то время молчал.

«Я скажу вам правду, — начал он. — Прошлым летом, оказавшись в Нью-Йорке, я решил воспользоваться случаем и отправился в Бруклин, чтобы увидеть Любавичского Ребе. Я хотел попросить благословение для моего сына. Дело в том, что он — инвалид, и нам очень тяжело подобрать ему подходящую пару.

Когда, дождавшись своей очереди, я приблизился к Ребе, он дал мне доллар, пожелал «Бесурос товос» («добрых вестей»), потом дал еще один доллар и добавил: «Для цдоки на Святой Земле». Я решил, что Ребе ошибочно принял меня за посетителя из Эрец Исроэл, и так и не сумев понять, какое отношение ко мне имеют его слова, вернулся домой, в Антверпен.

Прошли недели, заканчивались осенние праздники. Однажды, во время одного из дней праздника Суккот, мы с женой беседовали о наших семейных делах. Обеспокенные будущим нашего сына, который был уже далеко не юноша, но до сих пор еще не был женат, мы коснулись этого вопроса, и я упомянул о моей встрече с Ребе, рассказав обо всем, что произошло.

Услышав об этом, жена задумалась, а потом сказала: «Знаешь, мне кажется, мы должны очень серьезно отнестись к словам Ребе», после чего посоветовала мне, как только закончатся праздники, взять несколько дополнительных дней отпуска и отправиться в Израиль, чтобы, как и велел Ребе, дать цдоку в Святой Земле».

«Вот почему я здесь», — закончил попутчик свой рассказ и посмотрел на собеседника.

Странно, но иерусалимец был явно чем-то смущен и обеспокоен. «Это — невероятно, — вдруг произнес он, — я просто не могу в это поверить!» Заметив удивление на лице своего попутчика, он сказал: «Я только что прилетел из Нью-Йорка. Я проводил там праздники. Конечно же, я отправился к Ребе — попросить благословения для моей дочери. Мы так с женой хотим, чтобы она нашла хорошего жениха и вышла замуж! Ребе дал мне кусочек «леках» (медовый пирог), сказал, что это для моей дочери, и добавил: «В самом ближайшем будущем у нее будет хороший шидух (заключение брака, переговоры о браке)».

Иерусалимец глубоко вздохнул, снова взглянул на своего попутчика и произнес: «Я думаю, нам есть, о чем поговорить. Дело в том, что моя дочь — тоже инвалид…»

* * *

Однажды, в жаркий воскресный полдень лета 1991 года, одна пожилая дама, стоя в длинной очереди еврейских женщин и девушек, терпеливо дожидалась того момента, когда сможет, увидеть Любавичского Ребе Короля Мошиаха, услышать его благословение и получить доллар из его рук.

Наконец, когда подошла ее очередь, она взглянула на Ребе и, всплеснув руками, воскликнула на идиш: «Ребе! Я стою здесь всего час, но буквально вымотана этим ожиданием! А вы стоите здесь часами и только посмотрите…!»

Ребе улыбнулся и ответил: «Когда считаешь бриллианты, не устаешь…»

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читайте еще на эту тему: