Из истории похищений

14.06.2004 2272 (0)
Из истории похищений
Задержание преступников

Залман был студентом любавичской йешивы и человеком, старающимся во всем следовать словам Ребе. Альберт был бизнесменом, с головой, погруженным в свои бесконечные предпринимательские заботы, и человеком, совершенно далеким от каких-либо религиозных мыслей, во всяком случае, в течение всей недели. Оба были евреями.

По этой ли, по иной причине, на одном из мероприятий, организованным Любавичским Ребе שליט"א целью распространения среди евреев заповедей Торы, который Залман проводил в Манхэттене, они вначале познакомились, потом Залман предложил Альберту надеть тфилин, тот спросил, что это такое, они разговорились и нашли общий язык. С тех пор каждую пятницу Залман приезжал в Манхэттен, шел в офис к Альберту и просто разговаривал с ним. Альберт слушал, спорил, задавал вопросы. Словом, они стали друзьями.

Однажды, в июле 1998 года, во время очередной встречи, Залман заметил, что Альберт не проявляет прежнего пылкого интереса к их беседе, рассеянно отвечает на вопросы и о чeм-то думает, то и дело поглядывая на телефон. Залман спросил, все ли в порядке. Альберт какое-то время молчал, словно размышляя — сказать или нет, а потом вздохнул и сказал, что очень и очень переживает за своего двоюродного брата в Мексике.

Оказывается, на прошлой неделе, когда его брат с детьми ехал на машине, им перекрыл дорогу крытый грузовик. Из него вышли трое высоких мужчин и, угрожая пистолетами, велели выходить из машины, заставили забраться в кузов и куда-то повезли. Их везли довольно долго, около часа, затем приказали выходить и заперли в каком-то подвале. Как оказалось, в подвале они были не одни. Там находилось еще несколько перепуганных детей, среди которых, как они узнали, был сын одного очень крупного политического деятеля.

Через минут пятнадцать дверь подвала распахнулась, и брату Альберта велено было выходить. Один из тех, кто их привез, сообщил, что он — свободен, но детей придется пока подержать. Что значит пока? О’кей, он объяснит. Их организации нужно очень много денег, несколько миллионов. Два решили попросить у него, поскольку бизнесмен он, как они слышали, очень и очень талантливый и знает, из чего и как можно делать деньги. Если он хочет своих сыновей увидеть живыми, то пусть, как можно скорей приносит требуемую сумму.

Тот, услышав о каких деньгах идет речь, испугался в полном смысле этого слова. Он стал умолять и просить, чтобы взяли хотя бы половину названного, потому что вряд ли он сможет за короткое время достать два миллиона долларов.

После небольшого совещания с его предложением согласились, после чего вновь заставили забраться в кузов уже знакомого грузовика и отвезли на старое место. Дороги, разумеется, он не запомнил, так за все время поездки туда и обратно находился в полнейшей темноте, а в полицию сообщать побоялся.

В течение следующих нескольких дней несчастный отец занимался сбором требуемой суммы. Он что-то спешно продавал, где-то брал ссуды и кредиты, влазил в большие долги. Так или иначе, миллион был собран и отвезен в заранее обусловленное место.

Гангстеры сдержали слово, но, к сожалению, наполовину. Были отпущены только двое мальчиков…

Отец не знал, что и думать. Скорее всего, похитители изменили свое решение, а, скорее всего, вернулись к старому — два миллиона долларов. Но почему они тогда даже не намекнули ему об этом? Он ждал хотя бы телефонного звонка, но — безрезультатно. Он терялся в мыслях и боялся даже думать о том, где находятся сейчас его дети. Двое освобожденных мальчиков сказали, что не видели их вот уже несколько дней…

Альберт всем чем мог, помогал брату и рад бы был помочь большим, но что он может сделать здесь в Нью-Йорке, за сотни километров от Мексики?…

Залман выслушал историю о похищенных детях, подумал и посоветовал обратиться к Ребе Королю Мошиаху за советом и благословением. Альберт что-то слышал о Любавичском Ребе, но практически ничего не знал. Тогда Залман вкратце рассказал ему о том, кто такой Ребе, как люди обращаются к нему за помощью и как много значат его слова.

Альберт взял чистый лист, ручку и написал Ребе письмо. Залман, не оттягивая время, помчался в Кроун-Хайтс. За несколько часов да начала субботы он вложил письмо Альберта в одну из книг Игрот Кодеш (сборник писем Ребе), открыл ее и, прочитав ответ, бросился к телефону.

Две строчки в самом верху страницы были, очевидно, окончанием предыдущего письма. Ребе писал: «…Как Вы и просите меня, я обязательно зачитаю Ваше письмо на месте упокоения моего тестя и учителя» за день до освобождения…».

Через неделю, как всегда в пятницу, Залман вошел в офис Альберта и с порога поинтересовался, чем закончилась история с заложниками. Радостный Альберт рассказал, что мальчики вернулись домой целыми и невредимыми.

Оказывается, поскольку среди похищенных детей оказался сын важного политического деятеля, в дело вмешалась полиция. Оперативное расследование обнаружило место, где похитители держали детей и скрывались сами. Туда моментально прибыла группа боевиков, в ответ, на что гангстеры открыли стрельбу. Воспользовавшись суматохой, мальчики бросились бежать, их заметил водитель проезжающего мимо автофургона и предложил помощь. Таким образом, они благополучно добрались до дома…

Залман поздравил Альберта со счастливым исходом событий и спросил, любопытства ради, не помнит ли Альберт, когда дети вырвались из рук похитителей. Да, конечно же, он помнит, разве такое забудешь — вечером, как раз на исходе субботы.

Как и сказал Ребе Король Мошиах…

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Читайте еще на эту тему: