2 Тевета 5782 года, второй день недели, гл. Ваигаш

Тора не может измениться

Почему РАМБАМ включил тот факт, «что Тора не будет заменена» в 13 принципов веры? Почему так уж важно верить в то, что Б-г никогда не изменит Тору? Какая связь между законами Торы и общечеловеческой моралью?

3842 (1)
По мотивам бесед Ребе Короля Мошиаха
Тора не может измениться
Тора не может измениться

Великий мудрец, ученый и врач РАМБАМ в свое время составил так называемые 13 принципов веры, отражающие основную суть еврейского мировоззрения в предельно сжатом виде. Один из этих принципов гласит, что «Тора никогда не будет изменена или заменена Творцом на некое другое учение».

Таким образом, по мнению РАМБАМа, одна из 13 фундаментальных основ еврейской веры состоит в том, что Тора вечна и ей никогда не придется претерпеть изменения ни при каких обстоятельствах. Причем, речь не идет о невозможности изменения Торы человеком. Этот факт настолько очевиден, что даже не требует упоминания. Своими словами РАМБАМ отрицает именно возможность изменения Торы Свыше, изменения, идущего от Самого Творца.

Почему же этому утверждению суждено было стать принципом нашей веры? Какая нам, в конце концов, разница, соберется ли когда-нибудь Б-г изменить ту или иную заповедь Торы или нет? Да и вообще, какой, собственно, ущерб вере в Б-га может нанести мысль о возможном изменении Торы в будущем?

Ведь кроме простого и трезвого подхода: «почему бы и нет», подобная мысль была бы даже вполне логичным следствием известного утверждения о том, что Тора и ее заповеди являются путем духовного самосовершенствования, двигаясь по которому каждый еврей в отдельности и весь еврейский народ вместе могут достигнуть высочайшей святости. И посему вполне разумно было бы предположить, что на каком-либо этапе этого пути могут потребоваться другие средства духовного совершенствования, или, проще говоря, другие заповеди, соответствующие новому духовному уровню еврейского народа, как это принято в сфере образования или медицины. Так, например, совершенно очевидно, что изначальные указания, данные воспитаннику или больному, с течением времени обязательно изменятся (если, конечно, речь не идет про безнадежный случай). Кому же тогда может помешать мысль о том, что когда-нибудь Б-г скажет, что теперь уже недостаточно надевать тфиллин с четырьмя свитками внутри (как мы это делаем сейчас), что теперь, в соответствии с новым духовным положением, необходимо, чтобы внутрь были вложены пять свитков?

Удивление в связи с приведенным принципом РАМБАМа возрастает еще больше в свете информации о том, что сама Тора утверждает, что за время, истекшее с момента сотворения мира, Творец уже несколько раз менял свои заповеди. Так, например, запретив первому человеку — Адаму — есть мясо, Б-г разрешил его спустя десять поколений Ноаху. Таким образом, видно, что отмена заповеди уже однажды происходила, и посему, казалось бы, ничто не мешает ей повториться вновь. Кроме того, первому человеку были даны шесть заповедей, в то время как Ноах, выходя из ковчега, получил от Б-га семь указаний, адресованных ему и его потомкам, то есть всему ныне живущему человечеству. А в последствии наш праотец Авраам получил еще одну заповедь — заповедь обрезания. Значит, Творец уже неоднократно добавлял заповеди. Почему же тогда мы должны верить, что изменение, отмена или добавление какой-либо заповеди впредь не может произойти? Ведь речь, в конце концов, не идет про изменение желания Б-га, а лишь про его адаптацию под изменившееся положение творений.

И даже если представить, что РАМБАМ из неких достоверных источников точно знает, что Тора не подвержена впредь никаким изменениям, остается все равно неясным, почему этот факт должен был стать основой веры? Ведь в Торе указывается на огромное количество фактов, и, тем не менее, далеко не каждый из них становится основой веры. Так, например, известно из Торы, что существуют ангелы и переселение душ. Но разве это является основой веры? В это необходимо верить, но это не становится фундаментальным принципом веры. Что же делает утверждение о вечности Торы столь важным, что РАМБАМ приводит его в числе 13 основ?

Неразрывность Торы

Указание врача — это средство достижение цели, в то время как Тора является целью сама по себе.

В свете хасидских комментариев основной акцент в этом «принципе» ставится не на то, что Тора не изменится в будущем, а на то, что Тора в принципе, по своей сути, не подвержена изменениям. И вот именно вера в такое «свойство» Торы, в абсолютную невозможность ее изменения, является основой еврейского мировоззрения.

Тора, действительно, открывает творениям путь духовного совершенствования. Однако истинная суть Торы состоит совсем не в этом. Влияние на творения — это всего лишь некая побочная ее цель. Иначе говоря, возвышение творений — влияние, оказываемое Торой как бы заодно.

Основное же определение Торы в том, что она абсолютно едина с Самим Б-гом. Едина настолько, что их нельзя разделить. Именно поэтому дарование Торы еврейскому народу начинается со слова «АНОХИ…» («Я…») и продолжается: «…Всевышний, Б-г твой, Который вывел тебя…». Объясняется в Гемаре (трактат «Шабат»), что это слово является ничем иным как аббревиатурой фразы: «Ани Нафши Ктавит Йеовит», что значит «Я Свою Душу записал и вложил». Иначе говоря, первым словом Торы Творец свидетельствует, что Он поместил в Тору Самого Себя и таким образом Тора это не нечто вторичное, добавочное по отношению к Творцу. Нет, Тора — это Он Сам и есть.

Значение этого факта сложно переоценить. Получается, что Тора нужна не для достижения какой-либо цели, высокой или низкой. Она вообще нужна не для чего-то, а существует сама по себе как некая часть Творца, как Его мудрость и желание. И точно так же, как невозможно сказать, что Б-г нужен для того, чтобы было творение, или для того, чтобы творениям было спокойнее жить, или вообще для какой-либо причины, точно так же невозможно сказать, что какая-либо причина обуславливает существование Торы.

И именно поэтому изменение Торы в один прекрасный день абсолютно невозможно. Ведь постановления Торы качественно отличаются от указаний врача или учителя, подверженных изменениям с улучшением здоровья пациента или повышением знаний ученика. Ведь такие указания не имеют никакой самостоятельной ценности. В улучшении состояния больного состоит вся суть указаний врача. Если они не приводят к этой цели, они становятся просто бессмысленными и ненужными. И только направленность указаний врача на достижение некой цели приводит к возможности их изменения при достижении этой цели или приближении к этому моменту. Тора же существует не для чего-то, а сама по себе, и потому принципиально не связана ни с какими изменениями, вечно оставаясь мудростью и желанием Творца, не подверженными влиянию извне.

Надприродная сущность Торы и ее безусловное существование как мудрости Всевышнего

Говоря в общем, можно сказать, что есть вещи, весь смысл существования которых состоит в достижении некой цели. Такие вещи не вечны и обречены на изменения по самой своей природе. Ведь, в конце концов, они представляют собой лишь средство достижения цели и полностью от нее зависят. И если в какой-то момент для достижения цели требуется изменить средства, то никакая причина не может этому воспрепятствовать. Ведь главным всегда остается не средство, а цель.

Тора же, наоборот, сама по себе является целью. Она существует не для мира и не для того, чтобы его улучшить. Она — некое совершенно самостоятельное существование, настолько же особое, насколько особо существование Творца, и так же как оно, существование Торы никак не обусловлено тем, что происходит в мире. И если уж говорить всю правду, то это мир сотворен для Торы, а не Тора для мира. И потому порядок вещей оказывается обратным, влияние Торы на мир происходит за счет того, что «Всевышний смотрит в Тору и строит мир», то есть мир строится по Торе и соответствует ей во всех деталях. Поэтому, собственно, нарушение указаний Торы приводит к разрушению мироздания и отдельного человека, а соблюдение этих указаний исправляет и улучшает их обоих. И именно поэтому такое действие Торы является всего-навсего неким побочным действием, никак не выражающим истинную ее сущность, принципиально вознесенную над существованием творений.

Допустим, к примеру, что два человека одновременно находят на улице некий предмет, явно никому не принадлежащий. Будучи не в состоянии разрешить возникший в результате находки спор за право ее владения, они обращаются в еврейский суд. А тот на основании законов, описанных в Торе, выносит решение, кажущееся справедливым обеим сторонам и потому принимаемое ими с радостью. Что же является причиной восстановления покоя, мира и справедливости? На первый взгляд кажется, что причина состоит в том, что Тора соответствует логике человека, однако истинная картина вещей абсолютно противоположна. Именно то, что так записано в Торе, делает решение суда логичным в глазах человека. Логика ведь сама по себе является частью сотворенного по Торе мира. Поэтому именно Тора, Божественная мудрость и желание, определяет, что же покажется человеку логичным и справедливым, а что нет.

Влияние Торы на мир

Более того, мы видим, что чем дольше существует мир, тем больше логика Торы начинает оказывать на него влияние. Красивый пример этому приводит Любавичский Ребе שליט"א Король Мошиах, в одной из своих бесед.

Более двенадцати лет назад в Нью-Йорке произошла историческая встреча глав государств России и США. Встреча закончилась подписанием беспрецедентного договора о разоружении и передаче сэкономленных от этого средств на поддержание сельского хозяйства. Случившееся событие в точности соответствует пророчеству про время прихода Мошиаха, когда, как написано, «Перекуют мечи на орала». Почему же потребовалось столько времени до реализации этого пророчества? Ведь, на первый взгляд, взаимное разоружение — это абсолютно логичная идея.

Ответ состоит в том, что сама логика человека определяется Свыше и поскольку в Торе записано, что данная вещь произойдет именно во время прихода Мошиаха, то в течении всей истории до недавнего времени при всей красоте данной идеи человеческий разум не обязывал к ее реализации. И только когда наступила предусмотренная Торой пора, произошло полное объединение вышеупомянутой идеи с логикой человеческого мышления.

Аналогичная картина разворачивается и сейчас на наших глазах. Тора связывает существование еврейского народа на Земле Израиля с верой евреев в Б-га, и, соответственно, отсутствие этой веры чревато изгнанием евреев из Израиля и их дальнейшими страданиями. Возможно, именно эта связь, описанная в Торе, является причиной совершенно удивительной, небывалой и логически абсолютно необъяснимой картины событий, разворачивающейся на наших глазах.

Действительно, каким образом можно объяснить тот факт, что народ, стремившийся в течении 2000 лет (подумайте только: двух тысяч лет!) вернуться на родную Землю, не раз героически сражавшийся за нее в самой безысходной ситуации, перенесший не одну и не две войны за эту землю и успешно выигравший их одну за другой. Этот самый народ, обладая сильной армией, именно сейчас, когда все, казалось бы, находится у него в руках, когда за несколько часов (максимум, дней) он может завоевать всю эту Обетованную Землю, этот самый народ именно сейчас застенчиво улыбается другим народам после каждого теракта и, стыдливо и поспешно захоронив разорванные на части тела собственных сыновей и дочерей, любезно провозглашает, что никаких ответных действий предпринято не будет, поскольку они могут привести «к ухудшению экономической и политической ситуации на Ближнем Востоке». И потому можно согласиться с возможностью, не дай Б-г, смерти родных детей, если это предотвратит отсутствие колбасы в магазине. Именно этот народ и именно в этот самый момент в страхе и ужасе бежит с завоеванной им же земли и, бросая дома и синагоги, депортируя тысячи еврейских семей, боится даже подумать о возможности депортации своих собственных врагов. Причем, делает все это добровольно, по собственному желанию в «одностороннем порядке». Можно ли объяснить все это логически? Без Торы невозможно!

Однако, поскольку в Торе — причине всех причин — записано, что захват земли определяется верой евреев в Б-га и в посланного Им Мошиаха, то никакая армия и никакое вооружение не способно изменить положение вещей. Недостаток нашей веры неминуемо приводит к тому, что неразумное кажется разумным, смерть — жизнью, а арабский убийца становится дороже собственного ребенка.

Таким образом, являясь причиной происходящего, Тора не подвержена изменениям, происходящим в мире. Если бы Тора была бы лишь средством исправления мира, то тогда новое положение в мире влекло бы за собой изменение в Торе. Однако, на самом деле положение обратное, и будучи мудростью и желанием Б-га, она является не средством, а целью. И точно так же, как никакие изменения в мире не могут привести к изменению Б-га или Его мудрости, точно так же они не способны изменить Тору.

Для чего мы живем?

Человек хочет денег, чтобы пить и есть, хочет пить и есть, чтобы жить. А для чего же он хочет жить?

Говоря про желание Творца, хасидизм объясняет, что оно может быть внутренним и внешним. При этом внешнее желание является отражением внутреннего. И проявляются эти два желания по-разному: внутреннее — в Торе, а внешнее — в существовании мира.

В жизни человека, сотворенного, как известно, «по образу и подобию», можно также заметить проявления внутреннего и внешнего желания. Внешнее желание не нужно человеку само по себе, оно возникает как способ удовлетворения другого желания. Так, скажем, человек хочет найти работу. Зачем, спрашивается, ему нужна работа? Ответ прост — ему нужны деньги. Дай ему много денег, и он не будет искать работу. Но и деньги нужны человеку не сами по себе, они являются лишь выражением его желания есть, пить, одеваться, иметь собственный угол и т.п. Почему же человек хочет все это? Опять же для того, чтобы выразить другое желание, на этот раз, желание жить. Итак, мы видим, что все эти желания, образуя цепочку, являются лишь внешним выражением друг друга и средством достижения более глобальной цели. И только желание жить является на самом деле желанием внутренним.

Почему же человек хочет жить? Не потому, чтобы жить для чего-то. Он хочет жить просто потому, что он хочет жить. Само желание является окончательной целью, это желание приводит к тому, что есть тот, кто желает и потому неразрывно с ним. Это и есть сам человек.

Разница между двумя типами желаний достаточно очевидна. Внешнее желание по своей природе подразумевает изменение, поскольку оно является лишь средством достижения цели. Появление возможности достижения той же цели другими средствами с легкостью изменяет внешнее желание. Например, человек хочет работать, поскольку ему нужны деньги, и все-таки если тот же самый человек сможет достать деньги без работы, то в большинстве случаев удовлетворится этим, и его желание работать пропадет. Ведь желание работать — это всего лишь средство, и потому подразумевает возможность изменения, как и всякое средство достижения цели. Однако внутреннее желание не может измениться ни в какой ситуации, ведь целью в данном случае является оно само. Именно поэтому невозможно представить себе, что психически здоровый человек вдруг перестанет хотеть жить. Даже если он не сильно преуспел в жизни, не достиг тех целей, которые ставил перед собой, не реализовав тем самым своих ожиданий от жизни — даже в этом случае желание жить по-прежнему остается. Поскольку в конечном итоге он живет не для того, чтобы чего-либо достигнуть. Он живет потому, что он живет. Сама по себе жизнь является в данном случае окончательной целью. И потому этому желанию принципиально не дано измениться.

Разница между внешним и внутренним желанием, собственно, и объясняет разницу между заповедями, данными до дарования Торы, и заповедями Торы. До дарования Торы заповеди были направлены на исправление мира и возвышение человека, то есть на достижение некой цели. И именно поэтому эти заповеди были подвержены изменениям в соответствии с новым положением в мире.

Однако во время дарования Торы произошло нечто совсем другое, произошло «АНОХИ» — «Я Свою душу написал вложил». У горы Синай Б-г передал евреем «Свою Душу», свое желание и мудрость. И потому Тора — это именно внутреннее желание Творца, она существует не для какой-то посторонней цели, она есть, потому что она есть. Она сама является окончательной целью. Она абсолютно едина с Самим Б-гом и существует точно так же, как и Он. И потому никакие изменения в мире не способны на нее повлиять, ведь не она «кроится» по миру, а мир творится по ней. И потому «Тора никогда не будет изменена».

Возвышение человека и приведение мира к справедливости это всего лишь побочная цель

Все вышесказанное ни в коем случае не отрицает духовного и этического значения Торы. Ведь не случайно же именно принципы, изложенные в Торе, стали основой юридических систем большинства стран мира. Не случайно и то, что тфиллин надевают на голову и на левую руку, так чтобы они оказались напротив сердца. Так еврей освящает свой разум и эмоции, так, выполняя заповеди день за днем, он поднимается по духовной лестнице, соединяющей землю и небеса. И все-таки даже самые духовные объяснения, самые глубокие причины выполнения заповедей не в состоянии выразить их истинный смысл. Все они верны, и все-таки это лишь внешний пласт Торы. Это всего лишь ее связь с миром. Истинная же суть заповедей в принципе не может быть объяснена, ведь они являются внутренним желанием и мудростью Б-га.

Именно этот аспект осветил мир во время дарования Торы. Именно это объяснение проливает свет на загадочные слова РАМБАМа (комментарии Мишны, трактат «Хулин») о том, что нужно обратить внимание на тот факт, что заповеди, выполняемые нами сейчас, являются реализацией приказов Творца, записанных в Торе. И что причина обрезания, совершаемого евреем сегодня, отнюдь не состоит в том, что когда-то наш праотец Авраам получил приказ обрезать себя и своих потомков. «Наше обрезание», по словам РАМБАМа, является именно выполнением заповеди Торы. В чем же состоит разница между этими двумя действиями? Именно в том и состоит, что одно является заповедью до дарования Торы, а второе заповедью Торы, одно является внешним желанием Творца, желанием возвысить мироздание, второе же является внутренним беспричинным желанием, единым с Самим Б-гом.

Потому-то вера в неизменность Торы не просто деталь, а действительно основа и суть еврейской веры. Именно благодаря вере в неизменность Торы и ее независимость от происходящего в мире еврей проникается осознанием истинной сущности Торы. Осознанием того, что Тора это не инструмент и не средство, что она не ограничена понятиями этого мира и не нужна лишь для достижения какой-либо цели, пусть даже и самой высокой. Приведенный принцип РАМБАМа говорит о том, что еврей должен верить полной верой в то, что Тора — это именно желание и мудрость Творца, единые с Ним Самим до такой степени, что Б-г и Тора сливаются воедино. И это и есть принцип, основа и суть еврейской веры!

Опубликовано: 24.06.2004

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter