30 Кислева 5782 года, суббота недели, гл. Микейц

Свет Мошиаха в стране восходящего солнца

Несколько месяцев Биньямин работал из гостиничного номера. Так как он не мог собирать учеников на уроки у себя, они собирались на квартирах слушателей. Когда ему нужно было встретиться с бизнесменом или поговорить с кем-то по душам, Биньямин назначал встречу в лобби одной из гостиниц.

2820 (2)
Авраам Якобсон Перевод: Двора Аксельрод
Свет Мошиаха в стране восходящего солнца
Рав Биньямин Эдреи в действии...

Пятница. Вечер. В виллах одного из престижных районов Токио потихоньку гаснут огни. Но одно окно продолжает светиться глубоко за полночь. В большой столовой, декорированной в традиционном японском стиле, за субботним столом собрались хозяева и человек двадцать гостей. Трапеза окончена, но никто не спешит уходить. Мужчины внимательно слушают захватывающий урок рава Биньямина Эдреи, директора гостеприимного Дома Хабада, женщины собрались вокруг его жены Эфрат и не менее зачарованно слушают ее урок.

Один из собравшихся — адвокат по имени Давид. Он внимательно слушает рассказ рава Эдреи о том, как Ребе Король Мошиах прислушивается к шепоту каждого еврейского сердца, и вспоминает свою первую встречу с посланниками Ребе в Японии.

Это было год назад, тоже в пятницу вечером. Давид очень поздно закончил работу, но вместо того, чтобы возвращаться домой, ему захотелось прогуляться по городу. Примерно четверть часа Давид бродил без определенной цели, пока не пришел на станцию метро. Остановившись у края платформы, он вдруг заметил в нескольких шагах от себя пару совсем необычно одетых для Японии людей. Их одежда напомнила Давиду о его юности, и он инстинктивно произнес: «Шаббат Шалом!» Биньямин и Эфрат обернулись, услышав столь необычное для этого уголка земного шара приветствие, и, увидев Давида, тепло приветствовали его.

Неожиданная встреча взволновала Давида и вызвала поток воспоминаний о его юности, прошедшей в традиционной еврейской семье в США. Он рассказал раву Эдреи, что уже многие годы он не встречал религиозных евреев на улицах Токио, особенно в хасидском сюртуке и шляпе. Некоторое время они разговаривали, но пошел дождь, время было позднее, и Давид заторопился домой. Перед тем, как они расстались, Давид оставил раву Эдреи свою визитную карточку.

Тот не мог нести карточку в субботу, поэтому спрятал ее под кустом у дороги, в надежде, что дождь ее не размоет. После окончания субботы Биньямин вернулся и стал искать визитку. Он нашел ее, сырую, но с сохранившейся надписью. Адрес электронной почты Давида был введен в компьютер Дома Хабада, и с тех пор каждую неделю он начал получать письмо, как сотни других евреев по всей Японии.

Восемь месяцев спустя, когда Дом Хабада переехал в новое просторное помещение виллы в элитном районе Сан-Ну, рав Эдреи с женой решили позвать человек двадцать гостей на субботнюю вечернюю трапезу. Раньше они не могли позволить себе принимать гостей, так как квартирка, в которой они ютились, была слишком маленькой. Среди гостей был и Давид, получивший приглашение по мэйлу вместе с подробными инструкциями, как найти новое здание. Ровно в 19:30, за десять минут до начала субботы, он постучал в их дверь.

Рав Эдреи пригласил его в просторную гостиную, переделанную в синагогу. Перед входом Давид снял туфли и застыл от изумления, настолько поразил его контраст между японским стилем, в котором была оформлена комната, и Ковчегом со Свитком Торы, накрытым бархатным покрывалом, полками с еврейскими книгами и серебряными подсвечниками на субботнем столе.

Давид никогда не сможет забыть ту субботу. После двадцати лет полного пренебрежения еврейством, он начал возрождаться заново…

Тем временем входили все новые и новые гости, и к началу Субботы около тридцати евреев собралось на молитву. Рав Эдреи поздравил всех присутствующих: «Дом Хабада — это дом для каждого еврея. Так что чувствуйте себя, как дома», — сказал он.

Давид был так тронут всем происходящим, что попросил разрешения сказать несколько слов. «Уважаемый рав, уважаемые гости, я должен сказать вам, что всю эту неделю я тосковал по родительскому дому, тосковал по теплу субботнего стола. Воспоминания преследовали меня. Затем я неожиданно получил ваше приглашение на субботу. Я могу честно сказать, что Ребе услышал желание моего сердца и вернул меня домой…»

Сегодня, через десятки лет после того, как посланники Ребе добрались почти до любой точки на земле, очень трудно найти страну, где не было бы Дома Хабада, особенно развитую страну с населением в несколько миллионов человек. Однако еще за год до описываемых событий в Японии не было постоянного Дома Хабада. Возможно, причиной был трудный язык, возможно, это было вызвано отсутствием еврейского окружения на многие сотни миль и относительно малым числом евреев, живущих в Японии, — всего несколько сотен семей. А, может быть, только сейчас пришло время и японцам приготовиться к приходу Мошиаха!

История рава Эдреи напоминает истории первых посланцев Хабада, отправлявшихся в духовную пустыню, и превращавших ее в цветущий сад духовности и еврейства. Он начал работать в очень тяжелых для соблюдающего еврея условиях, когда ему постоянно приходилось сталкиваться с трудностями по соблюдению еврейского образа жизни. Сейчас он по-прежнему трудится, направляя все свои силы и все свои помыслы на создание цветущей еврейской общины.

Биньямин Эдреи — приятный молодой человек. После окончания йешивы, женитьбы и полугода учебы в Кфар-Хабаде он покинул хасидскую атмосферу и уехал в Восточную Азию с целью принести в этот дальний уголок земли весть об Освобождении.

Впервые с восточной культурой Биньямин познакомился, когда, будучи учеником йешивы, ездил в «шлихут» в Индию, в Нью-Дели. Здесь под руководством Нахмана Нахмансона он учился азам «шлихута» — посланничества — и тому, как решать проблемы, с которыми обыкновенный еврей даже не сталкивается. Тогда к нему впервые пришла идея о поездке в Японию.

Рав Эдреи рассказывает:

«В последнее время израильские туристы привыкли к тому, что где бы они не путешествовали, они везде встретят посланников Ребе. Так как Япония была довольно популярным маршрутом, то многие спрашивали у нас адрес Дома Хабада в Японии. Когда они услышали, что такого нет, то сказали: „Нет? Так откройте!“ Так мне в голову впервые пришла идея проверить возможность открытия Дома Хабада в Японии.

В прошлом году рав Зимрони Цик позвал меня и предложил встретиться с одним состоятельным евреем, женившемся на гиерет из Японии. Он приехал вместе с женой проведать своих родителей, живущих в Герцлии. Мы встретились с ними и обсудили возможность открытия филиала Дома Хабада в Японии. Его жена, активно занимающаяся еврейской жизнью в Японии, подтвердила, что Хабад будет хорошо принят местной общиной. И она, и ее муж выразили надежду, что мы согласимся приехать в Японию.

После этого разговора мы с женой решили поехать в Японию на Хануку, чтобы провести там различные мероприятия, и в то же время осмотреться, попытаться найти место, куда бы нам захотелось переехать на постоянной основе.

Когда все это было решено в общих чертах, мы написали Ребе Королю Мошиаху, сообщили детали нашего плана и получили ясный ответ в „Игрот Кодеш“ (том 23, стр. 302). Речь в нем шла о приближении Хануки, и о том, что мы должны распространять Тору и хасидизм как можно шире, и делать это энергично, умножая свет.

Полученный ответ придал нам небывалые силы, и, как только мы собрали деньги, которых, как мы предполагали, должно было хватить на билеты на двоих и неделю проживания, мы вылетели в Японию. Кроме списка нескольких еврейских семей, проживающих в Японии, мы взяли чемодан, полный ханукальных подсвечников и свечей, а также чемодан кошерной еды, включая ингредиенты для пончиков.

Мы приземлились в Нурите, японском международном аэропорту, и первыми, кого мы увидели, была израильская пара, только что вернувшаяся с островов около Японии. Мы спросили их, где можно встретить израильских туристов, и они направили нас в Шиншаку и Шибуйю, два деловых центра Токио, где израильтяне подрабатывают в торговых палатках, чтобы заработать немного денег на жизнь.

Из аэропорта мы поехали в гостиницу, где распаковали свои чемоданы и сразу же принялись за работу. И тут только мы осознали, какие нас ожидают финансовые трудности. Одна ночь в приличной гостинице стоила около двухсот долларов! На следующий день, увидев ценник на грозди винограда, с пометкой 18 долларов, мы поняли, что наша поездка оказалась слишком дорогой.

Но мы не падали духом и назначили встречу с одним из активистов местной общины с целью организовать хасидское собрание. Слава Б-гу, встреча получилась удачной, и наш собеседник был рад помочь Хабаду. Мы сразу стали обзванивать его друзей, приглашая их на ханукальный праздник.

Новость о необычном собрании быстро распространилась, и, несмотря на небольшое количество объявлений, пришло около пятидесяти человек. По японским стандартам — это очень много. После долгого разговора о Ребе и его сообщении о наступающем Освобождении многие захотели усилиться в соблюдении заповедей для того, чтобы приготовиться к приходу Мошиаха. В конце мы разыграли доллар, полученный от Ребе, и его выиграл израильский мальчик Сэмми. По счастливому стечению обстоятельств — этот день был днем его рождения!..

Единственные кошерные продукты в Японии — это овощи и фрукты. Даже рыбу трудно достать. Несмотря на то, что японцы любят рыбу, и кошерная рыба продается в большом количестве, очень трудно найти целую рыбу, так как кошерная рыба часто бывает смешана с некашерными рыбами и другими продуктами моря, которые любят японцы. Когда мы спросили местных евреев, где можно достать еврейское молоко и еврейский хлеб, они не поняли, о чем мы говорим.

Эта мрачная ситуация убедила нас не возвращаться в Израиль, а остаться в Японии. Мы смотрели на наше посланничество без иллюзий, понимая, что оно будет очень трудным, но, с другой стороны, мы видели духовное состояние общины и не могли позволить себе оставаться в стороне и отложить работу хотя бы на один день. Мы написали об этом Ребе и открыли Дом Хабада в Японии».

Решение Биньямина с женой остаться в Японии произвело очень сильное впечатление на местных евреев. Они были очень взволнованы, так как знали, насколько тяжело жить в Японии вообще, а хабадской семье, особенно. Они представляли, с какими трудностями им придется столкнуться в отношении соблюдения заповедей. Некоторые предложили свою помощь, например, одна семья предложила принять их в своем доме на месяц.

Первый еврейский детский сад в Токио открылся сразу после Хануки под руководством Эфрат Эдреи. Некоторые семьи забрали своих детей из нееврейских садиков и отдали их в хабадский. Дети, позанимавшись в садике, произвели настоящую еврейскую революцию в своих семьях. Они начали просить своих родителей накрывать стол на субботу, как это они видели в садике, зажигать субботние свечи, делать кидуш и так далее. Родители, до сих пор не слышавшие ни слова о еврействе, вдруг услышали от своих детей истории по недельной главе и еврейские песни.

Рав Эдреи составил список еврейских семей, живущих в Токио. Он обнаружил еще около 300 семей, которые не были определены как члены еврейской общины. В самое короткое время он дал знать большинству евреев Токио, что в Японии им есть куда обратиться по поводу всех их еврейских нужд.

Первые месяцы адресом Дома Хабада служил номер мобильного телефона рава Эдреи. Найти подходящее помещение в Токио оказалось очень тяжелой задачей. Из-за того, что Токио — один из самых густонаселенных городов мира, там очень трудно найти большую квартиру на съем.

Когда рав Эдреи описывал нужное ему помещение маклерам — достаточно просторное, чтобы проводить множество мероприятий, принимать десятки гостей в Субботу, с большой верандой, маклеры отвечали, что практически невозможно найти что-то подобное в Токио, ну, разве что, за несколько десятков тысяч долларов в месяц...

Несколько месяцев Биньямин работал из гостиничного номера. Так как он не мог собирать учеников на уроки у себя, они собирались на квартирах слушателей. Когда ему нужно было встретиться с бизнесменом или поговорить с кем-то по душам, Биньямин назначал встречу в лобби одной из гостиниц.

Тем временем раву Эдреи удалось наладить связь с израильским консулом Коби Шошани, и он стал частым гостем в израильском посольстве. Во время первого визита рава в посольство, один из охранников узнал его и назвал по имени. Оказалось, что охранник вспомнил рава по тем временам, когда тот работал в Доме Хабада в аэропорту Кеннеди. Каждую пятницу рав Эдреи приходил в консульство и приносил для каждого сотрудника по две халы на субботу, испеченные его женой.

Здание Дома Хабада

После того, как Биньямину удалось приобрести просторную виллу в одном из престижных районов Токио, его работа пошла еще успешнее. В новой двухэтажной вилле первый этаж был отведен под Дом Хабада, включающий синагогу и большую столовую, на втором этаже поселился Биньямин с женой, там же были отведены комнаты для гостей.

«Однажды в праздничный день хозяйка виллы приехала навестить новых жильцов и осталась очень довольна, увидев нашу работу, — продолжает Биньямин. — Она рассказала нам, что дом был построен перед Второй мировой войной в старояпонском стиле. Во время войны все остальные дома в округе сгорели, только эта вилла уцелела. Все эти годы хозяйка думала о том, что придет день, и ее дом, уцелевший в страшное время войны, будет служить для чего-то особенного, и сейчас она очень рада видеть, что мы проводим мероприятия с целью приведения мира и справедливости в этот мир.

Еще в первую неделю нашего пребывания в Японии, мы заметили, что японцы готовы к принятию Семи Законов Ноаха. 87% японцев — буддисты. С того момента, как мы стали представителями Ребе Короля Мошиаха в Японии, и Ребе дал указание распространять Семь Законов Ноаха среди народов мира, мы чувствовали на себе ответственность за обучение вере в Единого Б-га ста миллионов японцев, которые вообще не верили в Б-га.

Мы говорим неевреям, с которыми мы работаем, что Б-г сказал обучить их Законам Ноаха, и, невероятно, но они принимают их. С тех пор, как мы начали работать с японцами, мы добились потрясающих успехов, — десятки людей посещают наши еженедельные уроки по Семи Законам Ноаха. Продажа комплектов с брошюрой о Семи Заповедях и бутылок с водой из миквы Ребе идет в Японии исключительно удачно.

И в этом мы видим, насколько мир готов к окончательному Освобождению. Когда японцы, не верившие раньше ни в какие духовные силы, кроме ограниченных сил природы, начинают верить в существование Б-га, Создателя мира и Того, кто управляет процессами мироздания, — это же прямое свидетельство Дней Мошиаха!..

Один мужчина дал мне ключи от машины. Когда я спросил его, что это значит, он ответил, что „Тойота“, припаркованная в нашем дворе, отныне принадлежит Дому Хабада. „Если что-то вдруг случится и мне понадобится эта машина, я уверен, Вы одолжите мне ее“, — сказал японец и обещал в самом ближайшем будущем переоформить машину на мое имя».

Наша цель — подготовить Японию к принятию Мошиаха. Как евреев, так и неевреев. В этом заключается наша задача».

Семья посланника (1999-2017)
Семья посланника (1999-2017)

Опубликовано: 07.06.2008

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter