49 ступеней вверх

22.06.2005 2966 (0)
Идит Аарон Перевод: А. Брусиловская
49 ступеней вверх
Амстердам

«То, в чем заключается отличие будущего Освобождения от выхода из Египта — так это в том, что в выходе из Египта было раскрытие свыше, а не посредством работы. И даже то, что считали 49 дней, является подтверждением этого, ведь за такое короткое время невозможно только посредством работы выйти из 49 ступеней духовной нечистоты и очиститься. В будущем Освобождении это не так, потому что оно наступит посредством работы еврейского народа, которая началась со времени выхода из Египта, работа, которая не только очистит каждого еврея, но и любое место в мире». (Из беседы Ребе שליט"א Короля Мошиаха в недельную главу Торы Шмини 5720 г.)

«Амстердам — очень красивый город. Коричневые и кирпично-белые крыши домов, узкие длинные окна. Между улицами — речушки и каналы, по которым плывут лодки, яхты и дома на воде. Погода почти всегда пасмурная, такого же серого цвета, как и небо над Амстердамом, которое представляет собой одно огромное облако. Город из сказки. Каждый район Амстердама — еще одна страница старинной книжки».

Примерно так я в первый раз слышала об Амстердаме от моих друзей, которые вернулись оттуда, полные впечатлений.

Мне было только пятнадцать, и это описание Амстердама, большого города, манило меня. В один прекрасный день я отправлюсь туда! И этот день наступил.

Я приземлилась. Девятнадцатилетняя девушка вышла на улицы Амстердама и начала смотреть по сторонам, ища древнюю сказку.

Я не отдыхала ни минуты. Часы прогулок, даже возвращалась иногда на одну и ту же улицу. Я почти что спрашивала: «Извините, может вы знаете, где же сказка?» Там было все: мельницы и красноватые дома с узкими окнами, река посередине улицы, рестораны и развлечения.

Но страниц книги со сказками, которые желтели в моем представлении — не было. Очень поздно я шла спать с надеждой, что может быть завтра я найду то, чего не нашла сегодня. И наступало утро, и солнце освещало всю величину моего разочарования. Я думала про себя, что еще день или два, и я уезжаю отсюда — жаль времени. Но по разным причинам я осталась там и нашла очень прибыльную работу. Это был маленький темный бар.

Прошли дни, и чувства померкли. Часть меня заснула, другая часть — так хотела проснуться.

В день, когда я улетала за границу, мой брат, который к тому времени был уже «бааль тшува», дал мне три святые книги и сказал: «Возьми их, чтобы они всегда были при тебе. Они будут охранять тебя, кроме того, в них есть много мудрости и ума, прочитай их. Пообещай мне».

И так эти книги отправлялись со мной каждый день на работу, ведь обещание — это обещание. Иногда они оставались там возле стойки со стаканами, действительно, как талисман.

Однажды, когда я как всегда звонила домой, то спросила, как дела, и не приближается ли какой-то праздник? Мне ответили: «Конечно, сегодня вечером — первый день Хануки».

Я почувствовала покалывания в груди. Ханука, Израиль, подсвечники на окнах. Дождь, моющий улицы, и свечи. Свечи, горящие в победной тишине.

Эти воспоминания дали мне идею. Я тоже зажгу первую свечу. И так, просто, находясь на работе, я поставила свечу на стойку, где подают выпивку пропащим душам в городе сказок.

Но одной свечи мне показалось слишком мало, и я решила, что хорошо бы было зажечь не меньше восьми свечей. Восемь свечей, горящих в темном баре в городе многих потерянных. В свободные минуты я открывала одну из книг, это была «Тания» и читала понемногу каждый раз. Сосуды моей души не могли выдержать много света.

Также и на следующий день горели свечи ровным рядом.

Это был поздний час, когда в бар зашел человек и в полутьме, которая была в баре, он остановился, по-видимому, для того, чтобы решить, что он намерен делать дальше, и осмотреть место. Я посмотрела на него, и что-то показалось мне странным. Что это? У него есть бородка? И какая-то кепка на голове?! Пока я его разглядывала, его взгляд наткнулся на свечи. Он онемел. Посмотрел на свечи, потом вокруг, потом снова на свечи — и на меня — ведь я стояла за ними.

Казалось, что его охватила какая-то тревога, и даже паника. А я знала. Это еврей!

Парень вошел в бар и присел на один из высоких стульев у стойки. Я видела, что передо мной молодой парень с почему-то грустными глазами.

Я спросила по-английски: «Что будете пить?» Он ответил: «Пиво».

Наливая ему пиво и не смотря на него, я добавила на иврите: «Ты ведь еврей, верно?»

«Да, верно», — ответил парень, и его голос задрожал.

«Ты религиозный или из религиозной семьи?», — уверенно спросила я.

«Да, верно», — подтвердил парень, ведь даже если он и хотел ответить по-другому, то просто не мог.

«Так почему ты пришел сюда? Почему ты пришел в это ужасное место, чего тебе здесь искать?», — спросила я с вызовом в голосе.

«Я… я только зашел выпить пива», — ответил парень.

«Пива? Тут еврей должен пить пиво? Недостаточно пива в четыре раза дешевле в супермаркете за углом?», — спросила я тихо, но твердо и добавила:

«Я вижу напротив себя молодого парня, который с одной стороны держится правды, но с другой — убегает от нее. Как ты можешь делать себе такое?»

«А ты, что с тобой, что ты делаешь здесь, правда тебя не касается?», — спросил он меня.

«Ты прав, но нельзя сравнивать нас двоих, я не росла в религиозной семье, и даже не в консервативной, и все равно, я уже давно поняла, что такое правда. Вот есть доказательство — ты видишь эти книги? Я читаю их, когда могу, и может быть однажды Всевышний поможет мне вернуться в тшуву. Я даже пробовала несколько раз, но безуспешно».

Тем временем парень закончил пить, расплатился и вышел из бара. Я была так взволнована, что повернулась к стене и расплакалась. Я прошептала: «Владыка мира! Если ты прощаешь меня, или если я недостойна быть в тени Твоей Шхины, хотя бы верни его к Себе, твоего потерянного сына, спаси его, он не относиться ко всей этой ужасной лжи!»

Я все еще вытирала слезы, как парень снова вернулся. В этот раз его шаги были более уверенные. Он положил крупную купюру на стойку бара и сказал: «Это тебе. Большое спасибо». И вышел.

Я взяла купюру и прошептала: «Если Всевышний поможет мне вернуться в тшуву, то когда я вернусь в Израиль, я пожертвую эти деньги на цдаку».

С того дня что-то перевернулось в моей душе. На первый взгляд, все как обычно, но внутри было такое чувство, как будто что-то тянет меня в далекое детство и воспоминания из еще более далекой страны, из моей жизни, жизни моей матери и бабушки.

На меня напала тяжелая тоска. Мне не нравилась работа, и еще больше не нравился этот город. Люди казались мне настолько чужими, что я чувствовала себя совсем одинокой.

Однажды вечером я сидела в кафе, и вдруг поняла, что дальше так жить нельзя. И тогда я вспомнила про Ребе. Про того Ребе, который мне снился, и когда увидела фотографию Ребе в газете, то не поняла, чего он хочет от меня, того Ребе, про которого брат не переставал мне рассказывать.

Я взяла белую бумажную салфетку и написала Ребе про то чувство отчаяния, которое вдруг охватило меня. Про воспоминания, которые уносят меня так далеко. Ниже я написала Ребе просьбу, что так как я видела его во сне, и так как я знаю, что он помог очень многим людям, то я, такая маленькая и недостойная, прошу его помочь мне избавиться от этих невеселых мыслей, охвативших меня. А я, уже зная, что ничего в этом мире не дается бесплатно, пообещала, что вернусь в Израиль и начну идти по дороге тшувы.

Я сложила письмо и положила его в карман блузки.

И тогда, сразу случилось нечто невероятное. Я почувствовала, что все мои мысли и ощущения, которые так мучили меня, пропали. Я чувствовала себя пустым тоннелем, по которому гуляет сильный, приятный ветер, я вдруг почувствовала себя опустошенной. Я сидела на том же стуле, держала в руках чашку кофе, но мои глаза были направлены в далекую, неведомую мне, точку. Минута, две. Не больше. И я, оглянувшись вокруг, поняла, что начинаю новую жизнь.

Я сразу поняла всю величину чуда. Ребе, не только ответил мне сразу, но и мгновенно исполнил мою просьбу. Как будто кто-то говорил мне внутри: «Вот, сейчас ты, как пустой сосуд. Все новое. Нет прошлого. С этой минуты все зависит только от тебя — что ты выберешь, то и войдет в настоящее. Ты начинаешь новый листок, и ты в ответственности за то, что будет на нем написано».

Через неделю после этого в один прекрасный вечер я нашла в своем почтовом ящике письмо от брата. Письмо в шесть страниц содержало замечательную новость — брат сообщал мне, что он — жених. «Жених» — какое странное слово. В продолжении письма были высказывания из каббалы, словосочетания и гематрии, касающиеся темы пары с небес.

В конце его длинного письма, появилась одна заблудившаяся строка — обращение: «Где ты? Где ты? Где ты???»

Мне не надо было большего. Я начала горько плакать — где я? Где же я на самом деле? Я снова посмотрела на тонкий и аккуратный почерк моего брата, и почувствовала его тревогу за меня и его заботу обо мне, которая шла от этой строки. Где я? Где я и где он? Он — умный парень, а я просто лентяйка — остаюсь в этом месте, вместо того, чтобы делать что-то верное.

Через неделю после этого я уже была в аэропорту «Бен-Гурион». Брат уже ждал меня там. Какое счастье. Здесь я чувствую себя защищенной. И вообще брат выглядел как человек, вернувшийся из путешествия вокруг солнца — такой сияющий. И так, не совсем просто, началась дорога моей тшувы. Дорога, у которой есть начало, но нет конца…

Я, слава Б-гу, вышла замуж, и как настоящая хабадница поехала к Ребе на восьмом месяце моей первой беременности — путешествие довольно трудное, но мои ноги были легкими.

Однажды, когда я шла по привычному для меня маршруту в «770», я встретила свою подругу-израильтянку, которая не относилась к движению «Хабад». Она с воодушевлением предложила мне пойти с ней на лекцию в Боро-Парк, и пообещала, что там будет замечательно.

Зал был полон. Все были там: женщины консервативные, религиозные и не очень. Молодые и пожилые. Лектор — довольно известный — рассказывал различные истории, поражая всех своими знаниями. Я сидела там и думала: «Почему я попала сюда? Какое отношение имеет ко мне эта лекция?.. Ведь все, про что здесь рассказывается, у меня уже позади. Свой решающий шаг я уже давно сделала!»

Прошло еще несколько минут, и я подумала: «Если я здесь — то на это есть причина!» «Может, под влиянием слов лектора я сделаю более глубокую тшуву», — успокоила я себя.

А рав-лектор продолжал рассказывать дальше: «У нас нет даже представления о том, как влияют поступки на нашу жизнь. Даже слова. Иногда даже то, что мы один раз увидим, может оставить неизгладимый отпечаток в нашей душе. Я расскажу вам об этом один рассказ. Недавно я был в гостях у моего близкого друга, главы колеля в Йерусалиме. Он отвел меня в огромный зал, в котором сидели и учились парни, и пока я с удовольствием смотрел на парней, заполнивших зал, друг шепнул мне: „Чтоб ты знал — каждый парень здесь — это отдельный рассказ!“, — и его взгляд пробежался по парням, в конце концов, остановившись на одном из них. Он указал на парня и сказал мне: „Ты видишь там парня в сером костюме? Слушай хорошо. Пять лет назад он покинул родительский дом в Боро-Парке из-за кризиса переходного возраста. Он также бросил йешиву и начал работать, чтобы заработать достаточно денег на путешествие за границу. У него с трудом остался какой-либо признак еврейства, достаточный лишь для того, чтобы не спутать его с неевреем. Парень накопил денег, и отправился путешествовать в Европу с ощущением того, что там есть ‘что-то’, что он может потерять.

Он приехал в одну из стран Европы, в Голландию. Это случилось в праздник Ханука, когда он вошел в какой-то подозрительный бар и к своему величайшему удивлению увидел горящую ханукию, стоящую на стойке. Это был третий день Хануки, но в ханукие горели почему-то все восемь свечей.

Он встретил там девушку, которая и зажгла ханукию — еврейку, израильтянку. И она, что называется, устроила ему ‘головомойку’. Это и сделало свое дело, тем более, что та девушка не соблюдала Тору и заповеди, но не упустила возможность присоединиться к вере отцов, пусть даже в таком ‘низком’ месте, в котором она находилась, а он, который вырос в таком замечательном доме, основанном на любви к Торе и заповедям, бросил все, — и ради чего?! Не прошло много времени, и он вернулся домой, а оттуда пришел к нам. Слава Б-гу, он уже женат, и они ждут первого ребенка“.

Так мой друг закончил свой замечательный рассказ, и я все время не устаю его повторять», — закончил рассказывать лектор.

А я сидела на своем месте пораженная. Огромная радость наполняла меня и вдруг я почувствовала как слеза, а за ней еще одна, полились у меня из глаз. Я почувствовала огромную благодарность к Всевышнему, что он удостоил меня, девушку из рассказа, вернуть еврея к Нему.

Это невыдуманная история о моем личном Освобождении — когда Всевышний спустился ко мне на 49 ступень нечистоты и освободил меня оттуда.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Точка зрения » Профиль (другие статьи):