26 Менахем-Ава 5781 года, четвертый день недели, гл. Реэ

Восполнить упущенные годы

6282 (11)
Восполнить упущенные годы
Восполнить упущенные годы

Это был обычный звонок сотового телефона. Моя супруга звонила с женского хасидского собрания в память о ребецен Хая-Мушки 22 швата 5767 года. В трубке послышался бодрый голос: «Я купила накидку, сшитую из одежды ребецен! Деньги идут в помощь женихам и невестам».

Легкое предчувствие «неладного» мерно прокатилось в области диафрагмы. Но тут же, взяв себя в руки, я спокойно выдавил: «Здорово, а сколько это стоило?» Весьма растроганная супруга сказала прямо, что волшебная накидка обошлась в 9 тысяч шекелей. «Был аукцион, цена поднималась и вот я выписываю сейчас 10 чеков, добро?» Испытывая разные чувства, я промямлил, что стоит воздержаться от оплаты в месяцы Песаха и новолетия. А в общем Б-г поможет…

«Вот какая у меня хасидская жена!», — проносилось в одной части сердца. «А как ты, дружище, организуешь, чтобы чеки не вернулись с треском?» — в другой.

Но в любом случае, дело сделано и у нас дома будет вещь, которую носила святая ребецен! Внутренний голос твердо говорил, что было бы несусветной глупостью прошляпить такую драгоценность. Какой же ты хасид, если деньги могут быть препятствием в таком случае?

С нетерпением я ждал, когда жена вернется домой, и вот она пришла.

— Я почувствовала горячее желание приобрести эту накидку. И уверена, что у нас будет особое благословение в доме. Веришь?

— Честно говорю, верю.

— Я только сейчас понимаю, что Ребе дал мне в том сне. Ты помнишь, я тебе рассказывала?

Несколько лет назад жена видела сон, где Ребе очень благодарил, что старшая дочь названа именем ребецен — Хая-Мушка. Ребе тогда дал несколько подарков, в частности, что-то из вещей ребецен. Во сне жена не поняла о чем идет речь, но предмет розового или бежевого цвета был у нее в руках.

После покупки жена подошла к Даниэле Голан, директору организации «Ор Хая».

— У нас два раза подряд прерывалась беременность. Это невыносимо и я больше не выдержу такого!

— У тебя будет сын. И не просто сын, а сын-праведник.

— Омейн!

Я же, в свою очередь, подбодрил супругу. Ведь, несомненно, Даниэла Голан — посланница Ребе, и ее слова имеют немалую силу главы поколения, Короля Мошиаха.

Время двигалось своим чередом, но желанная беременность не наступала. Зато жена устроилась на работу, что позволило спокойнее относиться к выписанным чекам. Кроме того, отдельно от наших заработков, абсолютно чудесным образом наш счет пополнился 11 тысячью шекелей. Вне всякого сомнения, ребецен позаботилась о нашей семье.

Прошел почти год.

— Ну, где же ребенок, который должен у нас родиться?

— Мне кажется, мы полностью выплатили наш долг женихам и невестам. Сейчас ты имеешь право попросить у Ребе благословение. Подготовься как следует, возьми накидку ребецен и пиши!

Жена выбрала обратиться к Ребе на работе в свободное время. Набросив накидку и закрывшись от подруг, она начала свой рассказ. Там где не падали слезы, слова четко укладывались на бумаге.

Ответ Ребе просто потряс. В 17-ом томе «Игрот Кодеш» в письме от 5 Тамуза 5718 года Ребе писал об особенности легендарной хабадской йешивы «Томхей Тмимим», основанной Ребе РАШАБом и об ее учениках.

Ребе наставлял главу йешивы выращивать настоящих «тмимим», хасидов с чистым сердцем. Со своей стороны Ребе обещал помолиться у предыдущего Ребе, Ребе РАЯЦа, за успех деятельности йешивы.

Эти слова уже внушили надежду и уверенность, что вскоре будет новая душа, новый ученик Любавичей. Однако оказалось, что Ребе дал понять абсолютно ясно, что не пройдет месяца и будут добрые известия.

«И подобно спору мудрецов и Раби в „Архин“ 31а, что по его мнению високосный год восполняет лишь свой недостаток. Мудрецы же говорят, что такой год восполняет также недостачу прежних лет, что и есть аспект дополнительного месяца».

Как мы мечтали восполнить те несколько лет, когда была беременность, но вместо желанного ребенка стали слезы и горечь!

И вот Ребе говорит о дополнительном месяце, что в переводе с иврита, «ходеш а-ибур», может быть переведено, как месяц беременности. Светлое письмо Ребе не оставило ни малейшего сомнения, что моя супруга получила удивительное благословение. Ожидание было томительное, но не надолго.

22 Швата 5767 года уже было понятно, что мы ждем ребенка, однако мысли и чувства были разные. Да, Ребе, дал броху, но ведь есть и горький опыт прошлых лет. Я никогда не думал, что 17 Тамуза и 10 Тевета будут мне так больно близки. Именно эти даты связаны с разрушением Храма всего еврейского народа и нашими личными испытаниями, с двумя страшными операциями. Кроме того, врач поведал, что после всего происшедшего, тело выучило слишком хорошо, как нужно вести себя во время беременности…

Все в наших руках, броха Ребе, как дождь. Вспахал поле, будет польза от дождя. Трудись, паши, «трахт гут – вет зайн гут», думай хорошо — будет хорошо. А не хочешь напрягаться здесь, в другой ситуации придется крепиться, не дай Б-г.

Все это я говорил себе и жене на протяжении девяти месяцев. А сильным быть приходилось. Наряду с обычными тяготами беременности, которые известны каждой маме, были особые нервы. Например, каждодневный укол, схватки на третьем месяце, ребенок переставал «возиться» в животе. Не говоря уже о чрезмерной усталости жены, что обильно влияло на мою занятость семейными заботами. Больше всего я не хотел, чтобы четверо наших детей тоже тяжело переносили нашу беременность.

— Ты знаешь, я сказала сотруднице, что получила броху от Ребе.

— Ну и что?

— Отнеслась с прохладцей. Она далеко не хабадница.

— Я очень прошу не делать этого впредь. Благословение Ребе должно быть скрыто от глаз.

Сейчас было более чем ясно, что нет ходу назад. В глубине души я просил Творца «не подвести», ведь потом будут такие ухмылки в сторону Ребе! Ни в коем случае не думать «а если, вдруг…», говорил я себе и жене. Сама эта мысль и есть ложка дегтя в бочке с медом.

Долгожданный месяц Мар-Хешван приближался медленно, но верно. И вот установленный срок подошел. Супруга уже изрядно насладилась своей ношей и стала поговаривать о родах. Но не тут то было.

— Что ты ворчишь? Два раза не доносила, а сейчас радуйся, что перенашиваешь.

— Ты никогда меня не поймешь со своей мужицкой головой!

— Можно что-то в жизни и не понять.

— Вот и не своди меня с ума, и так тяжко. Молчи, а лучше молись.

Тут стоит сказать, что я не задолго до этого открыл книгу писем Ребе попросить броху для одного человека. Но как было уже не раз, я получил ответ и для себя: «твоя супруга восполнит до конца дни беременности». Каждый день я твердил это жене. Но на каком-то этапе разродиться таки действительно захотелось.

И вот 17 Мар-Хешвана, в полдень опять раздался звонок жены. В этот день она была на очередном приеме у врача, специализирующегося в области «опасной» беременности. Раввин даже разрешил есть в Йом-Кипур, что, слава Б-гу, не потребовалось делать.

— Мне кажется, что отошли воды.

— Что, сейчас!? Может подождешь пару деньков?

— Прекращай демагогию и срочно бери такси.

Брать такси, со своей стороны, я не видел цели. Но, вспомнив, что роженице позволяются многие вещи, дабы не ошеломить ее излишне, вместо автобуса было взято такси.

Интересно, что потом чудесным образом Творец восполнил мне затраты.

День был обычный. Обследования, проверки, неизвестность. Под вечер начинались и проходили «порции» схваток. С каждым разом сильнее и больнее. Уверенная в себе, супруга направилась на проверку в родовое отделение. Однако, полная отчаяния, она вернулась обратно в женское из за отсутствия какого-либо продвижения в родах. Схватки крепчали, настроение падало, ночь уже 18-ого тянулась тоскливо долго.

Наконец то, жена на финишной прямой. В комнате, где первый раз новый хасид закричит, прибыв на этот свет. Незабываемое мгновение будет всю жизнь согревать сердце мамы.

Я же направился в синагогу сказать «Шма», в 6 утра уже было светло. После короткой молитвы у ковчега с Торой, я вернулся обратно. Псалмы читались легко, но особенно глубоко проговаривались святые слова во время схватки. Обычный пульс сердцебиения ребенка резко замедлялся. Это было слишком понятно и страшно, звук прибора не обманывал.

Что только не проносилось в голове уже почти сутки. Но каждый раз я вспоминал письмо Ребе и подавлял смуту мыслей. Ребе «вытянул» нам эту беременность, значит все будет замечательно. Так держать!

Врачи верно делали свое дело. Четкий надзор и внимание к происходящему не дали произойти неладному. Замедление пульса и другие показатели привели к решению срочно делать операцию.

Я уже закончил и начал заново псалмы. Прочитав 18 предложение в 69 главе «И не скрывай Лица Твоего от раба Твоего ибо туго мне, ответь скорее», я получил известие о рождении сына. Есть новый ученик «Томхей-Тмимим»!

Позже врач рассказал, что ребенок был весь в пуповине, и шея и тело.

— Так он не мог родиться обычно?

— Мог, но смотря какой ценой…

На следующий день всей семьей мы поехали навестить роженицу. Каждый ребенок держал по розе.

Два года назад, в ночь на Йом-Кипур 5766 года, сидя в синагоге и читая псалмы, я представлял, как четверо детей принесут цветы своей маме после очередных родов. Десятое Тевета того года был для нас страшным ударом.

И, тем не менее, я верю полным сердцем, что мечты в ночь на Йом-Кипур когда-нибудь сбываются.

Опубликовано: 07.11.2007

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter