14 Тишрея 5782 года, второй день недели, гл. Браха

Тфиллин «Абир Яаков»

Он просто встал, взял свой коврик в руки и, подождав, когда корабль отчалит, положил коврик на воду и сел на него сверху. Коврик не только не пошел с бульканьем под воду — а стал плыть рядом с кораблем.

3726 (9)
Источник: книга «Толдот Абир Яаков»
Тфиллин «Абир Яаков»
Рабби Шмуэль прибыл в порт и нашел корабль, который отправлялся в Турцию

В поколении святого АРИзала в Дамаске жил величайший из его учеников — рабейну Хаим Виталь. Одним из его товарищей по учебе — «хаврута» — был святой гаон и каббалист рабби Шмуэль Эльбаз. Однажды ему было необходимо посетить еврейскую общину Турции, что в то время (да и в наше) было быстрее и легче всего сделать по морю.

Рабби Шмуэль прибыл в порт и нашел корабль, который отправлялся в Турцию. Он попросил капитана судна взять его на борт до берегов Турции, но капитан не соглашался брать пассажира без денег. Тогда рабби Шмуэль достал из своей сумки книгу и циновку (коврик), постелил циновку на берегу рядом с трапом и стал учиться.

Капитан, увидев это, решил, что еврей сейчас будет попрошайничать, чтобы насобирать сумму на путешествие — но тот ни разу не оторвал глаз от книги. Некоторые из поднимавшихся на борт спрашивали у капитана о странном еврее, нашедшим такое неподходящее место для учебы — и тот рассказывал с усмешкой о «бедном еврее», решившем «за просто так» переправиться в Турцию в обществе «правоверных». На удивление всех, следивших за развитием событий с борта корабля, когда подняли трап, то «яхуд» («еврейчик» на арабском) не стал прыгать и умолять взять его на борт. Он просто встал, взял свой коврик в руки и, подождав, когда корабль отчалит, положил коврик на воду и сел на него сверху. Коврик не только не пошел с бульканьем под воду — а стал плыть рядом с кораблем. Пассажиры судна позвали капитана. Тот, увидев такое чудо, понял, что имеет дело с еврейским праведником — а все арабы знали их силу. Капитал стал звать рабби Шмуэля на борт, но тот не обращал на него никакого внимания. Так они доплыли до берегов Турции. В порту рабби Шмуэль на глазах изумленных матросов, грузчиков и просто праздношатающейся публики (добавившихся к зрителям с галерок корабля) подплыл на коврике к берегу, встал, взял коврик. И стряхнув с него воду неспешно пошел в сторону еврейского квартала.

Когда эта история стала известна среди турецких евреев (капитан, видимо, пришел просить прощения и рассказал) — то рабби Шмуэля Эльбаза стали называть «Хозяин Коврика» — на арабском «Абу Хацира». Впоследствие это прозвище стало фамилией для его потомков. Рабби Шмуэль Эльбаз похоронен в Джубаре, рядом с Дамаском. Правнук рабби Шмуэля, знаменитый гаон и каббалист рабби Яаков Абухацира, прозванный Могучим — «Абир Яаков» — был известен на весь мир своей мудростью, святостью и чудесами. Он родился в Тафилалте (что на северо-востоке Марокко) в то время, когда в далекой северной России Алтер Ребе только пару лет как переехал в Ляды (после второго ареста) и отпраздновал свадьбу своего внука, будущего Ребе «Цемах— Цедека». А в жарком Марокко отец р. Яакова — р. Масъуд (арабская форма имени Моше) — начал преподавать своему сыну азы святой Торы. Очень быстро его сын стал молодым гением. Уже в молодом возрасте он стал раввином Тафилалта.

Однажды, во время пребывания рабби Яакова в городе Маракеш, он почувствовал, что с его тфиллин что-то случилось. После проверки оказалось, что от старости чернила одной буквы отстали от пергамента, тем самым сделав тфиллин непригодным к использованию. Абир Яаков спросил у местных евреев, есть ли среди них сойфер, который досконально знает свою профессию, включая знания Тайной Торы. Ему ответили, что действительно, живет среди них один раввин, который известен своей святостью, мудростью в Торе (включая и Тайную), а также своим красивым подчерком. Рабби Яаков спросил сойфера, готов ли тот написать для него тфиллин. Сойфер дал положительный ответ. Но рабби Яаков спросил: «Даже если я буду ставить тебе множество условий — ты все выполнишь в точности?» Сойфер пообещал выполнить в точности все наставления цадика. Абир Яаков устроил ему маленький экзамен по знаниям «каванот» АРИзала — и остался доволен знаниями сойфера. Тогда рабби Яаков перво-наперво сказал сойферу, чтобы тот не беспокоился об оплате своей работы — он получит столько, сколько сам посчитает нужным (известно, что АРИзал отдавал сойферу свой кошелек и говорил тому взять из него столько, сколько ему нужно. Как сойфер, добавлю от себя — это очень хороший, несправедливо забытый обычай). Во-вторых Абир Яаков строго-настрого наказал ему окунаться в микве перед написанием каждого Имени Всевышнего. В-третьих, он должен был продумывать все необходимые каванот АРИзала перед каждым из этих Имен (ведь, как известно, именно во время написания Имен сойфер спускает в тфиллин — а через него и в этот мир — весь тот Свет Всевышнего, который будет освещать молитву, учебу и даже материальный успех того, кто одевает этот тфиллин).

Сойфер ушел домой и принялся за свою святую и трудную работу. Под конец написания тфиллин, перед написанием одного из Имен, вернувшись из миквы, сойфер забыл продумать все необходимые каванот АРИзала. Только когда он встал из-за стола, чтобы пойти в микву перед следующим Именем, он вспомнил, что забыл в предыдущий раз выполнить просьбу Абир Яакова. Но начинать все с начала? Ведь никто, кроме цадика не захочет оплатить такую большую сумму за те силы и время, которые он уже потратил на эти тфиллин… в конце концов этот тфиллин и так получился самым кашерным из всех тех, которые он написал за свою жизнь. В общем, он дописал тфиллин и принес их Абир Яакову — если цадик увидит, то напишет новый, не увидит — сойдет и так.

Когда рабби Яаков взял тфиллин в руки — то развернул их и стал по порядку рассматривать каждую букву. Дойдя до того Имени, перед которым сойфер не продумал необходимых каванот, Абир Яаков нахмурился. Долго он рассматривал это Имя, а потом спросил сойфра — в точности ли он исполнил его наказы, особенно в связи с этим Именем. Сойфер понял, что имеет дело с «Руах а-Кодеш» (пророческим духом) — и тут же повинился в своей оплошности. Получив прощение, он обязался тут же написать новые тфиллин. Абир Яаков согласился — и вскоре держал в своих руках свеженаписанные тфиллин, которыми он остался доволен. Великий Абир Яаков оставил наш мир 20 Тевета 5640 (1880) года в городе Даманхур, что в Египте, где и похоронен.

Его внуком был знаменитый праведник и каббалист рабби Исраэль Абухацира, известный по имени Баба Сали.

Но об этом — в другой раз.

Опубликовано: 19.08.2010

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter