4 Тевета 5782 года, четвертый день недели, гл. Ваигаш

Война на истощение и интересы Советского Союза

В последние годы мы все больше узнаём о тесном общении между Любавичским Ребе и израильскими лидерами, отвечавшими за безопасность страны. Одним из тех, кто имел подобную особую связь с Ребе, был глава управления разведки генерального штаба Армии обороны Израиля.

580 (0)
Перевод для сайта: Александр Хейн
Война на истощение и интересы Советского Союза
Война на истощение и интересы Советского Союза

Какие операции проводило элитное подразделение «Сайерет Маткаль» — подразделение спецназа при военной разведке Израиля в то время? В чем состояла секретная операция по защите ядерного реактора в Димоне? Что думали в израильской разведке о вовлечённости Советского Союза в ближневосточную политику и как мнение Ребе дошло до генералов Генерального штаба? Война на истощение и интересы Советского Союза — мнение Ребе принимается главой АМАНа и озвучивается им на заседании Генштаба...

В последние годы мы все больше узнаём о глубокой связи Ребе с высшими офицерами ЦАХАЛа, министрами правительства и премьер-министрами, а также ведущими представителями израильской экономики. Часть этой информации стала известна благодаря выходу в свет новых томов в серии «Игрот Кодеш» — из писем, написанных и отправленных Ребе этим людям, а что-то было опубликовано самими собеседниками Ребе.

Ребе Король Мошиах
Ребе Король Мошиах

Одним из таких людей был начальник военной разведки Израиля генерал-майор Аарон Ярив (1920-1994). Он стал заместителем главы АМАНа в 1961 году, а три года спустя был назначен на должность руководителя военной разведки, которую с большим успехом занимал в течение 8 лет.

Собственно, во многом именно благодаря ему израильская разведка добилась впечатляющих успехов в ходе Шестидневной войны. И не случайно, ведь под его руководством военная разведка претерпела серьёзные изменения. Из небольшого отдела чьи возможности по сбору информации были весьма ограничены, поскольку по большей части опирались на агентурные источники (HUMINT), она превратилась в большую и сильную структуру с серьёзными возможностями в целом ряде областей:

1. Электронной разведке и прослушке связи — подразделение 848 (со временем — знаменитое подразделение 8200).

2. Использовании элитных подразделений (например, «Сайерет Маткаль») в операциях по достижению стратегической информации.

3. Разработке специальных систем для сбора разведданных и внедрении новаторских решений — подразделение секретных технологий 432 (сегодня подразделение 81) — одно из самых засекреченных подразделений в ЦАХАЛе, упоминание о котором было разрешено лишь около года назад, после того, как оно во время кризиса, вызванного эпидемией короны, на фоне опасений по поводу нехватки аппаратов ИВЛ в стране, сумело создать собственную модель подобного аппарата.

4. Полевой разведке, включающей тщательное отслеживание дислокации сил противника и различных условий местности, а также подготовке «полевых материалов» о транспортных маршрутах, степени их проходимости, сопутствующих препятствиях и прочих затруднений, контролирующих их районах, и т. д.

5. Сбору информации о террористических организациях с целью пресечения их деятельности.

Спецоперации по сбору информации и проект «Сенатор» для защиты реактора в Димоне

Согласно воспоминаниям бригадного генерала Амоса Гильбоа (руководившего отделом разведанализа в АМАНе в начале 1980-х годов), в те годы, когда АМАНом руководил генерал-майор Ярив, была проведена следующая секретная операция: вертолет с группой бойцов «Сайерет Маткаль» проник в глубь египетской территории и заложил там инфраструктуру, позволявшую получать качественную предупреждающую информацию, и большое количество другой развединформации. По словам Гильбоа, впоследствии АМАН организовывал и другие подобные операции, которые готовились в течение многих месяцев, а иногда и лет.

Эти опасные задачи выполнялись в глубоком тылу противника. Не раз они проходили совсем не гладко. Так, за два года до Синайской кампании (1956 года) группа бойцов «Бригады парашютистов» (35-й воздушно-десантной бригады «Цанханим») и «Сайерет Голани» — разведроты 1-й пехотной бригады «Голани», проникшая в Сирию для возвращения находившегося там аппарата для прослушки (операция «Сверчок»), попала в плен. Фактически, успешное завершение подобных операций становилось настоящим чудом.

И всё же благодаря чудесной помощи Всевышнего и, конечно же, отваге, самоотверженности и преданности наших разведчиков народу Израиля, в конце концов удалось обеспечить поступление качественной развединформации прямо из недр вражеских стран. Эти данные позволили лидерам страны узнать многое и о том, что происходило в арабских странах и о решениях, принимаемых правящими там режимами. Всё это в итоге очень помогло в подготовке к Шестидневной войне.

Особое внимание военная разведка вместе с разведкой ВВС уделяла получению информации об аэродромах противника, пилотах, их обучении, подготовке и т.д. Именно эта информация и позволила в итоге спланировать знаменитую операцию «Фокус», ставшую своего рода прелюдией к Шестидневной войне, в ходе которой ВВС вражеских стран — Египта и Сирии были практически полностью уничтожены.

Здесь следует отметить, огромные опасения, царившие в разведке по поводу успеха операции. Связаны они были с высокой вероятностью обнаружения наших боевых самолётов по пути к целям в Египте, как качественной РЛС, установленной иорданцами на горе Аджлун на восточном берегу Иордана, так и множеством наблюдательных постов, которых было достаточно и на Синайском полуострове и глубже. Тем не менее, всем нашим самолётам удалось достичь своих целей, не будучи обнаруженными и, застав врага врасплох, успешно поразить цели. На мой взгляд, в этом удивительном факте трудно не увидеть настоящего чуда!

Димона
Димона

Генерал-майор Ярив также отвечал за секретный проект «Сенатор», который был инициирован в ответ на возможный авиаудар Египта по ядерному реактору в Димоне. Эта крайне серьезная угроза привела к разработке сверхсекретного проекта, важнейшей частью которого стало создание первой в Израиле системы раннего оповещения, включавшей в себя целый ряд различных технологических средств, которые были способны обеспечить предупреждение о воздушной угрозе со стороны Египта.

К слову, за несколько дней до начала Шестидневной войны вражеские самолёты МиГ-21 вторглись в воздушное пространство Израиля и безнаказанно прошли на большой высоте над южным районом страны. Перехватить их ЦАХАЛ не смог.

Возникли серьёзные опасения того, что Египет планирует бомбардировку реактора в Димоне, и по мнению некоторых исследователей именно это стало одной из непосредственных причин того, что Израиль решился на нанесение превентивного удара, с которого началась Шестидневная война.

Накопленная Военной разведкой обширная информация также позволила подразделениям ЦАХАЛа подготовить к началу войны соответствующие планы для проведения наземных сражений.

Милостью и явленными нам чудесами Всевышнего враги Израиля разворачивали свои силы в точном соответствии с тем, как и предполагали в израильской разведке. В результате благодаря невероятным чудесам и блестящей готовности израильской армии, враги отступили, а затем и побежали, так, что весь Синайский полуостров словно зрелый плод упал в руки ЦАХАЛу.

Одним из величайших чудес этой войны, по моему скромному мнению, стало то, что приказ об отступлении всей армии египетское командование отдало уже в ночь между вторым и третьим днем войны, в то время как большая часть их войск вообще еще не вступила в битву и была хорошо защищена многочисленными укреплениями.

Это, на мой взгляд, огромное чудо, что всё великое египетское воинство бежало вообще без боя, как сказано: «Пал на них страх и ужас» (Шмот 15:16), «потому что охватил их страх пред иудеями» (Мегилат Эстер 8:17).

После Шестидневной войны глава АМАНа генерал-майор Ярив стал одним из самых уважаемых людей в мире разведки, как благодаря чудесному совершенно невероятному успеху Израиля в той войне, так и тому факту, что Израиль в качестве военных трофеев заполучил огромное количество самых современных на тот момент видов советских вооружений, изучить которое хотели во всех западных разведках.

Из чтения писем Ребе к генерал-майору Яриву, опубликованных в «Игрот Кодеш» становится ясно, что связь между ним и Ребе возникла именно в этот период, после Шестидневной войны и с началом Войны на истощение.

Эта новая война была инициирована арабами, осознавшим, что они не могут противостоять Израилю в полномасштабной войне. Поэтому они решили истощать силы Израиля бесконечными ограниченными операциями — обстрелами, бомбардировками, акциями спецназа, которые, упаси Б-же, вели к жертвам, сковывая силы ЦАХАЛа, вынуждая отправлять резервистов на линию фронта, и таким образом, нанося вред экономике Израиля, не способного выдерживать подобное давление на протяжении долгого времени.

Израиль, со своей стороны, активизировал силы ЦАХАЛа, нанося противнику болезненные удары, поражавшие в том числе и цели в египетском тылу. В итоге Египет не выдержал и обратился за помощью к Советскому Союзу.

Наконец, после долгих отказов, которые были связаны с опасениями по поводу ответного вмешательства США, Советский Союз согласился направить в Египет истребители и ЗРК, позволявшие нейтрализовать израильское превосходство в воздухе.

Заинтересованность России в военном вмешательстве в израильско-египетское противосотяние

Следует отметить, что это было совершенно исключительное вмешательство, как я уже писал с статье Превентивный удар, который ЦАХАЛ собирался нанести в канун войны Судного дня (часть II). Впервые за многие десятилетия Советский Союз задействовал тогда непосредственно свои военные силы за пределами границ стран «Варшавского договора». Масштабы военного контингента также был исключительными. Речь шла о десятках тысяч солдат, десятках зенитных батарей последней модели SA-3 (советских ЗРК малого радиуса действия С-125 «Нева») и относительно большом количестве истребителей последней модели МиГ-21 (J), укомплектованных только опытными летчиками-истребителями, накопившими тысячи летных часов.

Более того, властям СССР было совершенно ясно, что вмешательство такого рода способно серьёзно ухудшить отношения с США. Это, в свою очередь противоречило созданию атмосферы «разрядки», то есть снижения напряженности между тогдашними сверхдержавами, которая начала складываться как раз в те годы на встречах между лидерами США и СССР.

Из всего выше сказанного становится ясно, что это военное вмешательство на стороне Египта было для СССР исключительным.

Исследователи приводят различные объяснения этому решению советских властей:

1. Часть борьбы между «Востоком» и «Западом». Ведь Израиль воспринимался в СССР именно как остриё копья Запада на Ближнем Востоке.

2. Выражение советского стремления к экспансии. Стремясь навязать свою гегемонию как можно шире, Советский Союз продвигал идею всемирного идеологического преобразования, которое привело бы к падению «капитализма» и победе «коммунизма». С этой целью Советский Союз стремился закрепиться в Египте и в целом на Ближнем Востоке.

3. Оказание военной поддержки важнейшему региональному союзнику, оказавшемуся действительно в крайне плачевном положении и буквально рухнувшему под болезненными ударами Израиля.

4. Обеспечение возможностей для масштабной военно-морской и воздушной активности на всем Ближнем Востоке (и в Средиземноморье, в частности) в контексте противостояния мощным американским силам, дислоцированым в регионе — Шестому флоту, а также достаточно серьёзным военно-морским силам государств-членов НАТО, которые, безусловно обладали в Средиземноморье превосходством, контролируя регион.

В те годы США дислоцировали авианосцы в Средиземном море и его окрестностях, а также подводные лодки с баллистическими ракетами «Полярная звезда» (двухступенчатыми твердотопливными баллистическими ракетами UGM-27 «Поларис»), с ядерными боеголовками и радиусом действия в 4500 км. Эти ракеты могли легко поразить Советский Союз из вод Средиземного моря. Поэтому советские власти стремились разместить в этом районе свои военные корабли, подводные лодки и истребители, как ответ на эту серьёзную американскую угрозу.

Не случайно, менее чем через год после Шестидневной войны, уже в марте 1968 года, между Египтом и Советским Союзом было подписано пятилетнее соглашение о входе советских кораблей в египетскую акваторию. Это привело к огромному увеличению активности советских ВМС в регионе, и созданию советских позиций по всей средиземноморской границе Египта от Александрии, через Порт-Саид и Мерса-Матрух, до гавани в Эс-Саллуме. Советские самолеты-шпионы и бомбардировщики, дислоцированные на аэродроме в Западном Каире и на других египетских аэродромах, внимательно отслеживали американскую и израильскую активность в регионе.

5. Речь шла и о восстановление советского престижа, которому в ходе Шестидневной войне и на ранних этапах Войны на истощение был нанесён безжалостный и болезненный удар, вследствие поражения арабских армий, вооруженных советским оружием, обученных советскими инструкторами и воевавшими согласно советской военной доктрине.

Заинтересованность СССР в открытии канала — мнение Ребе

Суэцкий канал
Суэцкий канал

Вместе с тем, интересно отметить, что в обращениях Ребе к главе израильской военной разведки АМАН генерал-майору Аарону Яриву (в письмах и в ходе личных встреч) Ребе подчеркивал ещё один советский интерес — открытие Суэцкого канала, что, например упоминается вот в этом отрывке («Игрот Кодеш», письмо 9775):

…Судя по всему, усилия со стороны тех, кто лишь недавно начал вмешиваться в это дело [имеется в виду СССР] предпринимаются не ради дальнейших завоеваний, но ради возможности использовать канал в своих интересах. А значит, если противная сторона придет к выводу, что использование канала невозможно, поскольку тот был разрушен и уничтожен, и даже после больших усилий будет пригоден разве что лишь для самых небольших кораблей и так далее, есть немалые шансы, что эти соображения повлияют на них соответствующим образом, в том числе, уменьшая их вовлечённость в ситуацию. И в продолжение моего разговора с вами по схожей теме, действия в указанном направлении не требует таких усилий, как массивные атаки и т. д. Это может быть сделано так, чтобы не провоцировать тех, кого не стоит провоцировать, а уж тем более, это может быть сделано кем-нибудь «другим».

Иными словами, по мнению Ребе, советское вмешательство определялось прежде всего желанием использовать Суэцкий канал (который оказался заблокирован после Шестидневной войны) в своих интересах. С этой целью они и задействовали свои военные силы. Продвигая к каналу ракетные батареи, они стремились оттеснить от него нашу военную авиацию, вплоть до полного подавления израильских позиций и в итоге возобновить открытие Суэцкого канала под своим покровительством — таким образом, чтобы это отвечало их интересам. Кроме того, они, разумеется, хотели использовать его в качестве морского пути для доставки товаров и всех вытекающих из этого выгод.

В другом письме генерал-майору Яриву Ребе подробно излагает свое мнение по поводу того, что необходимо принять меры для разрушения или блокировки канала, и что это можно сделать без особых трудностей, учитывая значительную протяжённость канала [см. «Игрот Кодеш», письмо 4945].

Удивительно, на мой взгляд то, что этот советский интерес, о котором пишет Ребе, не упоминается практически ни в каких иных документах, где перечисляются цели СССР в этой войне. Я обнаружил его лишь в одном месте — на одном из заседаний в Генштабе, об этом говорит генерал-майор Аарон Ярив — тот самый, которому Ребе и написал вышеупомянутые письма: «Для русских это не просто шаг, чтобы помочь Египту, это — глобальный процесс. Они хотят, чтобы в конце он увенчался их колоссальным успехом — открытием Суэцкого канала — это глобальный стратегический интерес Советского Союза».

Удивительно то, что это заседание в Генштабе состоялось в начале июля 1970 года, то есть спустя всего несколько недель после получения начальником военной разведки Израиля первого письма Ребе…

Иными словами, начальник военной разведки Израиля генерал-майор Аарон Ярив получил письмо Ребе по поводу интереса России в Войне на истощение, заключающегося в открытии канала, и несколько недель спустя на заседании Генштаба сказал именно об этом!

Из контекста письма Ребе можно сделать вывод о том, что упомянутые рассуждения в отношении этого советского интереса были новы для генерал-майора Аарона Ярива. Именно поэтому Ребе расширил их и объяснил с нескольких сторон. Таким образом, логично предположить, что начальник военной разведки Израиля принял замечания Ребе, как новое для него соображение по поводу советского интереса и, как уже было сказано, использовал их для обоснования своей позиции на заседании Генштаба, являющегося важнейшим форумом принятия решений в ЦАХАЛе!

Эта статья основана на открытых источниках. Частичная библиография: «Призрак над Каиром. ВВС Израиля в Войне на истощение 1967-1970 гг.», Дани Шалом «Господин Разведка», бригадный генерал Амос Гильбоа (в прошлом глава исследовательского отдела Военной разведки) «Заключительное исследовании Войны Судного дня», ЦАХАЛ, Отдел истории.

Опубликовано: 15.11.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter