Служить Всевышнему с радостью

28.09.2006 3427 (1)

Рамбам учит: «Будь всегда в хорошем расположении духа, сохраняй приятное выражение лица». Тора требует от нас радоваться тому, что мы имеем. Всевышний наказывал еврейский народ, когда тот не служил Ему в радости. Однако такое отношение к жизни не появляется само по себе. Это — черта, которую следует развивать. Если человека с детства учат радостному восприятию жизни, потом ему легче совершенствовать в себе это качество.

Здесь, как и во многом другом, огромное воздействие оказывает пример. У родителей, которые часто пребывают в подавленном состоянии, угрюмы и недовольны, дети нередко перенимают мрачное настроение и мрачные взгляды на жизнь. Они бессознательно имитируют жесты, мимику и тон родителей. И нет ничего удивительного в том, что дети хмурятся и огорчаются, даже когда у них нет для этого оснований. В человеческом организме нервная и мускульная системы взаимосвязаны: улыбка заставляет человека чувствовать себя веселее, а хмурое лицо вызывает грустные мысли. Поэтому, если ребенок неулыбчив и мрачен, то и чувствовать себя, скорее всего, он будет подавленно (хотя и не понимая, почему). Жизнерадостные, веселые люди передают детям и свой облик, и свое мировосприятие.

Это означает, что родители должны постоянно работать над своими недостатками. Иначе все требования к характеру детей будут необоснованными: несправедливо ожидать от детей, чтобы они превосходили родителей в человеческих качествах. (Хотя, безусловно, дети могут нравственно перерасти своих родителей.) Родители, которые часто повышают голос, не могут ожидать от детей сдержанности. Более того, родительский пример действует гораздо сильнее, чем всевозможные воспитательные средства. Даже если поощрять ребенка призами и подарками или строго наказывать его, реальное воздействие родительского поведения оказывается гораздо сильнее. Таким образом, хотя средства и методы эффективного воспитания применять необходимо, но привить ту или иную черту можно только при условии, что воспитательные меры сопровождаются соответствующим примером.

Как прививать ребенку радостное отношение к жизни? Очевидно, что вопрос не актуален для тех редких счастливых случаев, когда дети рождаются с веселым, жизнерадостным характером. Но даже и они время от времени склонны к меланхолии, навеваемой мрачными мыслями. Например, дети часто ощущают себя несчастными, испытывая чувство ревности («Почему с младшим братом возятся больше?»), мести («Он у меня еще получит!»), преувеличенного беспокойства («А что, если я получу плохую оценку?»), гнева («Ты жадина!!!») и неуверенности в себе («Наверно, я совсем не нравлюсь подруге»). Дети привыкают к своим эмоциональным реакциям, упорно повторяя их, даже если пропадает причина и цель такого поведения.

Так, шестилетний ребенок продолжает устраивать скандалы так же, как делал это в два года. Тогда ему не хватало слов, чтобы передать разочарование и досаду, и скандалы помогали ему выражать свои чувства. Время прошло, словарный запас увеличился, умственные способности развились, но привычка прибегать к старой, проверенной тактике сохранилась. Другая причина, по которой ребенок сохраняет привычные негативные реакции, — «поддержка», которую он получает от родителей. Слезы и крики вызывают усиленное внимание и участие взрослых — будь то сочувствие или гнев. И, как мы уже не раз отмечали, мощное, активное родительское внимание поощряет поведение ребенка.

Причины, которые обычно вызывают недовольство у детей, одновременно указывают и на пути излечения от «недугов». Необходимо обучать детей мыслить здоровыми, основанными на Торе понятиями, и всячески стимулировать желание жить в радости и довольстве. Это не значит, что, усвоив несколько простых навыков поведения, дети впадут в состояние вечного блаженства. Без всяких сомнений, они не перестанут страдать от обычных детских огорчений и разочарований — от неудач, оскорблений, ревности к братьям и сестрам, чувства одиночества, от «бойкота» сверстников и других форм социальной «отверженности». Детство не так безоблачно и беззаботно, как принято считать. Нередко ребенок проходит через полосу неприятностей, и тогда он учится справляться с ними. Задача родителей — помочь ребенку преодолевать невзгоды, выбирая путь, указанный Торой; учить его противостоять неизбежным трудностям на этом пути и превращать эти трудности в личные победы, ведущие к духовному росту и нравственным достижениям.

Например, двенадцатилетняя девочка удручена отношениями со сверстницами. Дети все время приглашают друг друга в гости, а ее — никто. Они готовят вместе какие-то программы и мероприятия, а она всегда — «вне игры». Естественная реакция человека на эту нередкую ситуацию — огорчение и, может быть, даже гнев. В ответ девочка тут же отворачивается от подруг: «Кому они нужны? Куча снобов!» Но к этому присоединится чувство неуверенности в себе: «Я, должно быть, не такая, как все: со мной неинтересно». Эти неприятные мысли часто сопровождаются агрессивностью по отношению к родителям: «Не надо читать мне нотации! Ты не понимаешь, что я чувствую!» Родители обеспокоены: «Наша дочь несчастна, у нее нет друзей. Может быть, перевести ее из этой школы в другую? Возможно, там девочки — не такие задаваки». Но бегство — не лучший метод борьбы с трудностями. Ребенок нуждается в «тренировке», чтобы научиться подавлять в себе депрессию и заменять ее, в конечном итоге, спокойным расположением духа.

Как помочь в этом ребенку? Внушить ему, что проблемы и трудности — это неотъемлемая, естественная часть нашей жизни, это испытания, которые посылает нам Всевышний. И мы должны их преодолевать. Однако нельзя сказать ребенку прямо: «Твоя проблема послана Б-гом, Он хочет проверить, как ты с ней справишься». Когда ребенок чувствует себя несчастным, он так агрессивен, что воспримет эту информацию как прямую угрозу. Вряд ли дочь, услышав такую фразу, скажет матери с благодарностью: «Спасибо, мама. Теперь я буду смотреть на все другими глазами». Скорее, она решит, что мать просто равнодушна к ее горю и ее слова — пустые отговорки. Правда, и прямолинейные замечания бывают порой уместны и эффективны. Мы удивляемся, когда слышим, как дети, обращаясь к кому-либо, употребляют слова и выражения из нашего лексикона. Это доказывает, что слова были восприняты вполне точно, хотя в «горячую» минуту казалось, что их полностью отвергают. Однако, чтобы усилить воспитательный момент и нейтрализовать враждебность ребенка, «говорить напрямую» лучше в те моменты, когда он спокоен, расслаблен и способен прислушиваться к чужим словам.

Можно рассказывать детям истории, в которых другие люди или известные еврейские мудрецы оказываются в аналогичных обстоятельствах. Детям постарше целесо образно подобрать литературу на подходящую тему или рассказать случай из своей жизни («Знаешь, когда я была приблизительно в твоем возрасте, со мной случилось то же самое. Сначала я плакала каждую ночь, а потом поняла, что ничто не происходит случайно и что, должно быть, эта проблема была испытанием, посланным Всевышним»). Можно вспомнить ситуацию, не относящуюся непосредственно к проблеме ребенка, но имеющую сходное решение («Сегодня, когда я ехала за покупками, машина вдруг стала посреди дороги — ни назад, ни вперед! Время шло, я опаздывала на встречу и чуть не плакала от досады. Я начала злиться: почему мы не можем купить какую-нибудь новую, надежную машину и должны ездить на этой старой развалине. Но потом мне пришло в голову: ведь то, что происходит сейчас со мной, как и все, что происходит с человеком, не случайно. Я подумала так, успокоилась и решила»). Не следует подчеркивать, что эти истории перекликаются с проблемой ребенка. Он сам свяжет рассказ со своими неприятностями и, может быть, воспользуется рассуждениями, с помощью которых мать справилась со своими трудностями.

Мы уже говорили об умении родителей выслушать ребенка, когда он хочет поделиться своими невзгодами. Правильно используя технику ведения разговора (прежде всего, внимательно выслушивая его), мать концентрирует его внимание на решении проблемы: «Итак, что же ты думаешь предпринять?» Ребенок будет утверждать, что решений не существует. Так, в нашем примере девочка скажет, что ничего изменить нельзя. Тем не менее мать должна настаивать на том, чтобы ребенок искал выход из положения. Если девочки не хотят с ней дружить, это не лишает ее права на спокойную, радостную жизнь. Можно задать ей вопрос: «Что поможет тебе, обрадует тебя — даже если в отношениях с девочками ничего не изменится?» Необходимо искоренить сам подход: «Если я не получаю то, что хочу, я не могу быть счастливой». Родители целенаправленно подводят ребенка к мысли, что счастье — это состояние, которое развивает человек внутри себя, а не получает извне. Для безрадостного существования никаких оправданий не существует.

Знакомя детей с идеалами и философией радостного восприятия жизни, как его трактует Тора, следует повседневно обращать их внимание на положительные стороны жизни и приятные переживания. С другой стороны, необходимо высказывать свое недовольство угрюмостью и подавленным настроением ребенка, а иногда даже наказывать за это. Несомненно, иногда эти чувства оправданы: человек пережил потерю, испытывает физические страдания, попадает в серьезные конфликты с людьми. Но ребенок не должен пребывать в мрачном состоянии неоправданно долго. Следует внушить ему, что родители не будут это терпеть. Например, когда у ребенка в наказание отнимают игрушку, он наверняка чувствует себя очень несчастным и плачет минут пять-десять, выражая таким образом протест. Но полчаса такого плача — это уже слишком! Тогда родители объявляют, что если плач будет продолжаться, ребенка накажут.

Родители должны обучать детей нормам эмоционального поведения. Шулхан Арух, свод еврейских законов, тоже не одобряет излишнее проявление горя: еврей скорбит о смерти любимых родителей в течение года — но не дольше. Более долгий траур считается чрезмерным11. Предполагается, что за год человек в состоянии оправиться от горя и вновь направить свою жизнь к достижению счастья. Так и детей следует учить, что существует предел для всех огорчений и неприятностей.

Одновременно ребенок узнает, что в разных ситуациях уместна различная эмоциональная интенсивность. Некоторые дети страдают от мелких неприятностей, как от непоправимого горя. Если для двухлетнего ребенка это вполне нормально, то для пятилетнего — нежелательно. Ребенку постарше можно прямо сказать, что, если он, скажем, уронил мороженое, это, конечно, не причина для веселья, но и не трагедия. Но прежде, конечно, надо показать ребенку, что вы разделяете его чувства, а потом уже направить их в правильное русло: «Да, конечно, неприятно, что мороженое упало. Жалко. Но с мороженым это случается. Возможно, оно и в следующий раз упадет ведь оно так быстро тает. Но ты уже не будешь так огорчаться, правда? А пока давай постараемся об этом забыть и перестанем плакать». Если ребенок не унимается, взрослый становится строже и предупреждает, что непослушание повлечет за собой наказание: «Считаю до десяти. Если ты не перестанешь плакать, то на следующей неделе не получишь мороженое вовсе. Мне не очень хочется, чтобы вся эта история повторилась еще раз». Затем ребенок уже может плакать, сколько ему угодно, но на будущей неделе угроза должна быть осуществлена. А еще через неделю ему представится возможность доказать, что он в состоянии реагировать на такое обычное явление, как взрослый человек.

Радостное мировосприятие приходит к человеку, когда он владеет такими чертами характера, как терпение, удовлетворенность тем, что имеешь, скромность и битахон (уверенность в том, что все, что Всевышний ни делает, — для нашего блага). Родители, которые развивают в ребенке эти качества, помогают ему стать по-настоящему счастливым человеком. Когда человек испытывает удовлетворение от своих добрых поступков, он познает суть человеческого счастья. Когда родители направляют энергию ребенка на благотворительность, помощь людям и другие полезные дела, они ведут его по пути к настоящему счастью. А родители, которые представляют всевозможные развлечения и удовольствия как источник радости, невольно уводят своих детей от истинного счастья. Чем активнее человек ищет удовольствий в материальном мире — в игрушках, одежде, еде, роскоши и увлекательном времяпрепровождении, тем менее он удовлетворен. Это о нем можно сказать: «У кого есть сто — хочет двести». Потребностям в материальных благах нет границ, а «счастье» длится не— дольше минуты полученного удовольствия. Сколько можно наслаждаться тортом после того, как он съеден? В то же время удовольствие от своих добрых поступков человек может испытывать постоянно. Даже маленькие дети способны ощутить сладость этих чувств. И мы, взрослые, поможем им: «Ты видел, как бабушка обрадовалась, когда ты пришел? Твой приход — большая радость для нее. Обрадовать человека — это большая мицва. Тебе, должно быть, сейчас очень приятно!»; «Вот и наполнилась банка для цдаки. Давай отдадим деньги обществу „Бикур холим“ (посещение и помощь больным). Они пойдут на помощь какому-нибудь больному человеку. На каждой монете написано твое имя. Каждая монета идет тебе в счет на Небесах. Это очень приятное чувство, правда?» Представление ребенка о том, что такое счастье в этом мире, формируют родители. Недостаточно, чтобы дети лишь наблюдали, как взрослые выполняют мицвот.

Пример 1 Неправильно:

Мать: Ого! Холодильник пуст! Есть только вчерашнее мороженое. Значит, сегодня на ужин будет мороженое.

Дети: Ура! Мороженое на ужин!

Ребенок: Терпеть не могу мороженое. Не буду его есть. Я хочу что-нибудь другое.

Мать: Другого ничего нет. Но ты ведь любишь мороженое.

Ребенок: Нет, я его ненавижу. Не буду его есть.

Мать: Тогда ты ничего не получишь. Все получат, а ты нет. И не надейся, что потом сможешь передумать. Будет поздно! Я отдам твою порцию другим.

Ребенок: Это нечестно! Я хочу что-нибудь другое. Купи что-нибудь!

Мать: Магазины уже закрыты. У нас на ужин — мороженое.

Правильно:

Мать: Ого! Холодильник пуст! Есть только вчерашнее мороженое. Значит, сегодня на ужин будет мороженое.

Дети: Ура! Мороженое на ужин!

Ребенок: А я ненавижу мороженое. Я хочу что-нибудь другое.

Мать: Янки, достань тарелки, Ципора, принеси ложки. Хава, вытащи салфетки из ящика, Цви — принеси кувшин с водой и чашки.

Ребенок: Я не хочу мороженого! Не буду его есть!

Мать: Молодцы, дети. Теперь все садитесь, и я буду раскладывать. Может быть, у нас осталась шоколадная подлива? Ципи, посмотри, пожалуйста, в нижнем ящике холодильника.

Ребенок: Это нечестно. Вы все едите, а мне есть нечего! Идя в магазин! Купи мне что-нибудь!

Мать: Давид, ты не обязан есть мороженое, но кричать во время ужина я не разрешаю. Или садись есть вместе со всеми, или выйди из комнаты. Хава, передай, пожалуйста, Янки салфетку.

Комментарий

Некоторые дети постоянно чем-нибудь недовольны. Ребенок в диалоге так раздражен и сердит, что готов испортить себе вечер, но не уступить. В действительности он любит мороженое не меньше других, но настолько привык встречать все «в штыки», что автоматически отвергает любое предложение, даже то, которое на самом деле ему нравится. Очевидно, что чрезмерное внимание, которое ребенок получает в ответ на свои капризы, сохраняет и укрепляет его негативизм. В «неправильном» диалоге мать спокойно ведет разговор со всеми детьми, но вот вступает наш брюзга и начинает «представление». В этот момент она занимается им одним, пытаясь смягчить ситуацию. Но мальчик-зануда продолжает упорствовать и принуждает мать вступить с ним в перепалку. К сожалению, это только ставит ребенка в центр внимания и поддерживает в нем желание продолжать в том же духе.

В «правильном» диалоге внимание матери сосредоточено на тех детях, которые ведут себя подобающим образом. Они рады мороженому, не жалуются, не сопротивляются, охотно помогают накрыть на стол. Мать отмечает хорошее поведение детей и хвалит их, не замечая при этом выходок сына, который пытается противопоставить себя остальным. Если родители постоянно игнорируют детский негативизм, он постепенно слабеет или исчезает вообще — в зависимости от того, насколько серьезен случай. Недовольство, сварливость не находят материнской поддержки, а радостное, благодушное состояние всячески ею поощряется. Надо сказать, что игнорирование уменьшает негативизм не у всех «сварливых» детей. При этом сами родители должны сохранять спокойный и сдержанный тон. Как только родители выходят из себя в споре со своими «занудами», они провоцируют их на дальнейшие споры и скандалы. Это неблагоприятно влияет на личность ребенка, снижает его самооценку, помогая утвердиться, даже усилиться в нем пессимистическому отношению к жизни. Когда же хмурый ребенок постоянно видит родителей в ровном, жизнерадостном настроении он, по меньшей мере, получает представление о том, как живут люди с этими свойствами души. Придет время, когда он захочет избавиться от своих недостатков, и воспоминания детства, полные положительных наблюдений и контактов, станут ему поддержкой в нелегком начинании. А если трудный ребенок постоянно вызывает в родителях гнев, раздражение и досаду, он рискует потерять и родительскую любовь, и положительный пример для подражания. Эта потеря значительно осложнит его путь к раскаянию — тшуве — и еще сильнее отдалит его от правильного пути.

Пример 2 Неправильно:

Дочь: Ненавижу школу. Никогда туда больше не пойду. Мать: Что случилось?

Дочь: Миссис Вайсман пересадила меня на другое место. Я больше в школу не пойду.

Мать: Не говори глупостей! Раз она тебя пересадила, значит, у нее была на то причина. Тебе просто надо привыкнуть к новому месту, вот и все. Наверняка вокруг сидит много хороших девочек.

Ребенок: Ни одной. В школу я больше не пойду.

Мать: Послушай, ты должна научиться принимать то, что происходит в твоей жизни. Не всегда все идет так, как хочется. Человек должен быть доволен тем, что у него есть, и видеть в каждой ситуации положительные стороны. Я знаю, ты можешь вести себя, как взрослый человек. Прекрати плакать и улыбнись.

Правильно:

Ребенок: Ненавижу школу! Не пойду туда больше!

Мать: Что случилось?

Ребенок: Миссис Вайсман пересадила меня. Не пойду больше в школу.

Мать: А почему она тебя пересадила?

Ребенок: Потому что я разговаривала с Шевой. Но это нечестно — все в классе разговаривают! Почему она выбрала именно меня?

Мать: Почему же она выбрала именно тебя?

Ребенок: Не знаю. В любом случае, в школу я не пойду.

Мать: А чем тебе не нравится новое место?

Ребенок: Во-первых, оно далеко от Шевы. Во-вторых, рядом нет никого из подруг.

Мать: Понимаю.

Ребенок: Поэтому я и не хочу туда идти.

Мать: Но, может быть, и Шеву когда-нибудь пересадят поближе к тебе.

Ребенок: Нет, миссис Вайсман никогда ее не посадит рядом. Ну и пусть, одна девочка на новом месте всегда со мной разговаривает. Вот я и буду с ней говорить.

Мать: Да, но постарайся, чтобы снова не было неприятностей. Не разговаривай, когда нужно работать на уроке.

Ребенок: Посмотрим!

Комментарий

И невозможно, и нет необходимости в том, чтобы ребенок постоянно улыбался и сиял от радости. Многое из того, что происходит в повседневной жизни ребенка, и огорчает, и разочаровывает его. Если он возвращается из школы в плохом настроении, это еще не говорит о его предрасположенности к депрессиям. Это лишь признак того, что у него неприятности и он хочет поделиться ими с родителями. В этот момент должны быть открыты все пути для общения с ребенком. Но, с другой стороны, его следует научить, что в дом надо входить с улыбкой — даже если его что-то огорчает. Сначала ребенок должен приветливо поздороваться: «Шалом, мама, я пришел!» — и лишь затем произнести: «Какой у меня был ужасный день!». Нельзя позволять детям входить, раздраженно хлопая дверью, и сразу начинать жаловаться. Они должны осознавать, что сами руководят своими чувствами, а не чувства ими. Ведь в состоянии же ребенок сделать утром «нетилат-ядаим» (ритуальное омовение рук) и произнести утренние благословения до еды, даже если он очень голоден. Точно так же он может сдержанно поздороваться и прилично себя вести — до того, как начнет делиться заботами, пусть даже и очень серьезными.

Время от времени у ребенка возникают проблемы — это нормально. Но нельзя допускать, чтобы это происходило ежедневно. Может быть, ребенку просто нравится, когда родители уделяют ему внимание, выслушивая его рассказы. Возможно, он будет специально выискивать проблемы, чтобы потом обсуждать их с родителями. Поэтому важно интересоваться, как ребенок преодолевает возникшие трудности. Тогда он обнаружит, что родители больше интересуются хорошими новостями, чем плохими, и будет охотнее рассказывать о хорошем.

В «неправильном» диалоге мать слишком торопится с советами и готовыми решениями. Ребенок огорчен, а тут еще нравоучения о радостном восприятии жизни. Без сомнения, эта лекция не принесет пользы. Мы учим из Пиркей Авот. «Не успокаивай ближнего, когда он в гневе».

В «правильном» диалоге мать дает ребенку выговориться, и в процессе беседы девочка постепенно успокаивается. Безусловно, она согласится пойти в школу, хотя и сделает это без особого удовольствия. Нет причины беспокоиться из-за ее негативизма: в данном случае это явление временное и наверняка пройдет. Если человек владеет средствами, помогающими рассеять гнев, страх, огорчение, он способен заставить себя вернуться к радостному состоянию. И, с другой стороны, если он упорно держится за свои мрачные мысли, ему будет труднее освободиться от них. Изливая досаду в разговоре, ребенок узнает, что поговорить о проблеме — это один из способов решить ее.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Семья » Родители и дети (другие статьи):