СБП. Дни Мошиаха! Сегодня 15 Кислева 5783 года, шестой день недели, гл. Ваишлах | ГОД СОБРАНИЯ | 2022-12-09 01:48

Избранный народ делает свой выбор

Социальные сети определенно всё изменили. Сегодня каждый — журналист, каждый — репортёр, каждый — комментатор… Но это значит и то, что теперь меньше времени уделяется глубине, анализу.

2113 (0)
Перевод для сайта: Александр Хейн Фото: Ами Шуман
Избранный народ делает свой выбор
Избранный народ делает свой выбор

За плечами Боаза Бисмута десятилетия работы в журналистике, принесшей ему немалую известность. Блестящий комментатор на 12-м телеканале, он рассуждает о том, как изменились сегодня СМИ. Рассказывая о жизни своей семьи, называет это самым важным, что есть в его жизни. Что он думает о сближении с традицией, о деятельности ХАБАДа в Израиле и за рубежом, о том какова роль живущего в Сионе народа по отношению к окружающему миру. Интервью с интервьюером… Он по праву считается одним известнейших израильских журналистов, публиковался в самых разных СМИ на протяжении десятилетий, посетил бессчётное число стран, включая враждебные, был послом. Сегодня, комментатор на 12-м телеканале, он для многих стал их голосом, раз за разом отстаивающим правые позиции против царящих там левых мнений.

— Прежде всего, я — отец Давида, Наоми, Михаль и Май. Это моё главное призвание — быть отцом своих детей, — говорит в начале интервью Боаз Бисмут, бывший главред «Исраэль а-йом», а теперь ведущий на пару с Моше Шлёнским пятничную программу «Народные мысли» на Армейском радио и старший научный сотрудник «Иерусалимского институте дипломатии и стратегии».

Профессиональный интервьюер, Бисмут безупречен и в роли интервьюируемого. Его речь ясна и свою позицию о важности еврейской идентичности он излагает без сомнений и колебаний. Уже в начале разговора, когда я упоминаю его впечатляющий послужной список, он отвечает: «Оставь, слава — это не то, что я ищу, слава меня не интересует…»

Что для тебя важно?

— Я хочу, чтобы моя семья гордилась мной… Передать то, во что ты веришь — вот, что важно… мне льстит, что в субботу в синагоге, после урока раввина, меня тоже просят выступить. Что даёт мне сегодня ощущение счастья и успеха? Когда на исходе субботней молитвы, перед благословением коэнов, ко мне прибегают два моих крохи, чтобы, забившись под талит, получить благословение…».

Удивительно слышать такое от человека, всю жизнь, казалось бы, искавшего совсем другого.

— Лет десять-двадцать назад я бы сказал, что успех — это сделать репортаж из Сирии, Ливана или Ирака, сегодня я понимаю, что жизнь — это не стометровка, это — марафон… точно так, как у всего нашего народа… Понимаешь, избранный народ умел быть народом, делающим выбор — не в смысле, бегать каждые полгода на выборах — народом осознавшим возможность предоставленную ему Всевышним, избравшим Б-га, Тору Израиля, веру… Этот сложный процесс занял время, это был марафон.

Этот подход разделяет далеко не весь народ Израиля.

— Чем громче каркают стаи воронов о том, как всё здесь плохо и будет ещё хуже, тем чаще я говорю себе: великий Боже, посмотри, чего я удостоился… Где был мой отец, мой дед и прадед? Народ Израиля был рассеян по свету, Земля Израиля для большинства была не доступна… А в нашем поколении большинство народа Израиля живёт в Земле Израиля, под еврейским правлением. Вот чего мы удостоились. Поэтому, я просто не понимаю евреев, которые ноют. Каждый день мы должны благодарить Всевышнего, и, конечно, желать самого главного — пусть бы случилось это в нашем поколении. Единство трёх вещей — народа Израиля, Земли Израиля и Торы Израиля — вот что ведет к важнейшему событию. Не сомневаюсь, что именно это и есть верное направление».

Боаз Бисмут
Боаз Бисмут

Ты — Боаз, твою жену зовут Рут, детей — Михаль, Давид и Наоми, откуда эта связь с книгой Рут и историей Давида?

— Еще до того, как мы познакомились с моей супругой, еврейство постоянно звало её. В какой-то момент она открыла для себя чудесный процесс присоединения к иудаизму и, пройдя гиюр, стала Рут, а наши дети получили имена, связанные с историей Рут и Боаза. В иудаизме нет случайностей; думаю, я был избран свыше стать тем, кто помог ей пройти этот путь. Традиция — неотъемлемая часть нашей жизни… Это мой личный марафон… Я что-то делал, что-то начинал, была у меня одна карьера, потом другая, но связь с верой — это то, что не изменялось, не меняется и никогда не изменится.

Ты посещаешь хабадскую синагогу в субботу. Так было всегда?

— У меня всегда была связь с ХАБАДом. Я люблю ХАБАД прежде всего потому, что ХАБАД никого не отталкивает, здесь ищут свет в каждом еврее… В иудаизме есть разные подходы. Кто-то требует — все или ничего. Но есть подход ХАБАДа — и это, то, что мне в нём нравится — для выполнения одной заповеди, не обязательно выполнять все 613. Вот, Менди — знаменитый хабадник из аэропорта — он не смотрит на то, как еврей одет, что ел, что пил. Ничего из этого не мешает ему предложить тебе возложить тфилин. Благодаря такому подходу он позволяет тебе выполнить заповедь. Вот за это ХАБАД так мне дорог.

Боаз вспоминает как подложил под голову своему трехдневному сыну, которому предстояло пройти тяжелую и сложную операцию изображение Ребе Короля Мошиаха.

Как твоя вера сочетается в тебе с журналистской работой?

— Многие недоумевают: Боаз — такой образованный человек… и верит. Это просто — между верой и наукой нет противоречия. Я много раз беседовал с посланниками ХАБАДа, с этими по-настоящему героическими людьми — не только в духовном смысле, но подчас в самом прямом. Это люди, который вызывают у меня огромное уважение. В 2011 году меня прозвали «наш посланник в мире СМИ». Для меня это был один из самых лестных комплиментов.

На протяжении тысячелетий мы стремились быть светом для других народов. Увы, сегодня среди нас есть те, кто, напротив, ищут свет в других… Разумеется, у других народов тоже можно найти много хорошего. Два представителя других народов даже удостоились чести дать названия недельным главам Торы. И, конечно, наш народ достаточно силен, чтобы не бояться искать мудрость у народов мира. Но всё же, прежде всего, нам стоит искать мудрость в себе… У нас есть своя мудрость и своя вера, глубоко уходящая корнями в прошлое.

Как это отражается в твоей жизни?

— Я всегда был верующим человеком, соблюдал кашрут, в этом для меня нет ничего нового. Я думаю, что происходящий со мной процесс — это не процесс устрожения в вере. Просто, когда человек достигает определенного возраста, определенной гармонии, у него появляется возможность сосредоточиться на том, что действительно важно. Когда я сижу в субботнее утро в синагоге рядом с сыном и дочерью, слушаю как читают Тору, когда моя жена идет изучать недельную главу, когда мы затем садимся все вместе, и моя мама присоединяется к субботней трапезе — я осознаю, что нет ничего важнее, чем это. Что ещё нужно? Ну, разве лишь то, чего мы все ждём каждый день…

Боаз с сыном
Боаз с сыном

Поговорим немного о СМИ. Почему в то время, как народ все больше сближается с традицией, в СМИ, как будто, всё ровно наоборот?

— Когда я был главным редактором (газеты «Исраэль а-йом»), я пытался, и надеюсь мне удавалось, делать газету более еврейской. Сегодня большинство евреев живет в своей стране. Но ничего подобного не случилось бы без иудаизма. Иудаизм может существовать и в изгнании, а вот наше существование в Земле Израиля без иудаизма не сохранить. Ведь что такое Иерусалим, как не Храм? Наше существование здесь невозможно отделить от иудаизма.

Сегодня, слава Б-гу, у нас не мало еврейских, связанных с традицией радиостанций, газет, журналистов. Мы живём в прекрасное время, глупо вечно жаловаться и твердить, мол СМИ — «левые». Не нужно бояться людей, которые бросают вам вызов. Но мне хотелось бы большего взаимного уважения. Не страшно думать иначе, вежливо не соглашаться друг с другом. Это даже необходимо. Не нужно лишь навязывать. Неужели светский еврей, готовый уважать веру, индусов, верящих в священную корову, не способен с уважением отнестись к вере своих братьев, желающих больше иудаизма. Нужно научиться понимать друг друга… Нам нужно чуть больше любви, терпимости, признательности и согласия. И, тогда, возможном, Небесный Отец станет больше гордиться нами. И может быть, преподнесет наконец нам свой главный сюрприз, которого мы ждём тысячи лет.

Что происходит со СМИ?

— Сегодня главная проблема вот в чём: раньше журналист делал репортажи, затем журналисты стали интерпретаторами, теперь же они видят себя этакими ведущими шоу.

Что ты имеешь в виду?

— Журналист высказывает свое мнение… указывает министру как и что делать, если же тот его не слушает, может твитнуть о министре, мол, тот лжец и мошенник. Я считаю, что нужно быть сдержаннее, учтивее. Мне не раз приходилось жарко дискутировать в студиях, но я никогда не позволял себе перейти черту, полагая, что мы должны уважать друг друга.

Ты считаешь, что новая эпоха с её с социальными сетями и изобилием информации, доступной в Интернете, «исказила» средства массовой информации?

— Социальные сети определенно всё изменили. Сегодня каждый — журналист, каждый — репортёр, каждый — комментатор… Но это значит и то, что теперь меньше времени уделяется глубине, анализу. Сегодня все стало сиюминутным. Эта противоречит моей вере в то, что профессия журналиста нуждается в большей вдумчивости. Мы, ведь — еврейские СМИ, мы — народ книги, нам не мешало бы быть хотя бы чуть глубже.

Социальные сети принесли больше открытости, но, снизили профессионализм. Простой пример — проверка фактов. В сетях нет никакой отфильтровывающей ерунду и ложь проверки. Раньше прежде, чем статья попадала ц печать, над ней работал журналист, затем редактор страницы, потом редактор новостей, главный редактор, корректор и, наконец, тот, кто проверяет факты… В социальных сетях одним кликом вы публикуете всё, что хотите.

Трамп и Бисмут
Трамп и Бисмут

Проблема в том, что в наше время все стало «очень важным», не осталось ничего второстепенного… И потому никто ничего уже не воспринимает всерьёз. Как в истории про мальчика, кричавшего «волк-волк»…

Есть те, кто утверждает, мол, Израиль утратил свой путь. Как ты думаешь, куда идёт Израиль?

— Я не думаю, что Израиль утратил свой путь. Руби Ривлин как-то разделил нас на четыре «племени». Он сказал, что население Земли Израиля делится на арабов, светских, религиозных сионистов и ультраортодоксов. Но где я в этом раскладе? Ривлин совершенно забыл о «племени» традиционалистов клее и цементе всего израильского общества.

Традиционалисты — люди верующие, но не обязательно носители вязанных кип и они не ультраортодоксы и не арабы и не светские. Но они — большинство, которое ясно хочет чтобы Израиль был еврейским. У этого большинства нет проблем с меньшинствами, и оно готово их уважать. Это большинство хочет, чтобы мы преуспевали, хочет успешной экономики, хочет открытого общества, хочет своей субботы, хочет своих праздников и хочет, не стесняясь, любить свою страну.

Это правда, что есть разные шумные меньшинства, желающие других вещей, но наше направление ясно.

На протяжении всего интервью Боаз говорит о твердой вере каждого еврея в раскрытие Рeбe Короля Мошиаха и предвкушении его прихода, ведь, по словам Боаза — все в это верят и все этого ждут, и это действительно должно случиться совсем скоро.

Опубликовано: 25.07.2022Комментарии: 0
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter