16 Ияра 5782 года, третий день недели, гл. Бэар | 2022-05-17 07:37

99. Рабби Исраэль Баал-Шем-Тов

Среди нистарим. План Баал-Шем-Това. Яаков Керпил выходит из трудного положения. Ребенок на старости лет. Муж Двора-Леи.

1519 (0)
99. Рабби Исраэль Баал-Шем-Тов
99. Рабби Исраэль Баал-Шем-Тов

Среди нистарим. План Баал-Шем-Това. Яаков Керпил выходит из трудного положения. Ребенок на старости лет. Муж Двора-Леи.

Яаков Керпил и его жена Ципа-Браха из городка Чарей оказались по голову в долгах вследствие того, что взяли на одних себя все затраты по выручке двенадцатилетнего Давида из опасности быть крещенным и по освобождению его отца Гершон-Ицхака от долга жестокому помещику. Муж и жена никому не жаловались. Они находили удовлетворение в том, что выполнили мицва, и сделали они это бескорыстно, не ожидая премии за это.

Ко всему этому заболел еще Яаков Керпил, и это еще больше ввергло бездетных супругов в долги. Болезнь Яакова Керпила была столь серьезной, что пришлось молиться за него в синагоге и добавить ему новое имя — Хаим, как символическое средство к долголетию. Супруги приняли и это как должное и не жаловались. Не испытывали Владыку мира за Его неисповедимые пути. Даже его учитель р. Эрш-Лейб не знал, что зажиточный Яаков Керпил находится в тяжелом материальном положении

В те времена начали появляться в Чарее странники, отличавшиеся от обычных вновь приезжавших в городок людей. Эти странники находились всегда в той молельне, где р. Эрш-Лейб сидел за изучением Торы, где он и питался и ночевал. Никто себе не представлял, что эти странники, которые на самом деле были нистарами, были в связи с р. Эрш-Лейбом, который был также нистаром, и что у них были свои тайные дела, обсуждавшиеся ими. Эти странники вели себя, как и сам р. Эрш-Лейб: они не прибегали к чьей-либо помощи как в пище, так и в ночлеге. Они всегда общались с простыми людьми, — рассказывали им о проявленной твердости в вере знаменитыми евреями; даже во времена тяжелых испытаний они не отступались от Торы и заветов ее. Время от времени объясняли им эти странники разные стихи из Торы. Никто в Чарее не подозревал, что эти странники, как и сам р. Эрш-Лейб, являются скрытыми цадиками и последователями тех Баал-Шемов, которые руководили нистарами, — сначала р. Адама Баал-Шема из Ропшица, а затем р. Исраеля Баал-Шем-Това из Акупа.

Эти нистарим имели перед собою задачу распространить новый путь хасидизма. У каждого из них было определенное поручение, которое ему следовало исполнить во время своих странствий. Этим нистарам не следовало пользоваться ничьими услугами. Все их нужды в пути покрывались из общей кассы, созданной под наблюдением их руководителей специально для этой цели. Чарей стал тайным пунктом встречи для нистарим, откуда они проводили свою работу, в основном — по внедрению нового учения — хасидизм. В то время, как отдельные избранные, возвышенные души, тянулись к новым путям хасидизм, оставалось еще это учение для широкой еврейской массы почти тайной.

К восемнадцати годам был уже р. Исраэль Баал-Шем-Тов почетным членом кружка нистарим, который находился тогда под руководством р. Адама Баал-Шема. Р. Исраэль, будущий основатель хасидизма, уже тогда работал над тем, чтобы проторить новый путь или внести свое, новое в прежний путь нистаров. Он ставил перед собой много задач, которые, по его мнению, должны были выполнить нистары во время своих странствий по еврейским городам я местечкам.

Р. Исраэль поделился своими мыслями с известным нистаром, который был сильно к нему привязан и смотрел на р. Исраеля, как на своего руководителя. Имя этого нистара было р. Мордехай. Вскоре мысли и планы р. Исраеля стали известны р. Адаму Баал-Шему. Р. Адам попросил этого р. Мордехая привлечь к себе другого нистара по имени Кеат и третьего, — самого р. Исраэля, с тем, чтобы втроем изложить эти мысли и планы общему собранию нистаров, которое должно было вскоре состояться.

Одним из предложений р. Исраэля Баал-Шем-Това на этом собрании было дать высылаемым в еврейские города и местечки нистарам определенные задания. Там, где это требуется, они должны стать меламедами, особенно в деревнях, где проживают одинокие еврейские семьи, не обеспеченные учителями, где дети вырастают совершенно безграмотными. Нистары должны также обучать взрослых деревенских евреев, огрубевших и ничего не знающих о еврействе.

Это, конечно, требовало денег. Для сбора нужных средств были выбраны р. Исраэлем два нистара — р. Аарон-Давид, столяр из Броды, и р. Шломо-Хаим, портной из Лемберга. Это поручение было ими очень успешно выполнено.

В это время прибыл в Чарей р. Кеот, один из тех нистаров, которых р. Адам Баал-Шем назначил подготовить новые задания для нистаров. Р. Эрш-Лейб находился уже в Чарее в это время, и, как мы знаем, занимался здесь обучением простых евреев Торе, начиная с самого алфавита. Р. Кеот сразу же по прибытии побеседовал с р. Эрш-Лейбом и очень заинтересовался Яаковом Керпилом.

— Меня послал сюда р. Исраэль Баал-Шем-Тов, — начал он, — Баал-Шем-Тов сказал мне: в Чарее проживает еврей по имени Яаков Керпил, простой человек, но доброго сердца; он человек высоких душевных качеств. Этот Яаков Керпил и жена его Ципа-Браха совершили необычайно великую заповедь. Но сатана оклеветал его. Он заявил Верховному судилищу: вы в восторге от этого Яакова Керпила и его добрых деяний. Попробуйте передать его в мои лапы для испытания. Так и сделали. Сатана наслал на Яакова Керпила хворь. Но он выдержал и это испытание и не сошел с праведного пути. Поэтому сообщает сейчас р. Исраэль Баал-Шем-Тов, что Яаков Керпил и его жена увидят исполнение самого заветного их желания — иметь ребенка. Они будут благословлены ребенком, и именно — сыном. Они будут благословлены также и богатством. Р. Эрш-Лейб удивился. Он впервые услышал только теперь от р. Кеота, что Яаков Керпил пережил тяжелое время из-за того, что он все свое состояние истратил на спасение еврейского ребенка от крещения и вызволение еврейской семьи из большой беды, что ввергло Яакова Керпила в пучину долгов.

У р. Кеота была с собою большая сумма денег для оказания помощи Яакову Керпилу, чтобы дать ему возможность расплатиться с долгами, а затем начать вновь свои торговые дела.

— Надо полагать, что Яаков Керпил представляет собою тот тип еврея, который милостыню не возьмет, — сказал подумав р. Кеот. — Он, наверное, эти деньги не захочет брать и в виде займа. Нужно поэтому продумать, как вручить ему эту сумму денег. Это уже Ваше дело, р. Эрш-Лейб. Для этого меня и послали к Вам. Вы ведь знаете Яакова Керпила куда лучше, чем я.

Р. Эрш-Лейб сразу же нашелся. Он взял р. Кеота и пошел с ним к Яакову Керпилу. Он рассказал ему, что этот р. Кеот, странник, имеет при себе 150 золотых монет. Ему нужно отправиться в дальний путь, и он хочет оставить эти деньги в надежных руках. Поэтому он, р. Эрш-Лейб, посоветовал р. Кеоту оставить эти деньги у него, Яакова Керпила. Он оставляет ему эти деньги в виде займа.

Сначала заколебался Яаков-Керпил. Как может он брать на себя такую большую ответственность, — хранить у себя чужие деньги, тем более такую большую сумму? Мало что может случиться! Но, когда его учитель р. Эрш-Лейб и р. Кеот настояли на своем предложении, он дал уговорить себя и взял, наконец, деньги.

Р. Кеот уехал из Чарея и Яаков Керпил мог теперь употреблять оставленные ему деньги по своему усмотрению. Сразу же он расплатился со своими самыми неотложными долгами, — с кредиторами за полученный товар. Это дало ему возможность вновь приобретать у них нужный товар, чтобы отправиться торговать по деревням. Яакову Керпилу повезло с первого же дня. Фортуна счастья вновь сопутствовала ему.

Не прошло много времени, и он услышал от своей Ципа-Брахи добрую весть, что она готовится стать матерью. Их изумление было велико. Они оба были уже не молоды. Яакову Керпилу было уже 63 года, а Ципа-Брахе — 57 лет. Вначале они очень боялись, выживет ли ребенок. И вообще, кто мог знать, что за существо это будет. Кто знает, какой уродец может появиться на свет у родителей пожилого возраста! Однако, к их радости, ребенок был очень удачный, — это было видно сразу. Все говорило за то, что ребенок будет жив и расти. Родители назвали сына Йосеф-Ицхаком, по имени отца Ципа-Брахы. Это тот самый Йосеф-Ицхак, который затем женился на Дворе-Лее, сестре Боруха, ставшего затем отцом автора книги «Тания» и основателем ХАБАДа. Ребенок появился на свет с благословения р. Исраэля Баал-Шем-Това.

Несколько лет оставался таинственный р. Эрш-Лейб в Чарее. Все время свое он посвящал Торе и обучению простых евреев местечка. Немало этих простых людей стали знатоками в области еврейских наук.

О том, что р. Эрш-Лейб является нистаром и что он был послан в Чарей с заданием обучать простых людей, об этом никто, конечно, не знал. Когда р. Эрш-Лейб свою миссию в Чарее выполнил, он получил новое задание. Он должен был оставить Чарей. Перед уходом из Чарея явился р. Эрш-Лейб к своему первому ученику Яакову Керпилу, который больше всех успел у него в учении. Яаков Керпил был уже талмудистом и помимо того большим богачом. Благодаря посланным ему Баал-Шем-Товом через друга р. Эрш-Лейба, р. Кеота, 150 золотым монетам, Яаков Керпил разбогател. Но он не знал еще, кто послал ему эти деньги; он не знал еще, что в мире есть вообще Баал-Шем-Тов, основатель новой системы в деле служения Создателю, — системы хасидизма. Р. Эрш-Лейб все время скрывал это от своего ученика. Но теперь, когда ему нужно было оставить Чарей, он открыл эту тайну Яакову Керпилу; он ему открыл, во-первых, что он, р. Эрш-Лейб, является нистаром, а во-вторых, что оставленные ему, Яакову Карпилу, деньги не принадлежат р. Кеоту, а посланы ему р. Исраелем Баал-Шем-Товом из кассы нистаров.

Яаков Керпил теперь только узнал о своеобразных путях нистарим и новом учении хасидизм, разработанном р. Исраэлем Баал-Шем-Товом, а также о том, как это учение распространяется среди евреев посредством специальных посланников Баал-Шем-Това — нистаров. Яаков-Керпил был поражен. Он уплатил р. Эрш-Лейбу одолженные ему сто пятьдесят золотых монет и добавил к ним еще два раза столько, чтобы внести в кассу нистаров. И этого было ему еще мало. Яаков Керпил хотел теперь сам познакомиться с нистарами и с новым учением хасидизм. Поэтому он настоял, чтобы р. Эрш-Лейб взял его с собою в его странствиях. Р. Эрш-Лейб согласился.

Несколько месяцев странствовал Яаков Керпил с нистаром р. Эрш-Лейбом, а когда он вернулся в Чарей, у него было многое для рассказа о нистарах, с которыми он познакомился в пути, и об их деяниях, а также о Баал-Шем-Тове, к которому привел его р. Эрш-Лейб.

Опубликовано: 30.04.2017 Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter