16 Ияра 5782 года, третий день недели, гл. Бэар | 2022-05-17 06:57

100. Город Минск

Йосеф-Ицхак, иллуй из Чарея. Минск — центр Торы и хасидизм. После изгнания евреев из Испании и Португалии.

1281 (0)
100. Город Минск
Старая синагога в Минске

Йосеф-Ицхак, иллуй из Чарея. Минск — центр Торы и хасидизм. После изгнания евреев из Испании и Португалии.

Яаков Керпил, благословленный сыном Йосеф-Ицхаком, как он узнал, благодаря пожеланию Баал-Шем-Това, решил, что его сын будет воспитан в духе хасидизма. Мальчик оказался богато одаренным редкими способностями. К трем годам Йосеф-Ицхак уже читал и умел произносить все благословения по молитвеннику. К пяти годам он отлично знал весь ТАНАХ и часть Мишны. Было ясно, что растет гений. В качестве учителя для своего сына выбрал Яаков Керпил одного из странников, посетивших Чарей. По-видимому, был это один из нистаров, которые не скрывались от Яакова Керпила. Предполагают, что этот нистар был специально послан Баал-Шем-Товом, чтобы обучать молодого гения.

Яаков Керпил интересовался не только собственным сыном, но также и юношей Давидом, которого он спас от крещения и послал в йешиву. Когда этот юноша подрос, поженил его Яаков Керпил на дочери своего больного брата. Сын Яакова Керпила учил в течение шести лет у нистара. К тому времени стал уже Йосеф-Ицхак большим ученым. По совету нистара и, по-видимому, по указанию самого Баал-Шем-Това, послал Яаков Керпил своего сына в Минск учиться в местной йешиве. В те времена слыл Минск городом-центром еврейской культуры. Там заметили большую ученость молодого гения, прославившегося под именем «иллуй из Чарея».

Яаков Керпил, который при рождении сына был уже пожилым человеком, был теперь уже стар. Он больше не хотел заниматься своими делами. Тогда он разделил эти дела между детьми и зятьями своего брата и сестры, о которых он все годы заботился, как о родных детях, а сам со своей женой Ципа-Брахой перебрался в Минск. Родители хотели быть вместе со своим сыном, тем более, что Йосеф-Ицхак славился уже как иллуй и все любовались им.

К тому времени был уже Яаков Керпил связан с нистарами и хасидим Баал-Шем-Това. Он поддерживал их, как и самого Баал-Шем-Това, не скупясь. Его дом в Минске стал местом сбора тайных цадиков и скрывающихся хасидов. Поэтому Йосеф-Ицхак с самых ранних лет был пропитан новым духом хасидизма и знаком со всей теорией этого учения.

Когда Йосеф-Ицхак учился в йешиве, его отец Яаков Керпил, живший теперь на накопленные сбережения и располагавший достаточным временем, совершил поездку к Баал-Шем-Тову в Тлуст. Яакову Керпилу не понадобился больше провожатый; он был уже своим человеком у великого цадика. Для нового посещения Баал-Шем-Това была у Яакова Керпила особая причина. Он хотел узнать мнение Баал-Шем-Това о том, как ему поступить со своим достоянием, которое он переместил из Чарея в Минск.

Баал-Шем-Тов наказал ему оставить своему сыну только десятую часть всех своих средств. Остальные девять частей должны быть пожертвованы на благотворительные цели. Яаков Керпил не преминул тут же последовать этому указанию. Широкой рукой он начал давать деньги на все важные цели, особенно на нужды нистарим. Его дом в Минске стал сборным пунктом для этих скрытых цадиков и посланников Баал-Шем-Това, которых он обеспечивал всем для них необходимым.

Баал-Шем-Тов не выпускал из поля зрения также иллуя Йосеф-Ицхака, сына Яакова Керпила, известность которого росла с каждым днем и имя которого гремело уже не только в самом Минске, но и во всем округе и даже намного дальше. Баал-Шем-Тов сам установил молодому иллую порядок занятий в письме, которое он вручил Яакову Керпилу для передачи нистару р. Моше-Ниссану в Минске. В письме назначил Баал-Шем-Тов этого нистара наставником молодого Йосеф-Ицхака.

Р. Моше-Ниссан был тогда главой нистаров в Минске. Программа занятий, составленная Баал-Шем-Товом для юного иллуя через Моше-Ниссана, была на шесть лет. Баал-Шем-Тов наказал также, чтобы Йосеф-Ицхак учился затем в йешиве в Сморгоне, — городе, бывшем центром подготовления к изучению хасидизм. Он наказал также, чтобы в Сморгоне сдружился Йосеф-Ицхак с некиим Нахум-Меиром, сыном одного из нистаров. Понятно, что все указания Баал-Шем-Това были выполнены в точности. Когда Йосеф-Ицхак прибыл в Сморгонь, он стал товарищем упомянутого Нахум-Меира. По указанию Баал-Шем-Това оба они изучали тайно ряд предметов, которые ввели их в самую суть хасидского учения.

Когда р. Йосеф-Ицхак вернулся к своим родителям в Минск, он привез с собой аттестат сморгоньской йешивы, в котором он был титулован: «Наш учитель, раввин, рабби Йосеф-Ицхак — иллуй из Чарея».

Его отец Яаков Керпил жил после этого недолго. После его кончины передала его мать Ципа-Браха одному из нистаров 2300 золотых монет, составлявших наследство Йосеф-Ицхака. Она наказала, чтобы эти деньги оставались «основным капиталом», обеспечивающим жизненные потребности ее сына; он же никогда не должен заниматься ничем иным, как только Торой и служением Всевышнему. Вскоре скончалась и мать его.

Даже свиток Торы нуждается, по словам наших мудрецов, в особом счастье, тем более еврейские города и местечки, не говоря уже о целых странах. В ходе истории евреев «свет Торы» появлялся то в одной стране, то в другой. То же относится и к городам и местечкам. То одно еврейское поселение, то другое становилось центром Торы и науки. Иногда такими центрами бывали одновременно несколько городов или местечек. Города даже конкурировали между собою, стараясь перещеголять друг друга в знаниях Торы. Такое соревнование очень содействовало развитию науки.

Свет Минска как центра Торы засиял еще до того, как учение хасидизм проторило стезю в еврейской жизни. Дух хасидизма проник в Минск задолго до того, как новый путь служения Творцу Баал-Шем-Това стал достоянием широкой общественности. Это было видно из того, что р. Йосеф-Ицхак, муж Двора-Леи и дядя автора книги «Тания» и основателя ХАБАДа, ознакомился с хасидизмом и насытил им свою душу именно в Минске, куда он был послан изучать Тору и куда его родители перебрались позже и завершили там свой жизненный путь.

В ходе развития тех лет потребовалось весьма много времени до того, пока Минск стал известен своими великими талмудистами и йешивами. Много времени прошло пока Польша и Литва стали вообще знамениты в еврейском мире своими успехами в Торе.

Для того, чтобы иметь более точное представление о «маршруте» Торы в те годы, необходимо проследить развитие еврейской жизни со времени изгнания евреев из Испании и Португалии. Это изгнание произвело ужасное впечатление на евреев всех стран, особенно же Польши и Литвы. Зная, что это изгнание дело рук католической церкви, евреи, проживающие в католичских странах, стали опасаться, что и им уже покоя не будет.

Опубликовано: 03.05.2017 Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter