11 Тишрея 5782 года, шестой день недели, гл. Аазину

Крах сирийских ВВС: актуальная аналитика

Оценка высокого уровня угрозы, которую представляли сирийские ВВС в те годы, основывалась как на их относительно большой численной мощи, так и на регулярных учениях сирийцев по применению химического оружия. При этом Сирия располагала огромными запасами химического оружия.

1945 (3)
Перевод для сайта: Александр Хейн
Крах сирийских ВВС:  актуальная аналитика
Русские самолеты в Сирии фото: kzww / shutterstock

В первой части нашего обзора были описаны два важнейших события, больше всего повлиявших на сирийские военно-воздушные силы в последние десятилетия: распад коммунистического блока и гражданская война в Сирии. До этих событий сирийские ВВС на пике своей мощи, в конце 1980-х годов, насчитывали около 500 истребителей и порядка 120 военных вертолетов. Приведенные ниже данные основаны на ряде информированных источников, включая публикации израильских исследовательских институтов, в том числе INSS (Институт исследований в сфере национальной безопасности), привлекающих к своей деятельности отставных высокопоставленных офицеров израильской разведки.

Самые качественные самолеты: МиГ-29 (многоцелевой истребитель 4-го поколения): 48 самолётов. Су-24 (тактический бомбардировщик): одна эскадрилья — 20 самолетов. МиГ-25 (сверхзвуковой высотный двухдвигательный истребитель-перехватчик 3-го поколения): 30-35 самолётов.

Самолеты среднего качества: МиГ-23 (многоцелевой истребитель 3-го поколения) — в модификации для перехвата и атаки: 110-120 самолётов. Су-20/22 (истребитель-бомбардировщик, разработанный в первой половине 1960-х годов): 70-80 самолётов.

Самолеты низкого качества: МиГ-21 (лёгкий сверхзвуковой истребитель 3-го поколения, разработанный во второй половине 1950-х годов): около 210 самолетов.

Боевые вертолеты: Ми-24/25, (по классификации НАТО: Hind — «Лань», ударный вертолёт): 50 вертолетов. «Газель» (многоцелевой вертолёт французского производства): 40 вертолётов. Морские штурмовые вертолеты: 30 вертолётов (25 Ми-14 и 5 Ка-28).

Кроме того, сирийские ВВС располагали парком десантно-транспортных вертолётов — примерно 120-ю Ми-8 и десятью Ми-2, специально разработанными для десантирования спецназа.

Оценка высокого уровня угрозы, которую представляли сирийские ВВС в те годы, основывалась как на их относительно большой численной мощи, так и на регулярных учениях сирийцев по применению химического оружия. При этом Сирия располагала огромными запасами химического оружия. По сути, после разгрома Ирака в первой войне в Персидском заливе в 1991 году, именно Сирия стала обладательницей самого большого запаса химического оружия на Ближнем Востоке.

Качественный самолет

Среди высококачественных самолетов Сирии выделялись тактические бомбардировщики Су-24. Было известно, что эти самолеты обладают потенциалом глубокого проникновения, благодаря высокой скорости и способности лететь на очень низкой высоте, что крайне затрудняло возможность их обнаружения радиолокационными системами.

Разведаналитики тех лет хорошо помнят этот военный самолёт, считавшийся в 1980-х годах «ужасом западных лидеров» — из-за того, что будучи специально приспособленным для несения ядерного, химического или биологического заряда, он вдобавок обладал способностью низко лететь, оставаясь незамеченным для радаров, и преодолевать огромные расстояния в тысячи километров.

В Израиле полагали, что Су-24 (в некоторых из сценариев атак на Израиль) будут сопровождать превосходные самолеты-перехватчики МиГ-29, обладающие отличными характеристиками в ближнем воздушном бою, а также системами «шлемного прицеливания», способными запускать ракеты класса «воздух-воздух». Так, предполагалось, что сирийцы попытаются нанести точечные удары по стратегическим объектам и базам ВВС в Израиле или ударить по центрам скоплениям населения, стремясь вызвать тяжелые потери и сорвать таким образом быструю мобилизацию резервистов, на которой строится концепция безопасности Израиля.

Ожидалось, что к этим стратегическим атакам также присоединятся сирийские ракетные бригады, способные запустить сотни ракет «Скад», высокоточные ракеты SS-21 (тактические ракетные комплексы советского производства «Точка»), а также другие ракеты «земля-земля» по базам ВВС Израиля и центрам мобилизации, нанося удар по двум уже упомянутым важнейшим компонентам оборонной стратегии Армии обороны Израиля: мощным военно-воздушным силам и быстрой мобилизации резервов.

В случае применения сирийцами химического оружия такая атака по Израилю могла бы иметь очень тяжелые последствия. Напомним, что в то время (конец 1980-х годов) у Израиля еще не было никаких возможностей защититься от таких ракет класса «земля-земля», как, например «Скад».

Дополнительные силы

Самолет МиГ-25, с его отличными летными характеристиками на скоростях, намного превышающих те, которыми на тот момент обладали любые самолеты ВВС Израиля, также считался серьезной проблемой. Фактически, наши ВВС не были способны сбить ни один самолет МиГ-25 в течение долгих лет, вплоть до проведения операции «Птенец» в ходе Первой ливанской войны в августе 1982 года.

Ещё во время войны на истощение, Советский Союз задействовал самолёты МиГ-25, десятки раз проникавшие на территорию Израиля. Израильские «Фантомы» (Макдоннел-Дуглас Ф-4 «Фантом-2»), пытавшиеся их перехватить, снова и снова терпели неудачу из-за огромной высоты, на которой летали МиГи, а также из-за их очень высокой скорости. За два года до войны в Ливане сирийские ВВС были оснащены этими самолетами, и по ходу войны они регулярно выполняли высотную фоторазведку, при том, что ни самолеты наших ВВС, ни ракетные батареи «Хоук» (ЗРК средней дальности американского производства) не были способны им помешать.

В ходе операции «Птенец» израильская ракетная батарея «Хоук» была размещена на расположенной в центре Ливанских гор вершине Джебель-Барух, на почти двухкилометровой высоте. Это позволило несколько сократить разрыв между высотой полёта МиГов и возможностями зенитного комплекса. Кроме того, старший сержант Пини Шефтер, резервист, являвшийся техником по обслуживанию одной из батарей «Хоук», инициировал и внес изменения, позволившие значительно увеличить дальность действия батареи. Вместе с размещением на вершине горы, это впервые предоставило возможность поразить МиГ-25.

Операция действительно прошла успешно. Ракета «Хоук» поразила МиГ, который начал пикировать и терять высоту, после чего был расстрелян ракетами «воздух-воздух», запущенными парой самолетов F-15, поджидавших его в засаде. В результате сирийский самолет потерпел крушение в Ливане, а его пилот погиб. С тех пор сирийцы перестали проводить над Ливаном фоторазведку.

Так или иначе, но даже и после этой успешной операции, оставалось ясно, что МиГ-25 — это самолет с исключительными характеристиками, а потому очень опасен.

Кроме того, обладание колоссальным (порядка 400) запасом военных самолётов среднего и низкого качества, по-прежнему обеспечивало сирийским ВВС возможность нанести мощный атакующий удар и сохранять напор, даже неся потери на протяжении долгого времени. При этом для каждого военного самолёта сирийцы оборудовали арочные укрытия, которые защищали их на аэродромах, и таким образом избавляли сирийские ВВС от потерь в ходе воздушных бомбардировок. Как, например, это случилось во время Шестидневной войны, когда наши ВВС уничтожили большую часть сирийских военных самолетов ещё на земле.

Вдобавок, несмотря на колоссальное преимущество Израиля в области радиоэлектронной войны, было ясно, что мощная система сирийской противовоздушной обороны, включающая около 200 зенитно-ракетных батарей и тысячи зенитных орудий, неизбежно вынудит наши ВВС заплатить тяжёлую цену во время атак, как на линии фронта, так и в глубине сирийской территории.

Парк боевых вертолетов

Этот боевой потенциал сирийских ВВС являлся серьёзной угрозой. Боевых вертолетов у Сирии было значительно больше, чем у Израиля (обладавшего в то время примерно 45 вертолетами «Кобра» — ударными вертолётами, разработанными американцами в начале 1960-х годов и ещё где-то 30 вертолетами «Дефендер» — лёгкими многоцелевыми вертолётами тоже американского производства). Кроме того, сирийцы обладали ещё и парком военно-морских ударных вертолетов, которых у Израиля не было вообще.

В Израиле полагали, что сирийцы активно задействуют боевые вертолеты в наземных боях, в противостоянии сухопутным силам Армии обороны Израиля.

В ходе Первой ливанской войны, сирийцы впервые применили боевые вертолеты против израильских сухопутных сил, нанося нам тяжёлые потери. С точки зрения сирийцев этот опыт был невероятно успешен, поэтому сразу после войны они стали активно развивать и увеличивать свои вертолётные мощности. Наша армия со своей стороны очень серьезно отнеслась к этой угрозе, взяв на вооружение наплечные ракеты, например, «Редай» (американский ПЗРК, предназначенный для поражения низколетящих воздушных целей), а позднее «Стингер», и пушки «Вулкан» (зенитные самоходные установки американского производства), модернизированные затем в Израиле в систему «Махбет», обладающую помимо пушки ещё и четырьмя стволами для запуска ракет «Стингер». Всё это было сделано для защиты наших сухопутных войск от угрозы со стороны боевых вертолетов.

Десантно-транспортный парк

Другим очень важным активом сирийских ВВС были транспортные вертолеты. Сирийцы обладали огромным количеством десантно-транспортных вертолетов, предназначенных для переброски тысяч сирийских спецназовцев.

Еще во время войны Судного дня сирийцы использовали транспортные вертолеты для десантирования своих спецназовцев. Так сирийский 82-й батальон коммандос был десантирован на гору Хермон и захватил ее уже в самом начале войны, а 411-й батальон (спецназ бригады «Хитин» Армии освобождения Палестины — официальной боевой структуры ООП) на второй день войны был переброшен к нашему укреплению «Тель Фарес» на западе Голанских высот и тоже захватил его.

Более того, тогда же, во время войны Судного дня, сирийский спецназ был десантирован и возле расположенного в Нафхе, в тылу Голанских высот штаба 36-й танковой дивизии «Гааш», где нашим солдатам пришлось вести с ними ожесточённый бой. Были во время той войны и другие менее удачные и известные десантные операции сирийских спецназовцев.

Одним словом, после войны Судного дня стало окончательно ясно, что в любом сценарии столкновения с Сирией транспортные вертолеты будут широко задействованы для десанта тысяч спецназовцев в районы израильских разведывательных и командных пунктов, ключевых позиций и т.д.

В те годы одной из самых главных проблем в Армии обороны Израиля считали возможный массированный десант на мосты через Иордан. Взорвав их сирийцы фактически бы отрезали Голанские высоты и Хермон от Израиля, а также смогли бы устроить засады на маршрутах, по которым должны были прибывать израильские резервисты.

Конечно, наши ВВС и силы ПВО уничтожили бы немалую часть вражеских вертолётов. Но пусть даже большинство их было бы сбито, и прорвались бы лишь несколько десятков — каждый был загружен десятками хорошо обученных и вооруженных спецназовцев, а также запасами противотанковых ракет, взрывчатки, мин и прочих взрывчатых устройств. Поэтому существовала явная опасность того, что они сумеют нанести серьёзный ущерб, особенно если им удастся взорвать мосты.

Разумеется, инженерные силы Армии обороны Израиля готовились навести дополнительные мосты через Иордан. Тем не менее, наличие в районе вражеского спецназа крайне усложнило бы и затянуло строительство альтернативных переправ. Таким образом, сирийцы получали шанс удержать в своих руках Голанские высоты или их часть до того момента, когда под давлением Советского Союза Совет Безопасности ООН прекратил бы боевые действия. Это, скорее всего, означало бы потерю Голан для Израиля.

К этому следовало добавить угрозу того, что столкновение с Сирией с большой вероятностью могло перерасти также в войну с Египтом с его мощными военно-воздушными силами, оснащенными лучшими самолетами, американского и французского производства. Более того, в годы, предшествовавшие Первой войне в Персидском заливе, оценка наших армейских аналитиков предполагала и то, что к сирийской армии присоединится армия иракская, способная направить порядка 3000 танков (из 6000, которыми обладала) в составе своего рода «экспедиционного корпуса». В таком сценарии присоединиться к боевым действиям могла и Иордания (подписавшая с нами мирный договор только в середине 1990-х годов).

Как же обстоят дела сегодня?

Сегодня, как уже упоминалось выше, мы находимся в совершенно иной ситуации, став свидетелями двух великих чудес: распада СССР (и всего коммунистического блока) и гражданской войны в Сирии.

После распада Советского Союза развитие и поддержание в боевом состоянии сирийских ВВС практически прекратилось. Они больше не закупали никаких новых самолетов в течение примерно 25 лет, а уровень технического обслуживания тех, что имелись, серьёзно ухудшился. Так, что ещё до гражданской войны величина сирийских ВВС сократилась с 500 боевых самолетов до примерно 400. Порядка 60 МиГов-21 и ещё около 40 самолётов других моделей были выведены из эксплуатации, в том числе из-за аварий во время тренировочных полетов, часть из которых была связана с низким уровнем технического обслуживания и недостаточным соблюдением техники безопасности. Вышли из строя и некоторые боевые и транспортные вертолеты.

Позже, в ходе разразившейся в Сирии гражданской войны в Сирии, милостью и чудесами Всевышнего сирийским ВВС был нанесен, вероятно, самый сильный ущерб за всё их историю. Даже ВВС Израиля не повреждали его так сильно, как это удалось сирийским повстанцам...

Около половины сирийских баз ВВС были захвачены противниками Асада, а находившиеся там самолеты и вертолеты - уничтожены. Значительная часть сирийских военных самолетов была уничтожена с помощью наплечных ракет — в результате многочисленных атак боевиков было сбито не менее 150 сирийских истребителей! Десятки видеозаписей, демонстрирующих то, как повстанцы сбивают истребители, были загружены в сеть на протяжении десяти лет продолжающейся в Сирии гражданской войны.

Немало самолетов было сбито из пулеметов и зенитных орудий, некоторые из них были уничтожены прямо на базах, многие из которых были захвачены или атакованы повстанцами. Всего за время гражданской войны в Сирии по оценке экспертов было уничтожено около 250 самолетов (также было много самолетов, которые вышли из строя вследствие износа и аварий).

Несколько сирийских военных самолетов, пытавшихся прорваться на территорию Израиля, были сбиты израильскими системами противовоздушной обороны. Ещё некоторое количество сбили турецкие ВВС.

В целом, из 400 военных самолётов, которыми располагали сирийские ВВС, по моим оценкам, сегодня осталось не более 150 действующих машин, распределяющихся примерно так:

МиГ-29 — 40 самолётов (по описаниям перебежчиков, а также, исходя из снимков, сделанных со спутников). Су-24 — 15 самолетов. МиГ-25 — милостью и чудесами Всевышнего, весь парк этих самолетов полностью выведен из строя, как видно, из-за трудностей с техническим обслуживанием. На спутниковых снимках видно, что эти самолёты не активны, некоторые брошены вне арочных укрытий.

Самолеты среднего качества — МиГ-23 и Су-22/20 — уже считаются самолетами низкого качества в связи с их устареванием и отсутствием какой-либо модернизации. В настоящее время их количество оценивается так: МиГ-23 — 30-40 самолётов, Су-20/22 — 20-30 самолётов.

Самолёты совсем низкого качества: МиГ-21 — около 40 самолетов.

При этом следует учесть, что из-за низкого уровня технического обслуживания (что стало в том числе и следствием боевых действий, ликвидации технических специалистов и потерь инфраструктуры и складов запчастей) увеличивается число неисправностей и аварий, а значит, количество военных самолётов, которыми на деле располагают сирийские ВВС, вряд ли превышает 100-120.

Пострадал и парк боевых вертолетов. По существующим оценкам, около половины вертолетов были уничтожены или вышли из строя из-за плохого обслуживания, технического износа и аварий. Более того, оказавшись в кризисной ситуации, Асад задействовал для борьбы с повстанцами и военно-морские штурмовые вертолеты, от чего их парк понес тяжёлые потери. Кроме того, он тоже устарел. Таким образом, в реальности сирийцы обладают сегодня не более чем четвертью того количества вертолётов, что было у них на пике мощи.

Наконец, что касается парка транспортных вертолетов, то, по оценкам, около 70 процентов его было уничтожено или вышло из строя.

Фактически, сегодня сирийская армия в основном использует транспортные вертолеты для того, чтобы сбрасывать бомбы на гражданское население, а не для переброски десанта, как это было в прошлом.

Более того, по сути, все боевые самолёты сирийских ВВС используются в основном именно для этого. Нет больше учений по подготовке к войне с Израилем, одни только атаки на позиции повстанцев, продолжающих оказывать сопротивление и жестокие бомбардировки гражданских кварталов.

Ни разу, за всё то время, пока израильские ВВС снова и снова атаковали вражеские позиции в Сирии, сирийские ВВС даже не пытались подняться против наших самолетов!

Милостью и чудесами Всевышнего сирийские запасы химического оружия, как известно, ликвидированы практически полностью (по данным военной разведки Израиля, было демонтировано около 98 процентов сирийского химического оружия). Таким образом, все прежние опасения по поводу возможности воздушно-химической атаки со стороны Сирии больше не актуальны.

В результате, как мы видим, один из наших злейших и опаснейших врагов — сирийские военно-воздушные силы были уничтожены и, по сути, перестали существовать без того, что народу Израиля вообще пришлось с ними бороться.

Милостью и явленными нам чудесами Всевышнего, первое чудо — распад Советского Союза повергло их, а второе чудо — гражданская война привело к практически полной ликвидации и краху.

Как сказано в книге Псалмов (107:1): «Возблагодарите Всевышнего, ибо Он добр, и милость Его вечна!»

Опубликовано: 29.07.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter