СБП. Дни Мошиаха! 16 Тамуза 5784 г., второй день недели Пинхас | 2024-07-22 14:02

В Газе нет мирных жителей

В Газе нет мирных жителей. Подавляющее большинство населения поддерживает ХАМАС или другое исламское террористическое движение. Лишь ничтожное меньшинство выступает против исламского терроризма и хочет мира.

Даниэль Гринфилд Перевод:Д. Беляев 13.06.2024 413 мин.

Американцы ожидали, что Усаму бен Ладена найдут в пещере в Афганистане. В действительности же он комфортно жил в военном городке в Пакистане под защитой местных властей. Точно так же израильские заложники, включая четырех последних спасенных, вернулись домой, рассказывая о том, что их держали в плену в «гражданских» домах.

В обоих случаях мы в корне неверно понимаем, что такое исламский терроризм. Это не «крайняя группа экстремистов», как ее описывают политики и СМИ, а этническое и религиозное движение. Религиозные ценности исламских террористов являются универсальными для подавляющего большинства мусульман, в то время как этнические обосновывают исламскую войну интересами конкретных кланов и семей.

ХАМАС является подразделением «Братьев-мусульман» и имеет широкую базу поддержки по всему мусульманскому миру, который усеян отделениями «Братьев-мусульман», но его этническая база власти также основана на ключевых кланах и семьях, контролирующих Газу. Именно поэтому ХАМАС до сих пор пользуется поддержкой большинства мусульманских колонистов, оккупирующих Газу. Именно поэтому те же самые «гражданские лица» держали в плену израильских заложников, и им можно было доверять, что они не донесут на них.

Последний опрос арабского центра политики и исследований показывает, что 71% жителей Газы поддерживают зверства ХАМАСа 7 октября, а 56% ожидают, что ХАМАС победит в войне. 62% жителей Газы довольны действиями ХАМАС во время войны, а 59% хотят, чтобы ХАМАС остался у власти. Потому что они — это ХАМАС, а террористическая группировка — это тоже они!

«Палестинский» миф заключается в том, что арабы, оккупировавшие часть Израиля, являются «коренным» народом. На самом деле это арабские поселенцы, прибывшие вместе с исламским завоеванием Израиля и после него. Некоторые, например печально известный клан Хусайни, из которого вышел гитлеровский муфтий, прибыли относительно недавно. Самые влиятельные и богатые из этих больших семей брали под контроль городские районы, как это пытались сделать Хусайни в Иерусалиме, и становились важной частью османского феодального порядка, выполняя функции мэров и муфтиев. Когда османы потерпели поражение, кланы боролись за возвращение своей власти с помощью таких движений, как «Братья-мусульмане», также известных как ХАМАС.

ХАМАС — идеологическое исламистское движение, но его контроль над Газой зависит от этих больших семей. Вот почему представление большинства людей о том, что ХАМАС — это фанатичное движение, которое существует отдельно от обычных людей и с которым можно бороться и победить отдельно от них, ошибочно.

Именно поэтому так мало заложников было спасено. Как и предыдущие четверо, заложники были в основном рассредоточены среди семей кланов в контролируемых ими районах. Формально эти семьи являются гражданскими, но многие из их членов связаны с ХАМАС. Вместо того чтобы быть армией, члены которой в первую очередь принадлежат ХАМАСу, они больше похожи на мафию и в первую очередь принадлежат своему расширенному клану и предпочитают оказывать поддержку ХАМАСу.

Дело не только в том, что ХАМАС использует живые щиты, что, безусловно, имеет место, а в том, что его инфраструктура зависит от кланов, взрослые члены которых обеспечивают бойцов, а женщины и дети служат живыми щитами во славу клана и ислама. Те же кланы, которые будут убивать девочек-подростков за нарушение семейной чести, будут использовать в качестве живого щита еще более юных детей.

Израиль не сможет спасти своих заложников, если не войдет в плотные кварталы, находящиеся под контролем кланов, чтобы вывести их оттуда. А это приведет к перестрелкам и военным драмам. Члены кланов, которые никогда не называют себя таковыми, будут плакать, что их убили. А иностранные лидеры и СМИ будут осуждать гибель «мирных жителей».

Победить ХАМАС без жертв среди мирного населения невозможно, потому что эта исламская террористическая группировка не только действует среди мирных жителей, но и укоренилась в обществе Газы. Кланы, которые управляют Газой, которые обеспечивают рабочей силой учреждения БАПОР и которые являются опорой ХАМАСа, — это также большие семьи, которые доминируют в бизнесе, культурной и религиозной жизни Газы.

Между мирными жителями и ХАМАСом нет никакого существенного различия. Некоторые кланы отвергают власть ХАМАСа, и Израиль пытался привлечь некоторых из них к управлению Газой. Пока безрезультатно. Стратегия Соединенных Штатов в Афганистане и Ираке также зависела от того, чтобы убедить определенные кланы, старейшин и военачальников отказаться от «Аль-Каиды» или «Талибана», что имело весьма временный успех.

В конце концов талибы или «Аль-Каида», переименованная в ИГИЛ, возвращались. И некоторые из тех же людей, которых мы вооружали и обучали, обратили оружие против нас. Это почти неизбежный исход. Когда принести демократию в мусульманский мир не удается, западные страны начинают конкурировать с джихадистами за поддержку кланов, но получают удар в спину.

На стороне джихадистов — Коран. Для мусульман их терроризм всегда будет более праведным, чем наши неуклюжие попытки избежать жертв среди мирного населения и сопутствующего ущерба. Обращение к умеренным или обещание лучшей жизни не приведет к их поддержке. Напротив, это только разозлит имамов в их мечетях и влиятельных лидеров кланов, которые выступят против нас.

Вместо этого мы должны считаться с реальностью: в Газе и во всем мусульманском мире мало мирных жителей. А тех, кто по праву является гражданским населением, следует оценивать по их поступкам, а не по одежде. В культуре, где террористы на местах не носят униформу, где большие семьи имеют значительные запасы оружия, а детей учат убивать и умирать, внешние проявления не имеют значения.

В Газе нет мирных жителей. Подавляющее большинство населения поддерживает ХАМАС или другое исламское террористическое движение. Лишь ничтожное меньшинство выступает против исламского терроризма и хочет мира.

Различают не солдат, террористов и мирных жителей, а врагов и некомбатантов. Израиль и западные страны должны перестать думать о гражданском населении — понятии, которое неприменимо в пространстве боевых действий, где террористы носят уличную одежду, а целые районы контролируются кланами, которые прячут заложников у всех на виду, — и думать о врагах и нейтралах.

Враг — это любой человек, независимо от одежды или пола, который присоединяется к исламским террористам.

Все опросы показывают, что подавляющее большинство жителей Газы на стороне врага. И если бы это было не так, война давно бы закончилась, как только местные жители сообщили властям, где находятся заложники и где расположились оставшиеся террористы ХАМАС.

Израиль воюет не просто с организацией, а с вражеской культурой. Как и большинство стран мира, независимо от того, хотят они это признать или нет. Война определяется не тем, что они носят, а тем, что они думают. Пока существуют живые щиты, женщины-смертницы и дети-солдаты, война не может вестись путем обращения с гражданским населением как с некомбатантами, охотясь за неуловимыми террористами.

Единственный способ победить врага — бороться с ним таким, какой он есть, а не таким, каким мы хотели бы его видеть.

Это была бы гораздо более чистая и аккуратная война, если бы исламские террористы сражались как обычные армии. Но они не воюют. И настало время сражаться с ними на их собственных условиях.

ХАМАС нельзя победить, дожидаясь, пока его террористы снимут гражданскую одежду и наденут форму. ХАМАС — это гражданские лица. Именно они удерживают заложников. Единственный способ освободить заложников и победить террористов — уничтожить культуру террора в любой ее форме.

Комментарии: 0 Поддержите сайт
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и
нажмите Ctrl + Enter