10 чудес во время ликвидации ядерного реактора в Ираке в 1981 году

07.06.2021 2087 (1)
Перевод для сайта: Александр Хейн
10 чудес во время ликвидации ядерного реактора в Ираке в 1981 году
10 чудес во время ликвидации ядерного реактора в Ираке в 1981 году

В 1981 году, в канун праздника Шавуот, после долгих и тщательных приготовлений, в ходе сложной и опасной военной операции наши ВВС сумели уничтожить ядерный реактор в Ираке. Милостью Всевышнего и явленными нам его чудесами эта невероятное предприятие завершилось успехом и без потерь с нашей стороны. В этом году исполняется 40 лет выдающемуся событию, избавившему, с помощью Всевышнего, Израиль от ужасной опасности, грозившей самому его существованию.

Реактор в Ираке был построен для тогдашнего диктатора Саддама Хусейна, лидера социалистической партии БААС, правительством Франции, заодно предоставившим режиму в Багдаде и необходимый для работы уран. Реактор был назван «Сабааташр тамуз» — т.е. «17-го Тамуза» — поскольку именно в этот день в июле (что соответствует месяцу Тамуз в иракском календаре) партия БААС пришла в Ираке к власти. Трудно не заметить глубокую символическую значимость такого названия для нас, ведь, 17-го Тамуза («юд-заин бэ-таммуз») — это пост, установленный в память о целом ряде несчастий, постигшем в эту дату еврейский народ. Более того, Саддам Хусейн, ведь, считал себя ни больше ни меньше, как наследником вавилонского царя Навуходоносора. Того самого, что разрушил Первый храм. По мнению Саддама, Ирак должен был занять статус мировой державы как «новый Вавилон».

Израиль внимательно отслеживал этапы развития иракского ядерного проекта и даже, согласно зарубежным публикациям, нёс ответственность за несколько связанных с компонентами реактора актов саботажа, задержавших его строительство. Тем не менее, по воспоминаниям генерал-майора Авиэзера Яари, бывшего главы аналитического отдела Управления военной разведки Израиля (АМАН), межведомственная группа из представителей Моссада, АМАНа и других спецслужб пришла к выводу, что все усилия по срыву проекта увенчались успехом лишь частично. А потому, в правительстве началось обсуждение возможности военной атаки на реактор.

В истеблишменте многие были против

В израильском истеблишменте многие выступали против атаки на реактор, в том числе — глава Управления военной разведки генерал-майор Йеошуа Саги. Начальник генштаба генерал-лейтенант Рафаэль Эйтан даже скрыл от него подготовку к атаке, из опасения, что тот попытается её сорвать. Против выступал и глава Моссада генерал-майор Ицхак Хофи, а также многие министры и политики. Их позиция определялась разными соображениями, в том числе опасениями по поводу вероятного кризиса в американо-израильских отношениях, рисками и сложностью операции, страхом перерастания её в полномасштабную войну с Ираком, Ираном, а возможно и всем арабским миром, и наконец, сомнениями в том, что эта атака в результате так и не сумеет уничтожить иракский ядерный проект.

Ребе и Менахем Бегин в 1978 году
Ребе и Менахем Бегин в 1978 году

В свою очередь, заместители глав АМАНа и Моссада не соглашались со своими начальниками и вместе с рядом других высших офицеров полагали, что атаку следует провести. Они считали, что кризис с США в итоге не станет слишком серьезным, израильская армия вполне способна успешно справиться с выполнением операции, несмотря на её сложность и опасность, а арабский мир, по их оценкам, не был в состоянии объединиться для общей войны. Кроме того, они были убеждены, что даже если операция не уничтожит иракский ядерный проект полностью, она серьёзно его повредит, что позволит Израилю и всему миру выиграть необходимое время, для подготовки к другой более успешной атаке. В конце концов, глава правительства Менахем Бегин принял решение всё же осуществить дерзкую атаку.

«Десять чудес»

В главе трактата «Пиркей авот», которую обычно читают в субботу, следующую за праздником Песах, сказано (5:5): «Десять чудес происходили с нашими праотцами в Храме…». На основании той информации, которая была рассекречена и опубликована в последние годы, можно сказать, что и в ходе атаки на иракский реактор случилось десять (а то и больше) великих чудес. Ниже мы попробуем описать их подробнее.

Чудо первое: нежданный подарок

Поначалу наши ВВС готовились атаковать реактор с помощью имевшихся в их распоряжении на тот момент самолётов Phantom (McDonnell Douglas F-4 Phantom II), тактических истребителей третьего поколения. Класс этих самолётов обладает отличными характеристиками необходимыми для проведения бомбардировки. Проблема, однако, в том, что, будучи тяжелыми и двухмоторными они имеют высокий расход топлива, а потому их использование требует дозаправки в воздухе. Этот аспект сильно усложнял предстоящую операцию. В те годы США отказывались продавать Израилю оборудование для дозаправки, которое можно было бы установить на самолеты Boeing, поэтому израильские ВВС должны были спланировать меньшую по объёму и гораздо более сложную дозаправку в воздухе с использованием транспортных самолетов Hercules, способных нести куда меньшее количество топлива.

Но вот, из-за того, что в 1979 году в Иране произошла Исламская революция и режим шахской династии Пехлеви рухнул, США предложили Израилю приобрести около 72 современных самолетов F-16, изначально предназначавшихся для Ирана! Если бы не случившийся в Иране переворот, Израилю пришлось бы ещё долго ждать получения столь качественных самолетов из США. Исламская революция повлекла за собой отмену огромной оружейной сделки США с Ираном, и в итоге, Израиль получил необходимые ему самые современные самолеты в очень короткие сроки.

Летчики-истребители F-16. фото: ChameleonsEye / shutterstock
Летчики-истребители F-16. фото: ChameleonsEye / shutterstock

В Израиле в F-16 внесли некоторые изменения, увеличившие дальность их полёта почти до 1000 км без дозаправки в воздухе. Одним из таких изменений стал полный отказ от тяжеловесных устройств радиоэлектронной борьбы (Poody LA). Поскольку это оборудование необходимо для защиты самолета от зенитных систем, отказ от него фактически подвергал пилотов гораздо более высокому риску. Тем не менее, по явленной нам милости Всевышнего, все наши самолеты в итоге благополучно вернулись домой.

Более того, серьезные ограничения по весу и топливу требовали выполнения так называемой «горячей дозаправки» перед взлетом, то есть удержанию самолета подключенным к заправочной трубе до самого последнего момента перед стартом. Это позволяло заполнить топливные баки, буквально до последней капли. Разумеется, такой процесс является очень проблематичным с точки зрения безопасности, поскольку во время дозаправки работает мощный двигатель самолета, а самолет вдобавок ещё и загружен огромным количеством вооружения. Но и здесь милостью Всевышнего всё прошло гладко.

Чудо второе: невнимательные соглядатаи

Соединённые Штаты разместили на базах наших ВВС своих «наблюдателей», задача которых состояла в контроле за тем, «должным ли образом» Израиль использует свои самолеты. Эти контролёры внимательно отслеживали все происходящие там события и действия, а поэтому, в командовании ВВС были серьёзно обеспокоены тем, удастся ли скрыть многочисленные приготовления и учения, ведущиеся в ходе подготовки к атаке на реактор от зорких и недружелюбных соглядатаев.

Незадолго до операции, случился глупейший инцидент, который мог легко всё испортить. У одного из высокопоставленных офицеров разведки прямо на лётном поле внезапно выпал из рук чемодан, из которого немедленно посыпались, разлетаясь в разные стороны иракские банкноты. Деньги предназначались для раздачи пилотам, участвующим в операции, поскольку по оценкам экспертов, вероятность того, что, по крайней мере, некоторые из них будут сбиты и попадут в плен или окажутся на вражеской территории, была очень высокой. Офицеры израильской разведки бросились собирать, разлетающиеся по полю банкноты, в ужасе думая, что будет, если всё это заметят американские наблюдатели.

Так или иначе, но в итоге, никто из американских контролёров ничего не заметил и не заподозрил. После того, как операция состоялась некоторые из них даже, получили строгий выговор за свою невнимательность.

Чудо третье: нерасторопные слуги короля

Пожалуй, одно из самых впечатляющих чудес в этой истории произошло уже в самом начале операции. В состав воздушного отряда вошли восемь самолетов F-16, которые должны были разбомбить реактор и ещё шесть самолетов F-15, обеспечивающих прикрытие с воздуха и непосредственное сопровождение. Вся эта группа самолётов летела на очень малой высоте, чтобы не быть обнаруженной радиолокационными системами. И вот, спустя всего несколько минут после взлета, пересекая Эйлатский залив, они пролетели прямо над головой у вышедшего в это время в море прогуляться на своей роскошной яхте короля Иордании Хусейна собственной персоной…

Израильские самолеты F-16
Израильские самолеты F-16

Много лет спустя, во время подписания «мирного» договора между Израилем и Иорданией король Хусейн сам вспомнил об этой истории.

Будучи профессиональным военным летчиком, а в прошлом даже командующим ВВС Иордании, король мгновенно осознал значение большой и хорошо вооруженной эскадры военных самолётов, пролетающей над его головой. Поэтому он немедленно связался со своим генеральным штабом, приказывая также предупредить и власти Ирака. Израильская разведка запеленговала и прослушала этот разговор. В подземном бункере штаба главного командования израильской армии, где в этот момент находился весь армейский истеблишмент, развернулась настоящая драма.

Стало очевидно, что жизням наших лётчиков угрожает колоссальная опасность. Вместе с тем, с практической точки зрения было также ясно, что любая попытка связаться с ними и предупредить, раскроет их местоположение и направление движения для множества других вражеских ушей. Поэтому, очевидно, оставалось лишь два варианта: отменить операцию полностью или позволить отряду продолжать движение к цели, не предупреждая об опасности. Иными словами, дать им лететь прямо в пасть льва — навстречу вражеским ВВС и ПВО, только что получившим «горячее предупреждение» о происходящей атаке.

И это судьбоносное решение об отмене или продолжении операции необходимо было принять, буквально в считанные минуты.

Главная проблема заключалась в том, что откладывать операцию больше было нельзя. Иракский реактор вот-вот должны были «загрузить» ураном. После этого бомбить его стало бы уже невозможно, поскольку в противном случае произошла бы страшная катастрофа с колоссальными человеческими жертвами, оцениваемыми в сотни тысяч жизней.

Подполковник запаса Шамай Голан, возглавлявший в тот момент разведсопровождение всей операции, вспоминал позднее, как начальник генштаба Эйтан спросил его в этот критический момент: «Скажи, мы сможем узнать, когда иракцы нажмут на красную кнопку, запуская самолеты и активируя батареи зенитных ракет?»

Опытный разведчик утвердительно кивнул, и после краткого обсуждения ситуации, Эйтан принял тяжёлое решение продолжать атаку, не предупреждая пилотов, несмотря на возникший колоссальный риск, и полагаясь на разведку, внимательно отслеживающую любые изменения в стане вражеских ВВС, а прежде всего, возможные взлёты боевых самолётов районе операции.

Одновременно десятки других истребителей ВВС Израиля, будучи в полной боевой готовности, ждали лишь приказа, чтобы немедленно взлететь и присоединиться к массовому воздушному сражению, которое могло развернуться против вражеских ВВС арабских стран.

Великое и удивительное чудо состояло в том, что, несмотря на предупреждение короля Хусейна, ни один иракский, саудовский или иорданский самолет, так и не взлетел на перехват израильских самолётов!

По словам командира атаки, полковника Зеэва Раза, он так никогда и не понял, почему на перехват его эскадры не были запущены вражеские истребители… несмотря на предупреждение Иордании и несмотря на то, что по словам подполковника Голана в генштабе иорданской армии находился иракский офицер, отвечавший за связь между ВВС обеих стран, а значит предупреждение могло с лёгкостью, да и должно было, достичь иракских ВВС.

Это явленное нам удивительное чудо, которому, и по сей день нет никакого объяснения…

Чудо четвёртое: невидимая эскадра

По ходу подготовки к операции разведка ВВС стремилась отыскать то место, где наша эскадра могла бы пересечь границу Саудовской Аравии. Однако вскоре стало ясно, что вся граница хорошо просматривается и контролируется саудовскими военными. Иными словами, необходимой точки карте просто не нашлось. Хуже того, не удалось найти и такой маршрут пролёта через Саудовскую Аравию, который бы гарантировал то, что наши самолеты не будут обнаружены.

При этом было известно, что Саудовская Аравия закупила в Соединенных Штатах и ввела в эксплуатацию самые современные радиолокационные самолеты Awax, способные распознавать воздушные цели на огромных расстояниях — до 400 км. Это означало, что саудовцы смогут обнаружить нашу эскадру и навести на неё порядка 60, имеющихся в их распоряжении отличных самолетов-перехватчиков F-15.

Было ясно, что риск столкновения наших сил с ВВС Иордании, Саудовской Аравии и Ирака чрезвычайно высок, особенно по пути назад. При этом для того, чтобы не случилось ошибки в обнаружении цели, атаку реактора было решено проводить не ночью, а при свете дня — факт, который в значительной мере ещё больше увеличивал вероятность обнаружения наших самолетов.

И тем не менее, несмотря на все вышеперечисленные риски, наша эскадра не была обнаружена. Милостью и чудесами Всевышнего, ни один вражеский радар не зафиксировал наши самолёты, ни одна из зенитных батарей противника не запустила по ним ракеты. Даже после того, как реактор был атакован и уничтожен!

Чудо пятое: неточные карты

Некоторая часть данных, полученных нашими пилотами от диспетчеров для верной навигации к цели, оказалась ошибочной из-за проливного дождя, не позволившего им точно определить локализацию. но несмотря на это эскадра успешно достигла цели.

Генерал-майор запаса Амос Ядлин, в тот момент один из боевых лётчиков, непосредственно участвовавших в операции, позднее занимавший целый ряд высоких должностей в израильской армии, в том числе — командующего ВВС и главы Управления армейской разведки, вспоминал, что во время пролета над саудовской пустыней он увидел военные лагеря и асфальтированные дороги, которые вообще не упоминались на имевшихся в распоряжении наших сил картах.

Пилот у цели
Пилот у цели

Понятно, что наличие всех этих прежде не известных нашей разведке военных объектов резко увеличивало риск обнаружения эскадры, которая ничего не знала об их существовании. Тем более, что наши самолёты шли на очень низкой высоте, то, что называется, «под радаром», чтобы не оказаться замеченными системами ПВО. Но, милостью Всевышнего, этого не случилось, пролёт нашей эскадры через Саудовскую Аравию замечен не был.

В ходе подготовки к операции в наших ВВС было проведено тщательное исследование с целью определить расположения всех линий электропередач по пути следования эскадры, чтобы пилоты могли держаться подальше от них во время своего полета на очень малой высоте, позволяющей уклониться от обнаружения радарами. Тем не менее ближе к концу маршрута ведущий эскадру пилот был вынужден «нарушить» тишину в эфире, приказывая следующим за ним экипажам подняться выше, а значит попасться на радары, из-за внезапно обнаруженной им неучтённой высоковольтной линии. И тем не менее, ни один вражеский самолёт так и не был поднят в их направлении!

Полковник Зеэв Раз, лётчик который вёл за собой всё эскадру вспоминал о том, что перед полетом их предупредили о песчаных бурях и высокой облачности в пустыне, способных сильно испортить видимость во время полета, однако, милостью Всевышнего, видимость на протяжении всего этого участка маршрута была великолепной. Стоит заметить, что столь долгий полет на очень малой высоте, по незнакомой местности, и более того, частично ещё и застроенной (как было уже внутри Ирака), при этом на огромной скорости — крайне опасен и сам по себе имеет высокий риск аварий.

Во время этого полета пилоты выполнили еще одну операцию, запрещенную инструкцией производителя и до того времени не выполнявшуюся в ВВС. Они сбросили большие топливные баки, висевшие под крыльями самолетов и обеспечивавшие его значительным количеством топлива помимо внутреннего топливного бака, при том, что там же, к крыльям были прикреплены и бомбы. Риск подобной операции совершенно очевиден — сбрасываемый бак мог задеть или повредить бомбу. Однако, в ходе подготовки к операции было решено рискнуть. Помощью Небес, и эта крайне рискованная операция оказалась успешной.

Чудо шестое: не появившиеся защитники

С самого начала считалось, что не все лётчики, упаси Б-г, сумеют вернуться домой после атаки. Поэтому все они прошли специальные тренировки и подготовку к возможному плену, а также получили иракские деньги, на случай если окажутся сбиты и будут вынуждены скрываться на территории Ирака.

Подобные опасения объяснялись тем, что как было известно, вокруг реактора располагались 15 иракский зенитно-ракетных батарей, а также большое число зенитных орудий. Более того, реактор находился в пригороде Багдада — столицы страны, окруженной аэродромами с множеством военных самолётов.

При этом, поскольку Ирак находился в тот момент в состоянии тяжёлой войны с Ираном, разработчики операции были убеждены, что воздушный бой с иракскими ВВС, пребывающими в состоянии повышенной боевой готовности, практически неизбежен.

К слову, иранцы, ведь, и сами пытались бомбить иракский реактор незадолго до израильской операции. Это заставило иракцев еще больше усилить оборону реактора. Вокруг него была возведен высокий земляной вал, в небо над ним были подняты специальные зенитные аэростаты. И в целом силы иракских ПВО и ВВС непрерывно оставались в состояние максимальной боевой готовности, защищая ядерный реактор.

Так или иначе, но явлеными нам чудесами Всевышнего, по нашим самолетам в итоге почти не было выпущено зенитных ракет! Зенитные орудия вели крайне слабый огонь, и ни один вражеский самолёт не попытался их перехватить!

В результате все наши самолеты смогли атаковать реактор без помех зенитного огня противника.

На обратном пути, когда наши пилоты доложили об этом, диспетчеры в генеральном штабе были настолько поражены столь радостными новостями, что вновь переспросили — действительно ли точен отчет о том, что всем удалось выполнить свою задачу и все возвращаются домой целыми и невредимыми…

Некоторые лётчики позднее вспоминали о том, как включив свои радиолокационные системы в Ираке, и, увидев, что в этом районе нет ни одного вражеского истребителя, они с трудом верили данным радара, показывавшим чистое небо и полное отсутствие самолетов противника.

Зеэв Раз
Зеэв Раз

Полковник Зеэв Раз позднее также признался, что в тот момент решил, будто бы его радар просто вышел из строя и не работает должным образом.

По его словам, по всем предварительным расчётам, проведённым в Израиле, даже несмотря на то, что самолеты летели на малой высоте, иракский радар должен был обнаружить их за много километров до цели. Поэтому лётчики были уверены, что иракские истребители уже будут ждать их над Багдадом. Тем более что Ирак находился в состоянии войны с Ираном, а потому в Израиле были убеждены в наличии иракских патрулей в небе над столицей.

Так или иначе, но всего этого не произошло. Чудом именно тогда, когда израильские самолеты достигли Багдада в воздухе, не оказалось ни одного иракского самолета!

Позднее, когда вся эскадра приземлилась в Израиле, выбирающиеся из кабин самолётов лётчики, ещё долго обнимались друг с другом — они ведь были уверены, что большинство из них не вернётся из этой операции живыми.

Чудо седьмое: неслучайные бомбы

Еще одно невероятное чудо открылось уже после изучении результатов бомбардировки реактора. Некоторые бомбы вообще не попали в реактор, еще две бомбы проникли в него, но не взорвались. Сначала это просто посчитали неудачей. При том, что реактор в итоге всё равно был уничтожен.

Однако, с годами стали ясны чудеса божественного провидения: бомбы, которые как считалось, «промахнулись», на самом деле, попали в другие здания рядом с реактором, естественно разрушив их. Выяснилось, что эти здания были частью итальянских лабораторий, созданных для того, чтобы помочь Ираку получать плутоний для ядерного оружия… Иными словами, уничтожение этих лабораторий тоже нанесло колоссальный удар по иракскому ядерному проекту.

Бомбежка реактора
Бомбежка реактора

Бомбы же, которые не взорвались, оставаясь в глубине реактора, долгие годы не позволяли восстановить реактор. Учёные и инженеры просто боялись начинать расчищать завалы, внутри которых лежали две бомбы весом в тонну каждая….

Это удивительные чудеса, открылись нам лишь спустя долгое время. Как сказано нашими мудрецами: «Что означает «Творит великие чудеса в одиночку»? Даже знающие сокрытое не ведают о его тайнах» (Вавилонский Талмуд, трактат «Нида» 31:1).

Чудо восьмое: не встреченные враги

На обратном пути наших лётчиков ожидал длительный полуторачасовой полет над вражеской территорией. И это уже после того, как они разбомбили реактор, то есть в условиях утраты преимущества внезапности. Иными словами, было совершенно ясно, что за ними погонятся вражеские истребители, а зенитные батареи противника будут стараться их сбить. И так будет на протяжении всего полёта над Ираком, Саудовской Аравией и Иорданией.

Однако, в результате, ни один самолет не попытался их перехватить, а системы ПВО не обстреливали их зенитными ракетами!

По некоторым источникам, на территории Ирака в это время находились израильские спасательные вертолеты, готовые эвакуировать пилотов, которые будут сбиты. А над израильской пустыней Арава барражировали четыре самолета-перехватчика F-15 и диспетчерский самолет Hokai, готовые оказать помощь в случае начала воздушного сражения.

Вдобавок, ещё 6 самолетов F-15, обеспечивавших непосредственное сопровождение операции, осуществляли высотное воздушное патрулирование над иракскими аэродромами. Тем не менее, как уже было сказано, милостью и чудесами Всевышнего, ни один вражеский истребитель так и не поднялся в воздух.

Следует отметить, что малое количество топлива в баках атакующей эскадры, изначально лишало наши самолёты хорошей маневренности в воздушном бою, если бы они оказались в него втянуты. Они, ведь, не могли задействовать «задний двигатель», обеспечивающий самолету большую мощность, но потребляющий бешенное количество топлива, при том, что их противники без всякого сомнения неминуемо воспользовались бы этой возможностью, предоставляющей им колоссальное преимущество.

Заметим, что и количество самолетов непосредственного сопровождения (6 самолетов F-15) было ничтожным по сравнению с сотнями иракских, иорданских и саудовских истребителей, которые могли вмешаться в этот бой.

Чудо девятое: не случившиеся неисправности

Это удивительное явление было отмечено всеми без исключения лётчиками — за весь долгий перелет (три часа — туда и обратно) на всех до единого самолетах не случилось и не было обнаружено ни одной неисправности!

После бомбежки
После бомбежки

Полковник Зеэв Раз позднее вспоминал, что лишь после приземления стали «вылезать» и обнаруживаться многие неисправности — как собственно это неизбежно случается в боевых самолётах, состоящих из сотен тысяч деталей и работающих в условиях весовых перегрузок и тяжёлых маневренных нагрузок. К слову, тот факт, что речь идёт о новых самолетах, лишь добавлял предполетных опасений по поводу различных неисправностей, которые могли возникнуть из-за недостаточного технического и эксплуатационного знания самолета, а также из-за того, что современные системы вооружения обычно страдают «детскими болезнями» — т.е. различными техническими неполадками, связанным именно с тем, что это новое, непривычное и ещё незнакомое оборудование.

Одним словом, были серьёзные опасения по поводу возможных неисправностей, которые могут случиться с самолетами во время столь длительного пролёта над территорией противника, когда приземлиться и попросить о помощи просто не представляется возможным.

Слава Б-гу, как уже было сказано, ни на одном из самолетов за весь долгий полет технических сбоев не произошло!

Чудо десятое: несостоятельные оценки

Все оценки глав Управления военной разведки и Моссада, а также других высокопоставленных офицеров о том, что атака реактора приведёт к полномасштабной войне на Ближнем Востоке, а отношения между Израилем и США будут серьёзно повреждены и т.д. милостью и чудесами Всевышнего, оказались полностью не состоятельными.

Более того, сама операция была охарактеризована как «один из величайших военных сюрпризов в истории», а её полный успех, превзошёл все ожидания. Несмотря на ряд дежурных осуждений в Соединенных Штатах и Европе, многие страны «не официально» поддержали атаку. Десять же лет спустя, во время войны в Персидском заливе (в 1991 году), они уже публично признали успех и важность израильской операции, когда стало ясно, что без уничтожения реактора, пришлось бы столкнуться с режимом, вооруженным ядерным оружием, бороться с которым, очевидно, было бы неизмеримо сложнее.

Неестественный успех

Рав Гиди Шарон
Рав Гиди Шарон

Пилот, возглавлявший атакующую эскадру — полковник Зеэв Раз, вспоминал, что в течение многих лет он задавался вопросом о невероятном успехе операции, пока, наконец, не услышал от Гиди Шарона (бывшего пилота F-16 и посланника Ребе Короля Мошиаха в галилейском городке Кирьят-Тивон), что в святую субботу, накануне операции, проведённой в воскресенье днем, перед праздником Шавуот, Ребе распорядился о целом ряде действий «во искупление многих», прежде всего о продаже букв Торы (когда делающий пожертвование оплачивает написание буквы в новом свитке Торы). И это стало продолжением просьб Ребе, который на протяжении предшествующих недель призывал прикладывать больше усилий в покаянии, молитве, благотворительности и т. д. из-за «ситуации в мире» и ради того, чтобы «обезвредить и отомстить врагу».

Более того, Ребе просил тогда, чтобы все хасиды отправляли к нему в Нью-Йорк подробные описания всех совершённых ими подобных действий, и чтобы все эти отчеты прибыли к нему не позже воскресенья, в канун праздника Шавуот!

Это было совершенно необычайное требование.

Последователи движения ХАБАД осознали, что по какой-то неясной им причине следует действовать как можно скорее, и, несмотря на необходимость готовиться к празднику они массово вышли на улицы, выполняя поручение Ребе.

В посёлке Кфар-Хабад, где живёт автор этих строк, все хорошо помнят, что в то воскресное утро в синагогах почти не было «миньянов» (собрания из десяти еврейских мужчин, совместно проводящих молитву) — все вставали, молились как можно раньше и поспешно разъезжались по городам и посёлкам вокруг, чтобы успеть продать как можно больше букв в свитках Торы и как можно скорее отправить Ребе отчет о проделанной работе…

Только когда стало известно об атаке иракского реактора (что, по словам тогдашнего премьер-министра Менахема Бегина, «устранило угрозу второй Катастрофы»), прояснились слова Ребе, его указания действовать быстро и без промедления накануне праздника, а особенно его необычное требование получить отчеты до начала праздника — то есть в те часы, когда и произошла атака, устранившая страшную ядерную угрозу, которая сопровождалась цепью удивительных, невероятных чудес, и закончилась без потерь и без каких-либо инцидентов — полным успехом, превосходящим все оценки армейского командования…

Помимо описанных выше действий Ребе, известно также, что за несколько недель до операции Ребе передал раввину Менахем-Менделю Горелику 100 банкнот достоинством в один израильский шекель, для раздачи вместе с благословением среди офицеров Армии обороны Израиля.

Насколько известно, это был единственный раз, когда Ребе распорядился распределять благословляющие банкноты именно офицерам Армии обороны Израиля. Когда раввин Горелик прибыл в Израиль, он передал их р. Менахему Лереру из Кфар-Хабада, которому удалось попасть на заседание генштаба, где он раздал банкноты начальнику генштаба, командующему ВВС и другим присутствовавшим там генералам Армии обороны Израиля, которые в свою очередь написали Ребе поздравительное письмо, подписавшись своим именем, именем матери и своей фамилией.

Кроме того, р. Лерер также раздал дополнительные банкноты офицерам и пилотам на базе ВВС в Тель-Нофе, где солдаты также написали поздравление Ребе. Остаётся лишь заметить, что именно с этой базы вылетела значительная часть самолётов, участвовавших в операции…

Вечная божественная защита

«Тот, кто творил чудеса для наших предков» — несомненно, творит чудеса и для нас… Цепь удивительных чудес, случившихся в ходе атаки на иракский реактор, раскрывает нам любовь Б-га, благословляющего нас, и его постоянную защиту народа Израиля, и как неоднократно подчеркивал Ребе Король Мошиах: «Ведь не дремлет и не спит страж Израиля», а «Земля Израиля — самое безопасное место в мире»!

И вот, в самом деле, мы своими собственными глазами видим явленные нам чудеса — и в практически полностью прекратившемся, слава Б-гу, распространении в Израиле коронавируса, и в операции «Страж стен», и, наконец в продолжающемся ослаблении наших врагов вокруг.

Наша роль

За две недели до атаки ядерного реактора (19 Ияра) Ребе Король Мошиах прямо обратил своё внимание на опасность ядерного оружия, заметив: «Состояние мира таково, что один сумасшедший способен прийти… и одним нажатием кнопки вызвать разрушение и разорение во всем мире! … и лишь по милости Божьей не происходит так, что такой сумасшедший нажимает на кнопку и приносит разрушение и разорение… и, естественно, возникает вопрос: зачем же Б-г устроил всё таким образом?! И вот ответ: падение требует подъёма — чтобы проснулись евреи и приумножили бы Тору и заповеди…»

Из этих слов Ребе становится ясно, что наша роль состоит в приумножении Торы и заповедей, поскольку тем самым мы укрепляем безопасность народа Израиля и безопасность всего мира в целом.

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter