25 Кислева 5782 года, второй день недели, гл. Микейц

Марьина Роща и ее история. Гиганты прошлых поколений

Статья посвящена раввину Шубову и начинается она с вопросов. Каково это — быть в 20-30-х годах раввином в веселом районе типа московской Марьиной рощи, на задворках здания ГПУ? Каково происхождение фамилии Шубов?

688 (0)
Сокращенное адаптированное изложение: Эстер Кей
Марьина Роща и ее история. Гиганты прошлых поколений
Марьина Роща и ее история. Гиганты прошлых поколений

Ребе Король Мошиах говорит, что мы — как малорослые на плечах великанов, держащих нас (и что мы удостоимся Освобождения, поскольку мы чуточку выше, чем держащий нас великан — хотя мы так вознесены благодаря ему же). А каковы же были эти великаны? Вот, сегодня мы расскажем об одном из них.

Статья посвящена раввину Шубову и начинается она с вопросов. Каково это — быть в 20-30-х годах раввином в веселом районе типа московской Марьиной рощи, на задворках здания ГПУ? Каково происхождение фамилии Шубов? Как бывает, что парень из йешивы Тельз попадает в йешиву Любавичей? Где найти шидух для дочери потомка «Шней Лухот а-Брит»?

…Да, именно так: раввин синагоги в Марьиной рощи. Рав Мешулам-Зуша Шубов имел также имя Йешайяу — в честь своего предка, автора «Шней Лухот а-Брит», левита. А имя Зуша он носил в честь другого предка — р. Зуши из Аниполи.

Родился он в Белоруссии, отец его, р. Тувье, много лет служил шойхетом и проверяющим (на иврите эта должность записывается как аббревиатура ШУБ — «шохет у-бодек») в городе Бобруйске. Отсюда, вероятно, и корни их фамилии: Шуб, или Шубов. (Известна также кинорежиссер начала века — Эсфирь Шуб и еще немало евреев с такой фамилией).

История из детства р. Зуши Шубина: Вот его посылают за пивом в кошерную пивную. Пиво — в честь шабата. Он тащил тяжелую банку. И тут ему преграждает путь нееврей-хулиган. Он отбирает у мальчика пиво и убегает. Мама, Нехама-Рахель, снова посылает сына принести напиток к субботнему столу. Но мальчик уже боится идти, выходить на улицу в канун шабата.

И тогда его дедушка-праведник благословляет его, а хулигану дает обратное «благословение». В скором времени узнали, что того хулигана переехало поездом. Об этом много говорили в округе…

Раввин Шубов — уроженец примерно 1876 года, то есть моложе Ребе РАШАБа (своего будущего главы йешивы) на 15 лет. Был он необыкновенным ребенком, из тех, кто интересуется больше Книгой, чем окружающим его миром.

Однажды ночью воры пришли грабить их семью, но увидев мальчика за учебой решили вернуться попозже, чтобы его не трогать. Через час они все еще застали его за учебой при свече. Грабители пришли в третий раз, но мальчик все еще сидел и занимался. В их планы не входило «мокрое дело». Так что они передумали заходить в этот дом. Ребенок учил Тору, и его не решились потревожить даже бандиты!

Но это было еще при царе. Тогда бандиты были другие…

Можно себе представить, какова будет судьба религиозного еврея, хасида, гениального ученого при советской власти. Наверняка, в их семье были знакомы с историями о р. Менахем-Менделе из Витебска и его подъемом в Святую Землю, так как пра-прадедушка был из его хасидов, которые затем стали последователями Алтер Ребе, взявшего на себя его функции (после отъезда Витебского ребе).

Учиться юношу послали в йешиву Тельз. Тогда еще не было другой опции. Свою йешиву Ребе РАШАБ откроет, как известно, в 1897 г. Как только она открылась, юноша перешел туда.

Со времен йешивы Тельз сохранилась у него в памяти история (потом он рассказал ее р. Залман-Лейбу Астулину) о том, как он на Симхат-Тора решил пойти в миньян домохозяев в надежде, что там ему дадут «алию» — вызовут к Торе. Но увы, его обошли, он не имел протекции и не получил никакого внимания. Он с красными глазами зашел к своему главе йешивы, говоря, что остался без вызова к Торе. Тот налил ему стакан водки, велел выпить, сказал — это тебе исправление за то, что не достался вызов к Торе. И добавил: «Ну, не обижайся, чего ты хочешь от балабосов!»

Поясним: «балабос» — на идиш хозяин дома, отсюда, возможно, русское слово — балбес, имеется в виду, что люди эти не посвящали много времени Торе.

Этого главу йешивы и раввина города Тельз звали р. Элиэзер, и сам автор «Сдей Хемед» причислял его к великим людям. Так что парень понял, что он в каком-то смысле даже выиграл, а не проиграл.

Когда он начал учиться в Любавичах в «Томхей Тмимим» («Опора чистосердечных» — название йешивы ХАБАДа), то наряду с учебой была такая практика: Ребе РАШАБ отбирал и посылал лучших студентов в литовские местечки «тягаться», состязаться с местными в познаниях Талмуда.

Это делалось тайно и без помпы, просто двое учеников заходили в зал, в штибл, усаживались за стол, открывали увесистый том Талмуда, и начинали вслух учить и обсуждать какую-то тему. К новым, незнакомым парням сразу начинали подходить любопытствующие. Затем приглашали самых сильных, чтобы не ударить в грязь лицом перед пришлыми. Любавичские ставили им «шах и мат» и потом — возможно — завязывались какие-то дружеские отношения, после чего сопротивления хасидизму становилось все меньше.

Рав Мендель Дубравский говаривал, что Зуше Шубов «рубал миснагедов как капусту», звучит не толерантно, но красочно.

Главный раввин Советского Союза

…Новая эпоха, грозная и страшная, стояла на пороге. Общинная жизнь евреев оказалась «вне закона» при коммунистах.. Угнетение и подавление религии в двадцатых и тридцатых годах, репрессии и преследования верующих — вещь известная, о которой немало книг написано. Преследовались и светские сионисты, атеисты, грезившие идеей возвращения в Сион. Но в основном гнев властей вызывали не желавшие ассимилироваться религиозные евреи, которые, в отличие от евреев-коммунистов и рядовых советских граждан, евреев по национальности, вливаться в систему не собирались.

Идеалом коммунизма (в теории) являлся Интернационал, дружба народов, так что очень много евреев поддались на эту сладкую наживку и о своем еврействе почти забыли. Разница между нациями — казалось многим людям излишней — стиралась все более.

Но были и такие евреи, которые не хотели жениться на лицах других национальностей, признавать иллюзию дружбы народов и становиться частью праздничного месива под названием «Мир, Труд, Май»... Такие становились мишенью для угроз и преследований со стороны внутренних органов госбезопасности.

В 1924 году из г. Ростова-на-Дону изгнан («выдворен») путем травли 6-й Любавичский Ребе.

До этого как раз началось правление Сталина, так как Ленин после ранения, нанесенного ему Дорой (Фанни) Каплан, был тяжело болен и вскоре (в 1924 г.) умер. Сталин занимал ранее посты комиссар по делам нац. меньшинств, а начиная с 1922 г. — секретаря ЦК партии. С приходом этой одиозной личности к власти начались самые худшие времена.

Постепенно все синагоги по стране были закрыты. Если сначала видимость демократии сохранялась, то к концу тридцатых годов было уже покончено практически со всеми составляющими еврейской религиозной жизни в городе: кошерные магазинчики, лавочки, хейдеры, — все закрылось (или стало подпольным), а из синагог к 1928 году остались только по одной-две на город, в качестве образцово-показательных. Также и в собственных домах евреи соблюдать обряды боялись. Религия связывалась с инакомыслием, а за подозрение в измене режиму судили (по статье 58).

И вот в такое время произошло загадочное назначение раввина Шубова на должность главного раввина всего Советского Союза.

Ему пришлось, естественно, ладить и с казенным раввином, который придирался к его хасидским привычкам и искреннему соблюдению законов Торы с энтузиазмом. Например, в Суккот, увидев, как радовался хасидский раввин возношению 4 видов растений, оппонент сказал ему: «Что за новшество — так радоваться лулаву и этрогу?»

— Это ж раз в году!

— Ну и что? Все равно текст тот же, что и на любую заповедь — «благословлен освятивший нас своими заповедями», «давший нам дожить до этого времени».

— Благословен Б-г, — это такие слова!

— Ну, о чем ты? Какие слова? То же самое я говорю и при выходе из туалета и при этом не пляшу!

Рав Шубов ответил чуть более резко и осадил его: «Поверь мне, уважаемый, что если бы ты раз в году выходил из туалета, ты бы говорил и это благословение с огромным энтузиазмом!»

Дочь главного раввина

Хая, дочь рава Шубова, успешно училась в университете, но ее отцу это не могло нравиться — он опасался чуждых влияний и веяний. Он стал думать, как заставить ее отказаться от ее академических планов и научной карьеры в Советском Союзе.

И придумал: пошел и сообщил в деканате, что такая-то студентка — дочка раввина, сектанта, верующая. Ее сразу отчислили.

Хая пережила эту ситуацию и пошла работать корректором в газету «Правда». Вскоре, однако, ее уволили: уже было известно о том, что она — верующая, из еврейской религиозной семьи.

Отец стал искать ей пару, соблюдающего парня. Нашелся подходящий претендент. Рав Шубов первым делом проверил, есть ли на нем «цицит». Убедившись, что парень одет правильно, отец девушки согласился на шидух.

Колесо истории между тем неумолимо катилось к 1937 году…

Ребе РАШАБ ушел в мир иной в 1920 году в Ростове. Йешива продолжала частично работать под руководством Ребе РАЯЦа.

Семеро из числа учащихся и преподавателей ростовской йешивы после ареста были осуждены и высланы в Сибирь осенью 1935 года. Наставник группы хасидов, рав Моше Медалья, был расстрелян НКВД. Случилось это спустя несколько месяцев после его ареста, но его жена оставалась вдовой без права выйти замуж еще долгие годы, так как от нее и детей рава Медальи правду утаивали еще много лет. С той же жестокостью был ранее убит в Москве отец рава Медальи, праведный р. Шмарья-Лейб, чья супруга, Двора, не знала о том, что она уже давно вдова.

В Ростове еще год действовала ячейка, оставшаяся от запрещенной властями йешивы «Томхей Тмимим», и позднее эта подпольная деятельность была перенесена по директиве Ребе РАЯЦА в Ленинград, затем в Ригу, Варшаву, Отвоцк…

Свет в ночи

Раввин Зуше Шубов запомнился многим как постоянно занятый учением Торы праведник. В смутное время как-то заявились в его двор громилы. Вышла служанка и сказала, что раввин вот только что вышел и указала им направление, куда именно он якобы пошел. Но это была неправда! Он стоял в одной из комнатушек и молился. Он даже не знал о том, что его искали.

Погромщики не нашли того, кого искали. Посланники «ангела смерти» остались без добычи.

Еще одно воспоминание и, пожалуй, самое светлое. Каждый, кто заходил в Марьину рощу в синагогу, видел там раввина Шубова. Встречаясь взглядом с гостем или знакомым, хозяин синагоги делал такое движение: одновременно закрывая книгу, которую изучал, он вынимал из кармана пиджака припрятанную там «полторашку» водки и угощал, приглашал к фарбренгену, сразу заводил сердечный разговор.

…Сегодня, 14 Сивана, йорцайт (день памяти) раввина Мешулама-Зуше-Йешайяу Шубова, главного раввина Москвы и Марьиной рощи (год кончины – 1938). Его внук – многим памятный раввин Кишинева р. Залман Абельский, а также р. М. Козлинер и З.-Л. Астулин поделились с нами записанными в разные года воспоминаниями.

Да будет благословенна память праведника. Гиганты прошлых поколений — на чьих плечах мы стоим, вглядываясь и приветствуя знамена Освобождения.

Опубликовано: 25.05.2021

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter