СБП. Дни Мошиаха! 18 Адара 5784 г., третий день недели Ки тиса | 2024-02-27 15:49

Нигун «Эй, муже!»: единство тела и души

Об этом свойстве пьянящих напитков мы знаем из пословицы: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». На языке Торы эта идея звучит как «Входит вино — выходит тайна».

413 (0) мин.

1. Входит вино — выходит тайна

Музыка и пьянящие напитки воздействуют на душу похожим способом. На это указывает, хотя бы, тот факт, что пение левитов в Храме звучало именно в тот момент обряда жертвоприношения, когда на жертвенник возливали вино.

Вино — это напиток, который в скрытой форме изначально существовал внутри винограда, и был оттуда извлечён. По принципу подобия, оно влияет на человека таким же способом. Выпив вина, человек проявляет то, что всегда было его внутренней сутью, но находилось в скрытом виде: мысли, эмоции, мечты, которые человек тщательно прятал подальше от других (а иногда и от себя самого).

Об этом свойстве пьянящих напитков мы знаем из пословицы: «Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». На языке Торы эта идея звучит как «Входит вино — выходит тайна».

Мудрые люди подметили, что таким же раскрепощающим средством является и музыка, и видоизменили поговорку: входит нигун — выходит тайна.

2. Без бокала нет вокала

Вино и музыка в еврейской традиции не просто идут «рука об руку». Существует целая группа «алкогольных» нигуним — хасидских мелодий, посвященных тематике опьянения, пьянящих напитков и тд. К этой группе относятся такие известные нигуним, как «Не журытесь, хлопци», «Пил я в воскресенье», «Став я пыту», «Вострубите, народы». Об одном из таких нигуним — «Эй, муже!» — мы поговорим в рамках данной статьи.

Разумеется, речь в таких нигуним не идёт о пьянстве, и алкоголь — это определенный символ, который было бы неправильно понимать буквально. Как объяснял Ребе ШЛИТА, вино имеет две функции в служении Всевышнему: радует сердце и спутывает сознание.

Различие между ними — в целях и дозировке.

«Вино радует сердце человека». Будучи применяемым в умеренных количествах, вино действительно помогает приподняться над обыденностью и достичь радостного состояния (а радость, как мы знаем, «ломает преграды»). Но иногда бывает, что злое начало и заботы этого мира настолько сильно удерживают душу в сжатом состоянии, что необходимо затуманить сознание, отключить назойливые голоса животных инстинктов и дать себе возможность услышать божественную душу. Для этого требуется гораздо большее количество пьянящего напитка. И это не о «заливании горя вином», а о ключе к свободе и инструменте ви́дения истины.

В хасидской традиции (в том числе, музыкальной) вино символизирует слова Ребе, атмосферу Ребе. Погружаясь в них, человек: испытывает радость и душевный подъем; приобретает иную, не обывательскую, оптику, в которой «жестокая реальность» вовсе не столь реальна, а единственное, что совершенно точно существует и имеет значение — это реальность Всевышнего.

3. От улыбки станет всем светлей

Нигун «Эй, муже!» — это народная песня, переосмысленная на хасидский лад. Народ первоисточника идентифицировать сложно: язык текста, как это часто бывает, — суржик восточно-славянских языков. Здесь сразу хочется отметить, что говорит Ребе ШЛИТА по поводу нигуним на «разговорных» языках (то есть, нигуним, текст которых написан не на святом языке, а на идиш, украинском, белорусском и тд — языках, используемых в быту). Это делается для того, чтобы суть нигуна затронула не только высшие слои божественной души, но коснулась также и животной, и дошла до самого тела, как говорится, проникла до мозга костей.

Словесный текст нигуна «Эй, муже!» очень многоплановый. Давайте познакомимся сначала с первичным, буквальным уровнем его понимания. Он представляет собой диалог жены и мужа. Жена пытается убедить мужа бросить пить, но его интересует одно: где взять средства, чтобы добыть очередную «дозу»:

Эй, муже! Ты не пей дуже (очень)! Ты покаешься! Ты впораешься (справишься)! Что мы будем пить?! Ты продай, муже, бибичка! Бибичка! (Ребёночка). Женку, коровку да теля.

На первый взгляд, это диалог созависимой пары: в куплете жена умоляет мужа взять себя в руки и бросить пить. Через минуту, в припеве, она уже подсказывает ему, что можно продать, чтобы найти средства для выпивки. И продать не что-нибудь, а ребенка, корову и даже себя саму!

Конечно же, понятно, что это только внешний слой, оболочка, в которой хасиды обнаружили глубокий смысл и символику. Более того: за этим незамысловатым текстом скрывается главная идея 49-й главы книги «Тания». В ней описан один из способов раскрытия в сердце любви к Б-гу. Наверно, многие помнят мульт-персонажа Крошку Енота и сценку, где он смотрится в свое отражение. Сначала, из воды на него смотрит перепуганный и агрессивно настроенный зверёк. А потом Крошка улыбается, и отражение в воде отвечает ему тем же.

Очень любопытно узнать в знакомом персонаже из детства прообраз Короля Шломо и его известной фразы: «Как в воде — лицо к лицу, так сердце человека — к человеку» (Притчи, 27:19). Этот принцип, согласно книге «Тания», помогает проникнуться любовью ко Всевышнему:

И «как в воде — лицо к лицу», так же, как Всевышний как бы отодвинул и удалил в одну сторону, если говорить, пользуясь сравнением, Свой великий беспредельный свет и скрыл и утаил его в трех видах разных сжатий — все это из любви к нижнему человеку, для того, чтобы возвысить его ко Всевышнему, ибо «любовь побуждает плоть», тем более и тем более, вне всякого сравнения, человеку также подобает оставить и покинуть все, что у него есть, от души и до тела, и всем пренебречь, дабы стать приверженным к Нему, благословенному, приверженностью, страстью и желанием, и ничто не должно этому препятствовать, ни изнутри, ни извне, ни тело, ни душа, ни имущество и ни жена и дети.

4. Слушайся голоса жены своей

Продолжаем углубляться в аллегории образов. Главные герои нигуна, муж и жена — традиционные олицетворения души и тела. В этом ракурсе интересно понаблюдать за различиями в их речи. «Жена» разговаривает «ты-сообщениями». Она как бы дистанцируется от «мужа», призывает его к определенным действиям, но не объединяется с ним. Это соответствует природе тела: оно живёт своими инстинктами, и не способно сотрудничать с душой, или вступать с ней в диалог. Оно только требует обеспечить свои земные потребности.

«Муж», напротив, спрашивает: что мы будем пить? Душа имеет один интерес — жажду божественности. И она не намерена «пить» в одиночку. Ей необходимо вовлечь тело в этот процесс и сделать его своим союзником. Что в итоге и происходит: тело само «подсказывает» душе, где высвободить ресурс для подпитки: «продать» всё то, что человек склонен рассматривать как преграду Служению. Превратить семью, имущество и тд из, якобы, помехи — в трамплин для духовного роста.

5. Шма, Исраэль!

Теперь — время разобраться с образами припева. Безусловно, нет идеи в том, чтобы ради Служения продавать собственного ребенка! (Вопрос с человеческими жертвоприношениями был раз и навсегда решен с Авраамом и Ицхаком). «Ребенок» в хасидизме — это образ эмоций. Хохма и Бина, наш разум, — это символы отца и матери, от которых рождаются «дети» — эмоции. Эмоции обитают в сердце. Следовательно, реплика «ты продай бибичка» означает призыв направить свои эмоции на служение Всевышнему. Интересно, что слово «бибичка» повторяется дважды. Это вызывает аналогию с фрагментом из молитвы «Шма», где слово «левавхо» (из фразы «и возлюби Б-га Всесильного всем сердцем») написано «не по правилам», с двумя буквами «вэт» вместо одной. Объясняют комментаторы, что это намек на доброе и злое начало. Да, ими обоими надо возлюбить Всевышнего: и злым началом в том числе!

Продолжим аналогию. Далее в молитве «Шма» приказано возлюбить Всевышнего «всей душой». Используется слово «нафшихо» (той частью души, которая связана с телом). В нигуне ему соответствует «женка», которую надо продать вслед за бибичкой.

Далее, нужно возлюбить Его всем своим имуществом. Этому понятию органично соответствуют «коровка да теля» из нигуна.

6. Разбитое сердце

Отчего же, так быстро произошла смена точки зрения «жены»: от антиалкогольных утверждений — до готовности всё продать?

На этот вопрос нам снова поможет ответить книга «Тания», на сей раз — фрагмент ее 29 главы. Эта глава занимается такой духовной проблемой как «отупение сердца» (эмоциональной невосприимчивостью к святости). Рецепт для исцеления, предлагаемый в этом фрагменте, таков: «Пусть человек всегда старается возбуждать гнев доброго влечения против дурного». Поскольку, духовная тьма не имеет собственного существования, она мгновенно исчезает с появлением света.

В книге «Тания» приводится пример из ТАНАХа, когда после плача 9 Ава люди наутро оказались полны решимости войти в Землю Израиля. Но ведь ещё вчера они горевали, уверенные, что народы Кнаана непобедимы, и за эту ночь не увидели никаких новых чудес Свыше? Благодаря чему произошла полярная смена мнений? Гнев Всевышнего на них разбил нечистую оболочку их сердец, и она тут же потеряла всякую власть над ними.

В нигуне «Эй, муже!» такую функцию «молота», разбивающего претензии тела на сугубо приземлённый образ жизни, выполняет голос души. Ее вопрос «что мы будем пить?» парадоксальным образом звучит как отрезвляющий окрик, после которого даже тело ощущает сильную духовную жажду и готово дать необходимый ресурс для ее удовлетворения.

7. Музыка нас связала

Мы долго рассматривали словесный текст нигуна «Эй, муже!». Но, поскольку, это именно нигун, а не песня, важная информация содержится не только в словах, но и в музыке.

В простой непритязательной мелодии, явно заимствованной, как и слова, из народной песни, обращают на себя особое внимание два фрагмента.

Первый — окрик души «Что мы будем пить?». Во-первых, он контрастно выделяется на фоне причитаний тела и просьб «завязать»: крупные длительности звуков и широкие интонационные ходы маркируют появление нового персонажа с авторитетной манерой речи. Во-вторых, эта реплика — точная интонационная копия фразы «нафши хомдо» из нигуна «Аним змиройс». Последний факт совершенно удивителен. Ведь здесь не может быть «авторской задумки», поскольку, оба нигуна не являются авторской музыкой: «Эй, муже!» — римейк фольклорной песни, а «Аним змиройс» — вообще, согласно преданию, мелодия из Ган Эден. Однако же, эта цитата идеально подходит по смыслу. В нигуне «Аним змиройс» она выражает любовь и стремление души ко Всевышнему. В нигуне «Эй, муже!» она озвучивает те же чувства той же субстанции: острую духовную жажду. То есть, перед нами — уникальный пример Б-жественного Провидения в музыке, когда смыслообразующим фактором выступает Сам Всевышний, без посредников в лице композитора.

Второй интересующий нас фрагмент — реплика тела «Ты продай, муже, бибичка!» Это точная интонационная цитата свадебной песни «Ийе лану, ийе лану (у миколь Исраэль»). Как и в первом случае, здесь все совпадения «случайны» в виду фольклорного происхождения обоих музыкальных текстов. При этом они создают идеальный резонанс смыслов. Как мы помним, жена предлагает «продать бибичка» после окрика мужа. Это символизирует разбитие грубой оболочки сердца и пробуждение любви ко Всевышнему по «зеркальному» закону «как в воде — лицо к лицу». Цитата из свадебной песни добавляет важный оттенок: с этого момента появляется не только связь человека с Б-гом, но и происходит «бракосочетание» души с телом! До сих пор, они находились в антагонизме: тело беспокоилось о своих потребностях, а душа — о своих. Сейчас же конфликт исчезает, и тело из врага превращается в союзника (как сказано о жене, что она для мужа — помощник напротив него. Заслужит — помощник, не заслужит — против него. Мы слышим, благодаря цитате свадебной песни, что душа — заслужила).

В одной из бесед Ребе Король Мошиах перечисляет три уровня понятия «шалом» (мир):

1) Когда один из соперников показывает в битве перевес в физической силе. Так было во времена Давида и его войн.

2) Когда один из соперников настолько силен, что другой даже не считает целесообразным нападать. Так было во времена Шломо и его величественного правления.

3) Когда правота одного соперника настолько очевидна, что бывший враг добровольно становится союзником. Так будет во времена праведного Мошиаха.

Дай Б-г нам такого мира, снаружи и внутри. Гармоничного союза тела и души. А нигун «Эй, муже!» поможет прочувствовать это состояние и попробовать вкус Освобождения прямо сейчас.

Постскриптум

Однажды, р. Шимон Лазаров, посланник Ребе ШЛИТА в Техасе, был приглашен выступить на хасидском застолье вместе с именитыми старыми хасидами. Ему было неловко что-то говорить наравне с «мэтрами», и он предпочел высказаться с помощью нигуна. Так появился знаменитый нигун «Батей ХАБАД» (видео — в конце статьи). В нем передана идея необходимости создавать хабадские центры в каждом уголке Святой Земли и мира, в каждом еврейском доме (как раз, в это время началась кампания Ребе по реализации этого плана). И в конце, после завершения раздела со словами, звучит фрагмент без слов — аллюзия на нигун «Эй, муже!».

Какой смысловой эффект возникает, благодаря сходству двух этих нигуним?

Вспоминается глава из книги «Сегодня — день» за 1 Хешвана:

С тех пор, как Святой, благословен Он, сказал Аврааму, праотцу нашему: «Выйди из земли своей…» — и написано: «И отправился Аврам продвигаясь на юг», — началась таинственная выборка искр святости и очищение этого мира. И, согласно тому, как постановило Б-жественное Провидение, человек отправляется туда, где находятся искры Б-жественности, которые нуждаются в том и ожидают того, чтобы быть перебранными и вызволенными им. Праведники, обладающие особым зрением, видят, в каком месте их ожидает работа по выборке искр святости в мире, и отправляются туда сами. Простым же людям Причина всех причин [Всевышний] создает повод для того, чтобы они пришли в то место, где возложена на них работа по просеиванию материальности и возвышению искр святости.

Как сказал Ребе ШЛИТА, все искры святости уже собраны. С началом распространения по миру «домов ХАБАДа», начался другой уровень работы: процесс «бракосочетания» материальности с духовностью, процесс, символизирующий наступление времён Мошиаха. Если раньше праведники видели сами «руку» Б-жественного Провидения, а простым людям нужно было указывать, куда идти в поисках духовной работы, то сейчас праведник (Ребе) направляет своих посланников, обеспечивая «электрификацию» всего мира Светом Всевышнего.

В нигуне «Батей ХАБАД» присутствует именно прием аллюзии на «Эй, муже!». Аллюзия (неточное, но узнаваемое сходство). Это звуковая модель взаимоотношений двух текстов по типу «иткашрут» — связь (хасида с Ребе). Посланник не «прилепляется» к Ребе, не растворяется в нем. В этом тандеме личная инициатива важна не менее субординации. Таким образом, мы можем взять для себя урок: обязательное условие для достижения личного освобождения и гармонии тела с душой — связь с Ребе через выполнение своего посланничества.

Опубликовано: 29.10.2023 Комментарии: 0 Поддержите сайт
Читайте еще:
Ошибка в тексте? Выделите ее и
нажмите Ctrl + Enter