25 Менахем-Ава 5781 года, третий день недели, гл. Реэ

Нигун «Бейнони» (№46)

5230 (3)
Нигун «Бейнони» (№46)
Нигун «Бейнони»

Приближается месяц Тамуз — время Освобождения Шестого Любавичского Ребе. И в связи с этим есть повод поговорить об одном из его самых любимых нигуним — «Бейнони».

Составитель нигуна «Бейнони» — р. Аарон Харитонов из Николаева, известный хасид Ребе РАЯЦ. Об этом нигуне сказано, что он нашел особую милость перед Ребе (Йосеф-Ицхаком). Связь «Бейнони» с душой Ребе оказалась настолько прочной, что во время «Седера нигуним» (серии особых нигуним — по одному от каждого праведника от Баал-Шем-Това до Ребе ШЛИТА — которые поют в специальное праздничное время) именно «Бейнони» является его «представителем». Более того, во время произнесения своего первого маамара «Бати ле-Гани», означавшего принятие руководства и духовную преемственность от своего тестя и учителя, Ребе ШЛИТА дважды прерывался, и один раз — ради того, чтобы спеть с хасидами нигун «Бейнони»!

Интересно также, что хотя Ребе РАЯЦ не сам составил этот нигун, но именно он дал ему название «Дер бейнони», определив, тем самым, его внутреннюю суть. «Бейнони», «средний» — это хасидское понятие определенной духовной ступени, которой может и должен достичь каждый еврей. Тому, как это сделать, Алтер Ребе — первый глава ХАБАДа — посвятил целую книгу. Определенно, зная все особенности еврейской души и будучи тонким комментатором нигуним, Ребе РАЯЦ дал это название неслучайно. Как такое емкое понятие удалось выразить в нескольких строках музыкального текста? Какие выразительные средства были для этого использованы? Какой урок мы можем извлечь для себя из всего этого? На эти вопросы нам поможет найти ответ музыкальный анализ нигуна.

Небольшой экскурс в теорию музыки. Большинство классических (не в узко-стилевом значении слова) музыкальных пьес написано в рамках мажоро-минорной ладовой системы. К этой группе относится и «Бейнони». Основа такой ладовой системы (т.е. системы взаимоотношения звуков) заключается в том, что лад имеет 3 главные ступени: тонику (первую ступень лада), субдоминанту (четвертую) и доминанту (пятую). У каждой ступени есть в данном ладу своя «роль», функция, основанная на присущих ей акустических свойствах и ассоциативных особенностях музыкального восприятия. Так, тоника — это главная опора лада, ее «логический центр», и «точка притяжения». Музыкальная мысль, завершающаяся на этой ступени, звучит устойчиво, завершенно, гармонично, уравновешенно. Доминанта — это «двигатель» лада. Будучи устойчивой ступенью, она тем не менее, остро тяготеет к тонике и стремится «разрешиться» в нее в силу акустических особенностей. Музыкальная мысль, заканчивающаяся на доминанте, звучит вопросительно. Мы как бы ожидаем непрозвучавшего продолжения.

Если доминанта ПРИВОДИТ к тонике и подчеркивает ее роль в качестве центра, то субдоминанта УВОДИТ от нее. Если сыграть вне условий лада два этих звука (тонику и субдоминанту), то на слух тоника будет восприниматься как более слабый, «подчиненный» звук, который тяготеет разрешиться в более сильный (субдоминанту). Более того, доминантовая сфера тональностей более «высокая», просветленная. А движение в сторону субдоминанты воспринимается как «спуск» вниз.

Попробуем сделать проекцию сказанного в сферу хасидизма. Тоника несомненно вызывает ассоциации с Истиной, покоем, источником жизни. Доминанта — это стремление к нему, т.е. — хорошее начало. А субдоминанта — то, что уводит нас от истины и сбивает с правильного пути — это конечно же «йецер а-ра», злое начало.

Теперь обратимся к музыкальному тексту нигуна «Бейнони». Вся мелодия нигуна построена на ладовой «пульсации» тоники, субдоминанты и доминанты. Все опорные звуки мелодии — это именно первая, четвертая и пятая ступени (именно в такой последовательности). Наверняка читатели уже догадались, что может означать такой прием. Но для большей убедительности приведем цитату из «Тании», где описана духовная работа «среднего»:

«…Тело названо „малый город„. И как два монарха сражаются за один город и каждый хочет его захватить и властвовать в нем…, так две души — Божественная и витальная животная душа со стороны „клипот“ — сражаются друг с другом за власть над телом» («Книга средних», глава 9).

И еще: «средний же тот, в ком зло никогда не усиливается настолько, чтобы захватить малый город и, облекаясь в тело, привести к греху» (там же, глава 12).

Итак, нигун «Бейнони» — это «кардиограмма» душевной жизни «среднего», вся жизнь которого протекает в постоянном поединке добра и зла. На этом поединке непрерывно присутствует Всевышний и поддерживает доброе начало, не давая ему проиграть. Нигун начинается с тоники, и этот посыл напоминает самые первые слова Книги средних: «заклинают его: будь праведником и не будь грешником». Алтер Ребе объясняет, что это «заклинание» насыщает душу силами на всю жизнь и дает возможность выстоять.

В мелодии нигуна мы также слышим «интонацию тшувы», уже знакомую нам по нигуну «Коль доди дофек» (интервал малой септимы, который по своим параметрам вызывает ассоциации с процессом тшувы. Это диссонирующий интервал, что символизирует горечь оторванности от Всевышнего. И это широкий интервал, благодаря чему мелодия из нижней точки мгновенно взлетает «на высоту». Если движение мелодии в этой интонации попробовать изобразить графически, получится нечто похожее на шофар, один конец которого узкий, а другой — широкий, что тоже намекает на тшуву). Интересно заметить: по ходу обычного движения мелодии тоника (истина, покой) достигаются только путем победы доброго начала над «йецер а-ра» (когда доминанта «пересиливает» и сменяет субдоминанту). Но когда появляется интонация тшувы, мелодия тотчас же из субдоминанты попадает сразу в тонику (перефразировав известное выражение: из глубокой ямы — на высокую крышу!) Такой сверхъестественный порядок напоминает нам: там, где стоит «бааль тшува», даже праведник не может стоять.

Итак, мы убедились в том, насколько верным оказалось название Ребе РАЯЦ и как полно оно выразило идею, заложенную в нигуне. Какой урок можем мы извлечь именно из такого воплощения понятия «бейнони»? Ведь всем нам доступна книга «Тания», где все это изложено обычным вербальным языком! Что добавляет нам музыкальный «перевод»?

Дело в том, что выражение душевной борьбы, внутреннего конфликта в той форме, как мы это слышим в «Бейнони», нетипично для музыки в целом. В европейской музыке главным выразительным средством для «борьбы» является, как правило, драматургия произведения и его музыкальная композиция. Соответственно, «не-добру» посвящается отдельная музыкальная тема (мелодия), а конфликту — целый раздел формы. Как правило, это средняя часть произведения с неустойчивым, бурным и мрачным характером, которая противопоставляется «ясным и безмятежным» крайним частям. Т.е. налицо как минимум два отличия.

Первое: конфликт — это что-то внешнее, театральное. Второе: он ограничен определенными музыкальными пространством и временем.

Нигун строится совершенно по-другому, не по законам искусства и театральной логики, а по закону жизни еврейской души. Поэтому стремление к добру и избежание зла в нем показаны правдиво, как они есть на самом деле, а именно — это ВНУТРЕННИЙ И ПОСТОЯННЫЙ ПРОЦЕСС.

Удивительно то, что при всем этом мелодия, отражающая идею бесконечного внутреннего поединка со злым началом, НЕОБЫКНОВЕННО КРАСИВА И ГАРМОНИЧНА! Это означает, что человек, даже если он не праведник и всю жизнь проводит в борьбе за право оставаться хотя бы не грешником, своей работой доставляет огромное наслаждение Всевышнему.

«Есть два вида удовольствия Всевышнего наверху. Одно — от полного уничтожения стороны „ситра ахра“ и обращение ее из горечи в сладость и из тьмы в свет, что совершается праведниками. Второе — когда покоряется „ситра ахра“, пока она еще сохранила свой натиск и силу и возносит себя как орел, и оттуда ни заводит ее Всевышний через пробуждение снизу, совершаемое средними. И об этом написано: „И приготовь мне вкусные блюда, как я люблю“. „Вкусные блюда“ — во множественном числе — два вида удовольствия. Это слово Шхины сынам Своим, всем евреям, как объясняет книга „Тикуней Зоар“. И подобно этому есть два вида вещественной вкусной пищи: один — то, что нежно и сладко, а другой — то, что остро или кисло, но все это хорошо приправлено и приготовлено так, что получается пища, оживляющая душу». («Книга средних», глава 27).

Хасидизм учит нас, что ступень бейнони доступна для всех. Это именно то, за что жертвовали собой все лидеры ХАБАД, начиная от Алтер Ребе и заканчивая Ребе РАЯЦ, чье Освобождение мы будем праздновать. Давайте сделаем так, чтобы наш жизненный путь доставлял Всевышнему наслаждение и несмотря на постоянную внутреннюю борьбу был таким же красивым и гармоничным, как мелодии нигуна «Бейнони»!

Опубликовано: 02.07.2011

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter