25 Менахем-Ава 5781 года, третий день недели, гл. Реэ

Нигун 12 Тамуза и 19 Кислева

4335 (2)
Нигун 12 Тамуза  и 19 Кислева
Алтер Ребе и Ребе РАЯЦ

Сегодня мы отмечаем праздник Освобождения Ребе РАЯЦ. Невольно напрашиваются сравнения с другим большим хасидским днем — 19 Кислева, днем, когда Алтер Ребе вышел из тюремного заключения.

В обоих случаях речь идет о чудесном освобождении несправедливо осужденных праведников. Но есть и отличия. Первое, на что обращаешь внимание — сам арест. В истории с Алтер Ребе даже сам арест имел духовную подоплеку. Находясь в заключении, Алтер Ребе удостоился визита своих учителей, Баал-Шем-Това и Магида из Межирич, которые открыли ему тайну происходящего. Оказалось, на Небесах было выдвинуто обвинение против Алтер Ребе за широкое распространение хасидизма. Как мы знаем, происходящее в нашем мире — проекция того, что происходит на Небесах, и Небесный суд обернулся земным — с ложным доносом, арестом и всеми дальнейшими событиями. «Таким образом, обвинение Алтер Ребе в раскрытии хасидизма в высших духовных мирах послужило истинной причиной его ареста здесь, в материальном мире». (см. «Ликутей сихот», том 30).

Арест Ребе РАЯЦ, напротив, проходил по страшному, но вполне привычному для того исторического периода сценарию. Не обязательно нужно было быть лидером российского еврейства, чтобы угодить в тюрьму в годы жестокого поиска «врагов революции».

Чудесное спасение Ребе из лап ГПУ тоже скрывается за казалось бы «естественными» действиями близких ему людей. Давление Запада, ходатайства Е. Пешковой, телеграммы начальству — все это на первый взгляд очень далеко от духовных вопросов.

История сохранила для нас много примеров чудес, происходивших с Алтер Ребе с момента заключения до выхода на свободу (сломанная ось кареты, остановившаяся лодка, визит учителей). В ходе расследования состоялся даже разговор Алтер Ребе с русским императором, который получил возможность лично убедиться в исключительных духовных качествах своего собеседника.

С Ребе РАЯЦ все обстояло по-другому. Речь шла без преувеличения о жизни и смерти. Нечеловеческие условия, жестокое обращение, — все говорило об элементарной борьбе за выживание. Тем не менее, подводя итог этого периода своей жизни, Ребе РАЯЦ обозначил его как начало Освобождения с большой буквы. Не просто выход на свободу по счастливой случайности одного (пусть даже выдающегося) человека, а начало Геулы всего еврейского народа.

Здесь интересно отметить параллели двух историй Освобождения с двумя великими историческими еврейскими праздниками — Ханукой и Пурим.

В истории с Алтер Ребе (как и в дни событий Хануки) угрозе подвергались духовные ценности (в данном случае — существование хасидута ХаБаД). При всех тяготах жизни в Российской Империи на физическое существование евреев никто не посягал. И, как и в дни Хануки, чудо Освобождения носило отчетливый духовный характер. Вмешательство Всевышнего в ход событий — при всем самопожертвовании со стороны Алтер Ребе — видно, как говорится, невооруженным взглядом.

В истории ареста и освобождения Ребе РАЯЦ (как и в дни Пурим) преследования евреев касались самой их жизни. «Непокорившихся» советская власть уничтожала физически. Как и в Пурим опасность и избавление касались всего еврейского народа. И, как и в Пурим, Провидение Всевышнего казалось «скрытым» за цепочкой материальных действий и происшествий.

Более глубоко разницу между двумя хасидскими праздниками можно увидеть в названиях, под которыми они обычно фигурируют в нашем календаре. 19 Кислева — это «Новый год хасидизма». Новый год — это Рош а-Шана, время «пересмотра» Всевышним Своих творений, время суда. Отсюда и «гзера» — возникший в высших мирах вопрос «быть или не быть» хасидизму ХаБаД. Это момент высочайшего духовного напряжения, чтобы заслужить оправдательный приговор. И, как результат, — спуск совершенно новой энергии для продолжения жизни (учителя Алтер Ребе велели ему не только не прекращать начатое, а продолжать с новым и бОльшим размахом).

12 Тамуза так и называется: «Хаг а-Геула». Геула связана с приходом Мошиаха и построением Всевышнему «жилища в нижних мирах». Здесь нет никакой «гзеры», Сверху благоприятный исход предрешен. Но для построения «жилища в нижних мирах» должны быть затронуты самые материальные основы человеческого существования, «родовые схватки» перед приходом Мошиаха ставят человека на пороге выживания, на грани возможностей. В последние минуты перед рассветом тьма галута становится непроницаемой…

Но не только различия видны в двух историях об освобождении. Есть и сходства. Известно, что оба праведника — Алтер Ребе и Ребе РАЯЦ — узнали о своем освобождении, прочитав отрывок из 55 главы книги Псалмов «Избавит душу мою с миром». В год освобождения 12 Тамуза пришлось на третий день недели. Согласно старинному хасидскому обычаю в особые периоды жизни читают Псалмы не только в разбивке на дни месяца, но и на дни недели. Естественно, находясь в ссылке, Ребе РАЯЦ следовал этому обычаю. А 55-я глава Псалмов входит в число текстов, читаемых в третий день недели. «Известно, что кроме простого смысла, что Давид сказал этот отрывок относительно своего освобождения… указывается в нем также избавление нескольких праведников, которые говорили этот отрывок в то время, когда были спасены. И следует отметить, что во всех трех освобождениях наших глав ХаБаДа — освобождении Алтер Ребе 19 Кислева, освобождении Мителер Ребе 10 Кислева и освобождении моего тестя и учителя, ребе, 12 Тамуза — они говорили этот отрывок в день, когда были освобождены» (см. «Маамарим мелукатим», том 5, 19 Кислева 5746).

Слова «Избавит душу мою с миром» стали особо значимыми в ХаБаДе еще с момента первой Геулы — освобождения Алтер Ребе. Они легли в основу известного нигуна, составленного под воздействием этого великого события. Освобождение Ребе РАЯЦ тоже способствовало пополнению сокровищницы хабадских нигуним. Один из близких хасидов шестого Любавичского Ребе, реб Аарон Харитонов из Николаева составил нигун «12-13 Тамуза», отражающий внутреннюю суть этого праздника.

И здесь возникает вопрос. Если Ребе РАЯЦ выходил на свободу, произнося те же слова псалмов, что и Алтер Ребе («Избавит душу мою с миром»), зачем понадобился отдельный нигун, посвященный именно этой Геуле? Ведь нигун «Избавит душу мою с миром» и так уже на тот момент существовал в хабадской практике?

Ответ на этот вопрос заключен в самих нигуним. Нигун «Избавит душу мою с миром» — это прежде всего текст 55-ой главы псалмов. Музыка, безусловно, обладает определенной информацией, но в основном она идет за словесным текстом, «иллюстрирует» его, чутко реагируя на смысловые изменения. В этом нигуне музыка играет не ведущую, а вспомогательную роль, усиливая воздействие идеи, заложенной в отрывке из книги Псалмов: от плавного повествования о чуде, которое сотворил Всевышний, до неудержимой радости человека, полагающегося на Него.

Нигун «12 Тамуза» не содержит слов. Следовательно, его музыка не демонстрирует какую-либо идею, а несет ее в себе, воплощает своими собственными выразительными средствами. (Заметим в скобках: Ребе, глава нашего поколения, отмечает особое преимущество нигуним без слов над нигуним со словами. Словесный текст ограничивает смысл необходимостью пояснения, а нигун без слов не ограничен ничем. Ребе приводит пример: органы тела, хоть и составляют единый организм, — есть между ними границы и разделение. А кровь, «в которой душа», свободна и не ограничена ничем.

Можно к этому добавить, что в любой музыкальной культуре период «зрелости» начинается именно с появлением «чистой музыки», т.е. музыки, способной собственными выразительными средствами, не прибегая к помощи словесного текста, выражать все богатство и разнообразие мыслей и чувств. В еврейской музыкальной практике этот период характеризуется появлением нигуним).

Из сказанного выше сделаем предположение: суть Геулы 12 Тамуза следует искать и «расшифровывать» в музыкальном тексте одноименного нигуна: ведь нигун — это не просто красивая мелодия, написанная «к случаю», наверняка он содержит важную информацию, связанную именно с темой, «объявленной» в названии.

Нигун «12 Тамуза» поражает красотой и проникновенностью мелодии, глубиной выражаемых ею чувств. Но самая яркая особенность, привлекающая внимание прежде всего (а значит — именно здесь «спрятана» главная идея!) — это композиционная структура нигуна. Даже простой неподготовленный слушатель «невооруженным ухом» отчетливо слышит три части, при этом начала каждой части различны, а вот заканчиваются они совершенно одинаково. (Для удобства обозначим тематические фрагменты буквами латинского алфавита, при этом одинаковым фрагментам будет соответствовать одна и та же буква. У нас получится схема: ab-cb-db).

В отличие от элитарной «высокой» музыки («леавдиль»), которая склонна зашифровывать смысл и говорить сложно о простом, нигуним ориентированы на «распространение источников», а значит, стремятся говорить просто о сложном. Нигуним очень «наглядны», музыкальные знаки и выразительные средства — своего рода подсказки, ключ к богатству хасидской мысли. Вот и здесь композиционный прием одинакового завершения разных музыкальных мыслей путем несложных ассоциаций приводит нас к интересным открытиям.

…Итак, вслушаемся в нигун «12 Тамуза» и попробуем представить, на что намекает нам указанный прием…

…Идея: от множества — к Единству. Ведь Геула — ни что иное, как подчинение всего многообразия материального мира Одному Хозяину…

…Любовь к евреям. Все мы на первый взгляд — такие разные, такие самобытные и далекие друг от друга. Но Источник души каждого из нас — Один. Поэтому Алтер Ребе в знаменитой 32 главе «Тании» объясняет, что все евреи братья, и это не просто «красивые слова»: у нас действительно Один Отец! Ну а о связи любви к ближнему с идеей Геулы даже говорить не приходится. Кто не знает причину нашего последнего изгнания и ключ к ее исправлению!

Особенно интересно, что в нигуне «12 Тамуза» идея единства выражена именно таким способом: от разных начал — к общему завершению (чаще в музыке, по крайней мере, европейской, бывает наоборот: музыкальные мысли «разбегаются» из одного интонационного источника в разных направлениях). Эта деталь совершенно неожиданно вызывает ассоциацию с… лулавом (как мы далее увидим — далеко не случайную)!

В аудиолекции «Суть праздника Суккот» рав Ицхак Арад объясняет внутренний аспект этой составляющей заповеди «Арба миним». Лулав — главный среди четырех растений. Благословение на выполнение этой заповеди упоминает именно это растение (мы не говорим «аль нетилат этрог», например). Главный признак кашерности лулава — чтобы разные ветви в вершине сходились в одну точку, лулав с двумя вершинами непригоден для исполнения заповеди (здесь — первая точка соприкосновения лулава и строения рассматриваемого нами нигуна: разные начала и непременно — одно завершение).

Лулав символизирует 6 «мидот» (эмоциональных качеств), и букву «вав» из Имени Всевышнего, гематрия которой — 6. (Ребе РАЯЦ, освобождению которого посвящен нигун, — именно шестой по счету Любавичский Ребе!) «Центральное» качество, вокруг которого сконцентрированы остальные — Йесод (основа). Качество Йесод ассоциируется в хасидизме с праведностью: «Праведник — основа мира», «Праведник как пальма расцветет» (лулав — это и есть пальмовая ветвь). А «праведником» среди наших праотцов обычно называют Йосефа (Йосеф а-цадик). Напомним, имя Ребе РАЯЦ — Йосеф-Ицхак, и о связи его душевных качеств и даже жизненных обстоятельств с биографией праотца-Йосефа немало сказано и написано Ребе שליט"א, главой нашего поколения. Главный смысл лулава — цель, которая объединяет как отдельные моменты жизни одного человека, так и усилия многих людей. Жизнь каждого из нас должна быть подчинена цели, тогда она осмысленна. Для нас такая цель, безусловно, — Геула и приход Мошиаха. Но уже в предыдущем поколении эта цель была обозначена, и Ребе РАЯЦ — тот человек, который подчинил и посвятил ей всю свою жизнь, ради которой он был готов отдать жизнь.

Таким образом мы видим: нигун «12 Тамуза», ассоциирующийся с единством, любовью к ближнему и внутренней сутью заповеди о лулаве, — это не просто песня о свободе. Это визитная карточка Ребе РАЯЦ, выраженный в звуках путь его духовного служения. Нигун не просто дает нам абстрактное представление об этом пути — он содержит все детали, вплоть до смысла имени Ребе и его «порядкового номера» в списке наших учителей и наставников.

Вместо заключения — небольшая история, опять-таки ассоциативно связывающая личность Ребе РАЯЦ и заповедь о лулаве. В праздник Суккот, когда будущий Шестой Любавичский Ребе был еще ребенком, он зашел в суку и, увидев «арба миним», начал играться ими. Его отец, Ребе РАШАБ, забрал растения и в качестве «компенсации» дал мальчику поиграть с колечками, сделанными из листьев лулава (для того, чтобы скреплять мирт, иву и лулав в один «букет»). Но маленький Йосеф-Ицхак все равно расстроился. Еще бы: вместо «взрослых» арба миним ему предложили какие-то колечки! На это ответил ему Ребе РАШАБ: «Не огорчайся! Ведь эти колечки —и есть самое главное, потому что они объединяют четыре растения (четыре типа евреев) в одно целое!»

Время показало, что Ребе РАЯЦ пронес урок отца через всю жизнь.

Опубликовано: 25.06.2010

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter