22 Менахем-Ава 5781 года, суббота недели, гл. Экев

Из горящего куста

11.01.2004 4300 (0)
Из горящего куста
Из горящего куста

В недельной главе Торы «Шмот» рассказывается об изгнании евреев в Египет. Внимательно читая текст, мы находим несколько неясных моментов. Во-первых, какая связь между названием главы «Шмот» («Имена») и ее содержанием — изгнанием? Во-вторых, почему Б-г обрек евреев на 210 лет мучений и рабства в Египте без какой-либо явной на то причины? Конечно же, Б-г мог исполнить то, что хотел, избавив евреев от таких страданий. И, наконец, почему одно из важнейших посланий во всей Торе, что Б-г собирается освободить евреев из рабства, было дано Моше не с пылающей огнем горы, не из океана ослепительного света, а из простого кустарника. Что Повелитель Вселенной делал в таком месте?! И, наконец, в самом конце нашего раздела Моше, следуя указаниям Б-га, убеждает евреев в том, что их рабству настал конец, а он, Моше, выведет их из Египта... и, как результат этого, рабство усиливается еще более... Как же все это понимать?

Ответить на заданные вопросы поможет следующая история.

Шломо и Мендель были друзьями с детства. Вместе они ходили в хедер и йешиву, вместе открыли бизнес, а теперь совместно достигли в нем удачи. Теперь они стали миллионерами даже «по российским стандартам». Их успех был головокружительным. Пять лет назад, целыми днями изучая Талмуд, они сидели в йешиве. Их мир был ограничен рамками еврейского квартала Минска. Нынче же, они были предпринимателями международного масштаба.

Друзья были настолько заняты заработком денег, что у обоих еще не было семьи. На то, чтобы обзавестись ею, требовалось время, которого вечно не хватало. Дополнительную сложность создавало то, что они, по-прежнему, оставались религиозными евреями. Но мере того, как они поднимались к богатству, друзья отдалялись не только от своего материально-необеспеченного прошлого, но и от своего еврейства. Путешествия «открыли им глаза». Черно-белые страницы Торы не могли сравниться с разноцветными пейзажами и свободным стилем жизни Берлина, Парижа или Вены.

Но самое главное — что сегодня, отправляясь в своей повозке в Минск для совершения важной сделки, они были счастливы и двигались вперед. Сегодня они хорошо провели время, погода была чудесной, настроение — соответствующе приподнятое.

Когда солнце стало заходить, а в те дни, почти 200 лет назад, путешествовать ночью было невозможно, Шломо и Мендель остановились в попавшейся на их пути деревне, и сняли номер в гостинице, чтобы поесть и хорошо выспаться. Маленькая столовая была пуста, но вскоре рослый дружелюбный старик, хозяин гостиницы, с улыбкой приветствовал их, проводил к столу и поинтересовался, что бы они хотели заказать на ужин.

Когда они попросили меню, хозяин пристально посмотрел на них и вежливо спросил:

— Извините, господа, но разве вы не евреи?

В ответ друзья улыбнулись, удивленно переглянулись и ответили:

— Мы, действительно, евреи. Но, помилуйте, какая вам разница?

— Я могу принести вам кошерную еду, — ответил хозяин. — Вы ведь так ее называете: «кошер»? Так я могу вам ее раздобыть, только это займет немного больше времени, может, полчаса. Желаете подождать?

Шломо и Мендель снова переглянулись, с облегчением вздохнули и дружно улыбнулись, как бы говоря: «Послушай, приятель! Не делай из мухи слона».

— Что вы, что вы. Принесите нам просто хорошего мяса и вина. О цене не беспокойтесь. Несите лучшее, что у вас есть.

— Отлично... — промолвил хозяин гостиницы. — «Айн минут». Сейчас вернусь и принесу вино. Приготовление мяса займет немного времени.

Старик вышел из комнаты, а наши бизнесмены уютно расположились в креслах и, обсуждая дела, закурили по сигаре.

Неожиданно дверь распахнулась, и с лицом красным, как свекла, сверкая налившимися кровью глазами, словно дикий зверь, ворвался хозяин. Рукава его были засучены, обнажая мускулистые руки, а в поднятой руке он держал... огромный, острый, как бритва, топор.

— Вы умрете! — завопил он. Вы оба — покойники!! Я разбойник и убийца, и кого-нибудь вроде вас, жирные жиды, я как раз и поджидал!! Руки на стол и не двигаться! Вот так. Одно движение и!.. — он угрожающе поднял топор, чтобы в любой момент быть готовым ударить.

— Нет!!! О нет!! — закричали «постояльцы», не отрывая рук от стола и окаменев от страха. — Нет!!! Пожалуйста! Б-же, Нет!!

— Ха! — сказал хозяин гостиницы. — Вы, евреи, я слышал, очень любите молиться, да? Если хотите помолиться, я дам вам еще несколько минут. Вставайте! Руки за голову!

Сын хозяина обыскал обоих и втолкнул их в маленькую спальню на первом этаже.

— Даю вам пять минут. Окно забито. В шкафах ничего полезного для вас нет, так что не думайте, что сможете спастись...

Как только дверь комнаты закрылась, оба мужчины рухнули на пол и стали, рыдая, молить Б-га о прощении. Чем могли им теперь помочь деньги? Какую ценность имели пьесы и оперетки, которые они посещали? Каждая минута, потраченная на эту ерунду, будто возвращалась, иглами выжигала клеймо на их сердцах. Все, чего они хотели — очистить свои грешные души перед ужасным концом. Шломо и Мендель вспоминали слова молитвы, они молились, буквально изливая свои души Б-гу.

Через пять минут дверь медленно отворилась и перед ними, с добродушной улыбкой на лице, предстал... хозяин гостиницы. Топора в руках у него уже не было, более того, он даже наклонился, чтобы помочь им встать.

— Да не собирался я никого убивать, — произнес он смущенно. — Да простит меня Г-сподь. Я не убийца и даже не вор. Извините, что напугал вас, но мне пришлось так поступить.

Хозяин помог им отряхнуться. Что это было? Чудо? Сон?

— Позвольте мне все объяснить. Идите сюда, сядьте за стол. Я расскажу одну историю. — Хозяин проводил их к столу, сел напротив и продолжал:

— Почти двадцать лет назад, в середине зимы, где-то в конце войны с Наполеоном, в моей гостинице остановилась группа евреев. — Евреев тридцать на повозках. Это были настоящие евреи, не такие как вы, — верующие, при бородах. Они сказали, что в одной из повозок лежит их Ребе. Он был болен и нуждался в ночлеге. Все в деревне ненавидели евреев, я тоже не хотел пускать, но вышел и взглянул на больного.

— Надо сказать, что я в жизни не видел никого более чистого и святого. Я почувствовал себя ребенком, чуть не расплакался... Я сказал, что дам место Ребе, если он пообещает мне три вещи. Во-первых, что моего старшего сына не заберут в армию. Во-вторых, что я проживу долгую и здоровую жизнь. А в третьих, что моя гостиница будет процветать.

— Все полученные мной обещания исполнились. Здоровый, как бык, сын был вышвырнут из кабинета призывной комиссии, едва переступив порог. Мне уже за восемьдесят, а я никогда не болел, и гостиница моя процветает.

— Так или иначе, обещания я получил. Я впустил святого. Вскоре он скончался и был похоронен поблизости в городе Гадяч. Перед смертью же он просил меня, что, если когда-нибудь ко мне придут два еврея и откажутся есть кошерную пищу, я должен буду напугать их и даже угрожать смертью, но не причинить им зла. С тех пор вы первые евреи, которые явились ко мне в дом и отказались от кошерного.

Шломо и Мендель были настолько потрясены услышанной историей, что отправились в Гадяч и выяснили, что святым, умершим в гостинице, где они останавливались, был рабби Шнеур-Залман из Ляд, автор «Тании» и основатель хасидизма Хабад. Друзья молились и плакали на его могиле, а затем отправились в Любавичи к преемнику Алтер Ребе — рабби Цемах-Цедеку и полностью вернулись к еврейству.

Основной смысл истории, приведенной выше, в том, что для того, чтобы еврейство смогло, действительно, физически повлиять на них, героям рассказа пришлось страдать, сделаться покорными и обратиться к Ребе...

Вот почему наша глава называется «Шмот» — «Имена»! Имя делает то же самое. Оно пробуждает душу человека: лежащий без чувств, приходит в себя, когда слышит собственное имя. Имя объединяет его с внешним миром, ведь имя существует только для того, чтобы другие могли к нему обратиться.

Пока не была получена Тора, Иудаизм был, преимущественно, духовным делом. Не существовало другой, кроме обрезания, заповеди, связанной с материальностью.

Египетское изгнание должно было пробудить евреев, подобно «имени», подобно страху и унижению в нашей истории о двух бизнесменах. Пробудить, чтобы научить смирению, связать их с Моше и подготовить к получению Торы, с целью превращения этого мира в Б-жественное место. В этом предназначение евреев и тема главы и книги в целом. Вот почему, стоя у горящего куста, Моше спросил у Б-га Его Имя. Задачей Моше было показать евреям, как соединить скрытое с раскрытым. Вот почему Б-г раскрылся именно в огненном кусте.

Моше собирался принять на себя руководство народом. Наверняка ему предстояли трудности, расхождения во мнениях, даже борьба за власть, и Моше мог поддаться искушению поддержать могущественных, популярных, изучающих Тору. Б-г указал ему, что подлинный огонь Иудаизма и святости находится в простых и скромных людях, в тех, кто подобно не имеющему плодов кусту, не являются гениальными, популярными, могущественными... все, что у них есть — это Всевышний.

Но последний, самый трудный вопрос: почему Всевышний не освободил евреев сразу, как только Моше объявил, что для этого настало время? На самом деле, этот вопрос я задаю себе по несколько раз в день. Ведь уже более десяти лет назад Любавичский Ребе שליט"א сказал, что Мошиах пришел, и Освобождение начинается!

Почему Всевышний не освободит нас немедленно, почему еврейский народ и остальной мир должны страдать?!! Нам нужен Мошиах сейчас!

Поддержите сайт www.moshiach.ru
Читайте еще на эту тему:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter